Стратегии и технологии

Недооценённый флот России. Роль ВМФ в войнах континентальной Империи.

16 Декабря 2017
Распечатать
Борьба ВМФ и Сухопутных войск (а позже авиации и других видов ВС и родов войск) за бюджетные средства явление очень старое и свойственное не только России (а в прошлом СССР), но в нашем обществе она происходит в особо острой форме.
Две взаимоисключающих позиции, а именно то, что флот крайне нужен для нашей страны, и то, что он бесполезен и только отбирает ресурсы у других видов ВС, традиционно имеют сильную поддержку как в рядах широкой общественности, так и во властных кругах, где принимаются стратегически важные решения.
Произошедший совсем недавно секвестр Госпрограммы вооружений 2018-2025, в котором максимально были подвергнуты сокращению расходы именно на флот, не вызвал, как ни странно, серьёзной общественной дискуссии о том, правильно ли это.
Однако ранее такие дискуссии имели место, и результаты некоторых из них были оформлены в значительные по влиянию документы. В качестве примера именно такого документа можно привести доклад Центра анализа стратегий и технологий, опубликованный не столь далёком пока 2015-м году. Доклад называется "Государственные программы вооружений Российской Федерации.Проблемы исполнения и потенциал оптимизации", и находится в открытом доступе. Возглавляет Центр АСТ член РСМД Руслан Пухов.
Если говорить о претензиях Центра АСТ к ВМФ, то это якобы исторически подтверждённая бесполезность флота. Вкратце - Россия вкладывалась во флот, забирая огромные деньги у армии, а воевала только армия, за последние 200 лет флот ни разу ничего полезного для страны не сделал, только прожигал ресурсы, которые надо было пустить на армию и, позже, авиацию.
Поэтому надо отказаться от океанских кораблей, списать крейсера проекта 1144, включая "Петра Великого", сократить МСЯС до 6 ПЛАРБ, и т.д.
Возможно ли, что этот доклад повлиял на приоритеты новой гос.программы?
Возможно, что и да. Скажем прямо, расходование государственных денег на ВМФ в прошлые годы не всегда было рациональным С другой стороны, утверждения о бесполезности ВМФ в прошлом во-первых неверны, а во-вторых, способны привести к колоссальному ущербу обороноспособности страны.
Старый доклад Центра АСТ только верхушка гигантского айсберга антифлотских настроений. И нет никаких оснований считать, что они не усилят своё влияние на государственную политику в области военного строительства.
Но оправданы ли такие настроения?
Россия - континентальная держава. Но это не значит, что ей не нужны военно-морские силы. Исторический опыт, в том числе негативный, говорит о совсем другом. Уроки истории важны и ценны, однако им нужно правильное понимание.
В XVIII веке роль флота в развитии страны неоспорима. Вторая попытка захватить Азов не была бы успешной без военных кораблей. Заметим, что постановление Боярской Думы со словами "морским судам быть...", имело место именно после осмысления роли кораблей в боях за Азов. Выиграть войну со Швецией без флота с таким "счётом", как это было сделано в реальности, было бы невозможно.
Но самым классическим примером роли флота в истории России является война со Швецией 1788-1790 годов. В этой войне Россия победила чисто благодаря морской силе, в результате чего шведские требования вернуть ранее отторгнутые Россией земли, вернуть Турции Крым и сдаться ей, превратились в небольшую взятку Густаву III и ограниченную в объёмах беспошлинную закупку шведами русских товаров.
Расчёт шведов на то, что одновременно ведущаяся война с Турцией не даст России победить в войне на два фронта, обошёлся в итоге огромными боевыми потерями шведского флота и позорным поражением.
Заметим, что бои на суше шведы выиграли.
Фактически, без флота Россия осталась бы запертой на суше и вряд ли получила бы возможность относительно свободно вести морскую торговлю, которая очень существенно стимулировала развитие страны и в XVIII веке, и после.
Да, в следующие после этого столетия 200 лет флоту не довелось добиться таких же блестящих побед, которые он одерживал в XVII веке. Война с Англией в начале XIX была проиграна, но кто в те годы не проигрывал на море англичанам? Зато в 1806-1812 и 1828-1829 годах Россия выиграла две войны с Турцией, и флот сыграл в этих победах достаточно важную роль (вспомним хотя бы Наварин), последующая силовая дипломатия России была также очень успешной, и в 1833 году Россия получила и право свободного прохода через Босфор и Дарданеллы, и право блокады доступа в Чёрное море для иностранных кораблей.
Да и в Крымской войне сначала был Синоп.
Является ли поражение в Крымской войне доказательством того, что вложения в создание российского флота были напрасными? Центр АСТ отстаивает именно эту позицию, но она противоречит элементарной логике.
Черноморский флот не смог противостоять англо-французам и был блокирован и затоплен. Почему? Потому, что англо-французы были сильнее.
То есть, Черноморский флот России оказался недостаточно сильным для того, чтобы бороться с противником. "Недостаточно сильным" тут ключевые слова. То есть Россия вложила в подготовку к этой войне недостаточное количество средств.
Оставим в стороне вопрос, возможно ли было в принципе обойти Англию и Францию в военно-морском развитии, равно как и то, могла ли вообще неразвитая в промышленном отношении Россия противостоять двум самым сильным мировым державам того времени, и их союзникам. Аналогично, политический анализ того, как вообще Россия оказалась в таком безнадёжном положении явно должен остаться за рамками этой статьи.
Факт в том, что без вложений во флот итог войны был бы ещё печальнее, ведь сожжённые в Синопской бухте корабли тоже появились бы у берегов Крыма.
Вложения во флот перед Крымской войной оказались не "лишними", они оказались недостаточными, а это совсем не одно и тоже.
Похожим примером является Русско-Японская война.
Что случилось бы, если бы эскадра Рожественского обошла Японию с востока? Группировка кораблей во Владивостоке была бы существенно усилена, появилась бы возможность вести войну на японских коммуникациях, или вступить в бой с японским флотом в каких-то более выгодных условиях.
Всё это могло привести к капитуляции Японии, которая в конце войны стояла на грани экономического краха. А если бы Рожественский выиграл бой при Цусиме? Япония проиграла бы войну, и это абсолютно очевидно.
Конечно, в том состоянии, в каком был российский флот, с теми командирами, которые им командовали, с теми порядками, которые на нём царили победить было невозможно. Да и обойти Японию с востока тоже.
Флот был слишком слаб во всех смыслах этого слова. Вложения сил и ресурсов во флот опять оказались недостаточными. И в части кораблестроения, и в части кадров, подготовки - во всём.
Но надо понимать, что в противном случае, факт наличия флота позволил бы выиграть войну, не посылая в бой сотни тысяч солдат и не дотянув до политической катастрофы в тылу.
Таким образом, русско-японская война является иллюстрацией последствий недостаточного развития флота, а не того, что он не нужен. Случись флоту не существовать в 1904 году, японцы решили бы свои задачи ещё проще, чем это было в реальности. Стоит заметить, что "морской державой", с которой России якобы априори нельзя связываться, Япония тогда не являлась, она ей стала именно по результатам Цусимского сражения.
Примеры деятельности флота в ходе обеих мировых войн ещё более показательны.
Российский флот всерьёз сражался в Первой Мировой войне на двух театрах - на Чёрном море против немецкой эскадры и Турции, и на Балтике против Германии.
Последовательность действий на Чёрном море и последствия неудач российского флота известны - немецкие крейсера "Гебен" и "Бреслау" подвергли бомбардировке Севастополь, а вступившая в войну на стороне Центральных держав Турция перекрыла проливы для российской морской торговли.
На момент начала войны Россия не имела на море возможностей хоть как-то помешать немцам. Результатом, помимо жертв в Севастополе, стал полный крах внешней торговли. Россия потеряла возможность получать по морю военные припасы, что собственно, и стало одной из причин "истекания кровью" сухопутной армии.
Очевидным образом факт неспособности слабого русского флота противостоять противостоять противнику на море, не есть доказательство ненужности флота вообще.
Простейший анализ сложившейся на море в 1914 году ситуации показывает, что без сил Черноморского флота обстановка для России оказалась бы ещё хуже. Тем более, что позже, когда на Чёрном море появились два более-менее современных русских дредноута, немецкие крейсера были немедленно нейтрализованы, а флот смог поддержать действия армии против Турции.
Заметим, что сил взять штурмом проливы у русского флота самостоятельно опять не хватило. Флот опять оказался слишком слабым, в его подготовку опять оказались вложены недостаточные ресурсы.
Более того, на Чёрном море уже в 1915 году сложилась ситуация, когда уже армия отбирала на себя у флота нужные для победы ресурсы. Если бы Россия смогла снять с сухопутных фронтов более-менее существенные по численности войска, а флот смог бы мобилизовать достаточное количество транспортных плавсредств, то в момент наивысшего напряжения сил союзников на Галлиполийском полуострове, можно было бы высадиться в проливах с северной стороны. Это могло бы повлечь за собой выход Турции из войны, возобновление снабжения русской армии по южному маршруту, высвобождение боеспособных войск с Кавказа для западного фронта и, как общее следствие - перелом в войне ещё в 1915 году.
Малые по численности на фоне армии морские силы, ударив точно в цель, могли бы изменить весь ход гигантской войны на суше.
Таким образом, в реальности опять имела место недооценка роли как флота в целом, так и важности черноморского театра военных действий в частности, имевшие фатальные для Империи последствия.
Ни о какой ненужности флота на Чёрном море речь в принципе идти не может, наоборот, пассивность и слабость Черноморского флота стала в итоге одной из главных причин краха дома Романовых, а единственный урок, который можно извлечь из боёв на Чёрном море - о том, что пренебрежение как развитием флота, так и его использованием имеет фатальные последствия.
Что до Балтийского театра военных действий, то можно сколько угодно утверждать, что он был второстепенным, но простая логика опять подсказывает нам, что без русских военных кораблей на Балтике первая бомбардировка Петербурга могла бы быть проведена ещё в 1915, по крайней мере, немцы начали планирование прорыва в Финский залив примерно тогда, да и десантные операции против уязвимых мест на фронте исключать было бы нельзя.
Но малыми силами немцам было не пробиться, и именно из-за наличия русского флота, а более-менее большие силы не дали бы ввести в бой англичане.
Собрать значительную по численности военно-морскую группировку, которая могла бы вести против России наступательные действия на Балтике, немцы смогли только когда для них уже было слишком поздно.
Таким образом, и в Крымской войне, и в Русско-японской войне, и в Первой Мировой войне тяжёлые потери и поражения России отчасти непосредственно проистекали из слабости её флота, из неспособности морского командования спланировать и исполнить активные наступательные операции на море - даже тогда, когда для этого были силы, и из неспособности Верховного командования оценить важность ведения операций на море.
Таковы факты, и никакая попытка интерпретировать их как-то иначе не выдержит детального разбора.
Великая Отечественная война стоит особняком в ряду примеров.
Во-первых, она была выиграна.
Во-вторых, если исследователи прошлых войн России связывают их исход с флотом хотя бы как-то , то применительно к Великой Отечественной войне большинство исследователей просто не замечают роль ВМФ, как будто он был незначительной величиной.
И действительно, все помнят 5-ю гвардейскую танковую армию, но кто помнит 12-ю бригаду морской пехоты?
Тем не менее, в реальности нет ничего более далёкого от истины, чем незначительность вклада ВМФ в победу.
Так как Великая Отечественная война является последней из больших "горячих" войн за передел мира, и по времени является самой "ближайшей" к нам, стоит разобрать роль ВМФ в ней подробнее.
На самом деле, стратегию Сталина можно и нужно критиковать.
Одновременные вложения в новые корабли и безграмотная дипломатия, ускорившая войну с Германией, вкупе с грандиозными ошибками в обороне на земле действительно имели место. Ресурсы, направленные на реализацию кораблестроительной программы 1938-1942 годов действительно были истрачены впустую.
Однако, обличая эти ошибки, стоит дать действиям ВМФ в войне правильную оценку. Для того, чтобы роль ВМФ в войне стала ясна, стоит разобрать действия каждого флота отдельно.
Итак, Черноморский флот.
26 июня 1941 года ВМФ осуществил нападение на Румынию - набег на Констанцу. Вне зависимости от того, к каким реально потерям для противника это привело, и какой ценой было достигнуто, набег показал румынам, что их четырём эсминцам, трём миноносцам и одной подлодке лучше оставаться в портах. Примерно тоже самое поняли болгары.
Первой операцией флота, имевшей для противника серьёзные оперативные последствия была эвакуация Приморской армии из Одессы. Флот перебросил армию в Крым с минимальными потерями, это позволило организовать в Крыму долговременную оборону, что, в свою очередь оттянуло в Крым немецкую 11-ю армию и надолго её там задержало.
Керченско-Феодосийская десантная операция, в свою очередь, привела к тому, что бои за Крым длились очень долго, и всё это время 11-я армия немцев была прикована к Крыму. Заметим здесь, что при более грамотном командовании войсками на земле, Крым вполне мог бы в её результате быть освобождён, то есть в данном случае речь шла о стратегических результатах морской десантной операции. Не вина флота в том, что у армии потом не получилось.
Возможна ли была бы Керченско-Феодосийская десантная операция без доминирующего в море советского ВМФ? Нет.
А эвакуация Одессы и переброска целой армии в Крым? Нет.
Её некому было бы планировать, а румынские эсминцы и миноносцы могли бы атаковать транспортные суда в море и наводить на них авиацию.
А оборона Севастополя? Тоже нет, именно ВМФ снабжал отрезанный от своих войск гарнизон.
А уже отсутствие этих трёх факторов привело бы к тому, что 11-я армия закончила бы захват Крыма примерно к концу ноября 1941 года, и, с началом декабря, была бы введена в бой в ходе битвы за Ростов.
Если предположить такое же построение советских войск, какое имело место в реальности, то, скорее всего, 37-я советская армия получила бы удар во фланг и тыл от 11-й немецкой армии, а бои в целом закончились бы тем, что Ростов остался бы за немцами, а восточнее его немцы образовали бы большой плацдарм.
Последнее, в свою очередь, ускоряло немецкое наступление а Кавказ в 1942-м году, и, с учётом того, сколько немецких солдат в этом случае не погибло бы в Крыму, ещё и привело бы к потере Туапсе, и серьёзному продвижению Вермахта на побережье Чёрного моря в сторону Турции.
С другой стороны, 11-я армия могла бы быть переброшена под Москву, и превратить советское контрнаступление во встречное сражение.
Или она могла бы быть переброшена под Ленинград, и провести операцию по его захвату, и вместо "Крымского щита" у немцев был бы "Ленинградский щит".
Победа немцев под Ленинградом кардинально изменила бы ход войны в негативную для СССР сторону.
Более того, как известно, в пиковый момент немецкого наступления на Кавказ в 1942-м году, Турция развернула вдоль гос.границы СССР армию, численностью примерно в 1 000 000 человек. То, что Турция изучала вопрос вступления в войну на стороне Германии, сегодня известно. Но в реальности, ход боёв убедил турок, что Германия не победит.
А если бы сочетание дополнительной общевойсковой армии немцев и меньшего расстояния до Кавказа убедил бы турок в обратном? Удар миллионной армии, пусть и слаборазвитой, РККА сдерживать было нечем, особенно с учётом того, что он был бы направлен в тыл обороняющимся войскам. Кавказ в этом случае был бы потерян, были бы потеряны сотни тысяч солдат, и бесчисленное количество техники и снаряжения, была бы потеряна нефть, был бы потерян канал военных поставок по ленд-лизу. Мобилизационные резервы мусульманского населения Северного Кавказа немедленно бы были использованы мусульманской Турцией, для которой все эти события означали бы прекрасную возможность исторического реванша.
Это была бы катастрофа. Современные отечественные историки существенно снижают роль англо-американской помощи, но в настоящее время её гигантские масштабы уже не скрыть. Остаться в 1942 году без массы грузовиков, половины алюминия, половины авиабензина, истребителей, способных противостоять немецким истребителям Bf.109, и всего того, что поступало в СССР от союзников нанесло бы советской экономике и армии удар, сравнимый с потерей нефти.
Вступление турок в войну означало ещё миллион вражеских солдат на фронте, который и так держался из последних сил.
Фактически, эвакуация Одессы, снабжение Крыма по морю и Керченско-Феодосийская десантная операция предотвратили именно такие сценарии для Советского Союза. А реализация этих сценариев вполне могла бы повлечь за собой ни много, ни мало, поражение СССР в войне.
Но и потом флот продолжал оказывать влияние на ход войсковых операций. Так, освобождение Новороссийска и Таманского полуострова без морских десантов превратилось бы для Красной Армии в Верден. Даже после того, как крупные надводные корабли были выведены из войны, флот продолжал оказывать влияние на обстановку. Без кадров и ресурсов ВМФ невозможна была бы Керченско-Эльтигенская десантная операция. А без неё Красной Армии, атакующей с континента, пришлось бы иметь дело с несколькими лишними немецкими дивизиями и наступать на них строго в виде лобового штурма глубоко эшелонированной обороны на узких перешейках и с одного очень узкого плацдарма. Потери были бы в разы выше, темпы наступления в разы ниже.
В целом флот перевёз за годы войны 2 миллиона человек и 8 миллионов тонн грузов, что также не могло не иметь влияния на боевые действия.
Да, в целом, флот проявил себя плохо.
Не удалось пресечь немецкие коммуникации, не удалось решить проблему немецкой авиации, в итоге загнавшей надводные силы в порты. Но и сделанного хватило для вышеописанного стратегического эффекта.
Почему флот не смог полностью реализовать своё численное превосходство?
По трём причинам.
Во-первых, низкая подготовка штабов и командиров - в значительной части случаев флотские командиры проявляли просто вопиющую некомпетентность, иногда она проявлялась ими в течение длительного времени. Так, например, толком не было налажена корабельная ПВО.
Во-вторых, немецкая авиация, сила которой фактически загнала надводные корабли в безопасные гавани до самого конца войны на Чёрном море. Тут можно попенять на слабую морскую авиацию, на то, что не было должным образом организовано взаимодействие между ВВС РККА и ВВС флота, но на самом деле причина в том, что противник был банально сильнее. Немцы были лучше подготовлены, они были опытнее, у них были лучшие самолёты и в критические для себя моменты они умели обеспечить численное превосходство в небе, забирая самолёты с других участков воюющего фронта и отправляя их туда, где они важнее. Мы просто столкнулись с превосходящим противником.
В-третьих - опять своё слово сказала слабость ВМФ. Наличие у флота дальних истребителей, которые можно было получить по ленд-лизу, или пары лёгких авианосцев, самолёты для которых опять же можно было бы получить по ленд-лизу, сделало бы крупные надводные корабли значительно менее уязвимыми, позволило бы вести войну на коммуникациях, и обеспечить артиллерийской поддержкой высадку войск в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции.
Самолётам при этом нужно было бы просто срывать атаки немецких бомбардировщиков на корабли - задача, не выглядящая невыполнимой. Потери же в самолётах помогли бы восполнить американцы.
Но этих сил у флота не было.
Вместо переделки крейсеров "Светлана" в авианесущие корабли, как этого хотели некоторые командиры ВМФ в начале 30-х, СССР произвёл 24000 танков, 20000 из которых были потеряны уже к ноябрю 1941-го, причём далеко не всегда от огня противника.
Таким образом, в развитие флота опять были вложены недостаточные ресурсы. И это опять привело к потерям в сухопутных войсках и утрате территорий.
Заметим, что изначально эта пара лёгких авианосцев предусматривалась судостроительной программой 1938-1942 годов, но потом они были перенесены на следующий период.
Резюмируя итоги деятельности Черноморского флота, можно сказать, что с одной стороны, его действия имели для страны стратегический эффект, а гипотетическое уничтожение флота в базах в начале войны, или же ситуация при которой его вообще нет, могла бы привести СССР к поражению в войне, через цепочку взаимоувязанных факторов, реализоваться которым не дала именно деятельность Черноморского флота. Также флот очень серьёзно облегчил работу армии за счёт тактических и оперативных морских десантов, значительно ускоривших темпы продвижения армии и снизивших её потери.
Менее значимую, но тоже важную роль сыграл Балтийский флот.
На первый взгляд все эти обороны военно-морских баз, разовые воздушные рейды морской авиации на Берлин, эвакуации людей и кораблей не рассматривают всерьёз, хотя нельзя не признать, что обороняя свои базы, флот задерживал марш немцев на Ленинград.
Нельзя не признать также, что самым "стреляющим" линкором всей Второй Мировой войны был "Марат", и потери, которые он причинил немцам за войну сделали бы честь какому-нибудь стрелковому корпусу. Но вообще в осмыслении роли Балтфлота важно другое.
Наличие Балтийского флота парализовало любую наступательную деятельность немцев на море. Стоит помнить, что немцы вообще-то говоря, умели высаживать морские десанты, то же вторжение в Норвегию было ими начато именно в виде броска через море. Опыт воздушных десантов в ходе наступления в Бельгии и Голландии и захвата Крита они тоже накопили немалый. Если бы Советский Союз не имел боеспособного флота на Балтике, для Германии вполне возможно было бы провести там что-то наподобие "Морского Льва", где-то в тылу откатывающихся под ударами Группы армий "Север" советских войск. В такой ситуации Ленинград вполне мог бы быть захвачен, и потом наступление на Москву немцы вели бы с двух направлений, а не с одного. И опять речь идёт о потенциальном поражении в войне в целом.
Также не стоит забывать, что Ладожская флотилия, снабжавшая Ленинград, и Онежская флотилия, ставшая главным инструментом речной войны на северо-западе СССР формировались силами ВМФ и укомплектовывались военно-морскими кадрами.
Немцы же вынуждены были вести на Балтике оборонительную по сути войну, тратить на неё материальные ресурсы и человеческие жизни. Вместо лёгкого вторжения в незащищённые тылы они занимались прорывами с воздуха к надводным кораблям под шквальным зенитным огнём, и пытались заблокировать флот в финском заливе.
Получилось у них это только в 1943-м году, но даже после этого флот продолжал оказывать влияние на ход боевых действий на суше.
Во-первых, огонь по немцам с моря не стихал никогда. И мощь его иногда была достаточна для того, чтобы немецкая пехота не могла подняться в атаку.
Вторым важным фактором были воинские перевозки. Как известно, критически важную роль в операции по деблокаде Ленинграда сыграла атака 2-й ударной армии с Ораниенбаумского плацдарма. Без этого прорыв войск на других участках наступления превратился бы в лобовую атаку мощнейшей линии обороны, превращённой в танконедоступную местность. Немцев пришлось бы выдавливать с занимаемых ими позиций, а не уничтожать решительным наступлением в глубину обороны. Но атака с Ораниенбаумского плацдарма поставила немцев в ситуации наличия у них нескомпенсированной слабости и в итоге привела к быстрому поражению. Не стоит забывать, что по ориентировочным оценкам РККА в этом наступлении потеряла примерно в три-четыре раза больше людей, чем пойманные врасплох немцы. Можно только догадываться какими были бы потери при фронтальной атаке с одного направления. При этом сам плацдарм был удержан благодаря огню с моря, вывоз с него излишних для обороны войск выполнял флот, равно как и доставку 2-й ударной армии на плацдарм. Допустим, перевозки можно было бы попробовать выполнить каботажными судами, но как организовать артиллерийский огонь с моря?
Это сделал флот и его заслуга в спасении Ленинграда неоспорима.
Стоит также помнить, что к моменту выхода частей РККА к Пиллау (сейчас Балтийск), состояние кораблей Балтийского флота уже не позволяло вести огонь с моря в интересах наземных войск, равно как и обеспечивать охрану берега, и немцы немедленно воспользовались этим, начав регулярные обстрелы советских частей. То, что войска болезненно восприняли эту перемену - достаточно известный факт, и он очень хорошо показывает важность ВМФ для наземных войск в предшествующий период.
Завершим обзор роли Балтфлота одномоментным уничтожением будущих членов экипажей для 18-20 океанских подводных лодок на "Вильгельме Густлове". Как бы мы ни оценивали потопление этого корабля, нельзя отрицать факт наличия на нём 918 курсантов-подводников, которыми можно было укомплектовать пару десятков экипажей для подводных лодок. Или полк немецкой морской пехоты.
Третьим сражающимся флотом был Северный.
Это был самый слабый с точки зрения корабельного состава флот. На начало войны в нём было 7 эсминцев, 15 подводных лодок, 2 торпедных катера, и 7 сторожевых кораблей. В авиации флота было 116 самолётов.
С самого первого дня войны флот активно включился в оборону Заполярья. Уже 6 июля 1941 года флот провёл десантную операцию в губе Западной Лицы. Результатом операции был срыв немецкого наступления на Мурманск. Есть ли в активе у армии действия одной бригады, остановившие стратегическое наступление противника?
Следующий десант в том же районе в 1942-м году понёс огромные потери и был эвакуирован, но виноваты в это были не флот и не морская пехота - основная наступательная операция 14-й армии на суше сорвалась, и десант в принципе не мог бы выполнить стоявшую перед ним задачу.
Флот и морская пехота провели в 1943 году спецоперацию по уничтожению укреплённого немецкого аванпоста на мысе Пушкуев, обезопасив доставку ленд-лизовских грузов в Мурманск.
Всего же флот провёл 7 десантных операций, из которых только одна, уже упомянутая, закончилась поражением, при этом флот эвакуировал выживших бойцов и раненых. Две из успешных десантных операций имели оперативное значение. За годы войны флот уничтожил 400 транспортов общим тоннажем около одного миллиона тонн, и около 200 боевых кораблей противника, сбил 1300 самолётов, существенно облегчил положение армии в оборонительных операциях, и оказал крайне эффективную поддержку наступательным, высаживая морские десанты. Количество уничтоженных военнослужащими флота солдат и офицеров противника измеряется десятками тысяч.
Но самой главной заслугой флота была проводка союзных конвоев. Флот провёл в общей сложности 76 союзных конвоев с военным грузами для народного хозяйства и Вооружённых сил, в состав которых входило в общей сложности 1463 грузовых корабля, а также обеспечил безопасную проводку по северному морскому пути 1548 советских конвоев разных масштабов. Эти поставки внесли огромный вклад в победу над Германией. Из всех маршрутов поставок, северные конвои доставили 36% всех союзнических грузов, при этом в некоторые годы доля конвоев в общих поставках доходила до 61%. И в этом огромную роль сыграл Северный Флот.
Советские эсминцы, например, вели совместные с английскими кораблями бои с немецким флотом, и выходили победителями. Стоит упомянуть, что все боевые задачи флоту приходилось выполнять в условиях, когда морские группировки противника имели и количественное, и качественное превосходство в кораблях. Было у немцев превосходство и в авиации. Но ничего из этого им не помогло.
В ходе войны англичане и американцы поставили Северному флоту огромное количество боевых самолётов и кораблей, и к концу войны его численность и боевая мощь значительно выросли, но первые масштабные победы были флотом достигнуты без иностранной помощи. Одним из косвенных последствий наличия у СССР флота на севере, было то, что немцы ни разу не попытались высадить более-менее значительный десант в советском Заполярье, хотя наступавшие из Норвегии немецкие войска имели опыт таких десантов.
Смоделировать то, как бы пошла Великая Отечественная война без ВМФ, если бы вместо флота, хотя бы такого же слабого, какой СССР имел, были бы какие-нибудь силы береговой обороны, способные только на патрулирование, достаточно легко.
Полный перечень возможных последствий в виде потери Кавказа и кавказской нефти, вступления в войну Турции, потери Ленинграда, и перерезания северного и южного маршрутов ленд-лиза, потери войск в утраченных регионах, лобовые атаки в стиле Первой мировой там, где всё решилось десантом с моря, совокупно могли бы привести к победе Германии и её союзников.
Оценивая роль Тихоокеанского флота стоит упомянуть о десанте на Курильские острова. Мало кто задумывается, но СССР по результатам Великой Отечественной войны уменьшился в размерах - пришлось отдавать обратно полякам земли на западе страны, граница, за исключением Восточной Пруссии сдвинулась на восток относительно границы на 22 июня 1941 года. А вот на востоке страны удалось заполучить стратегически важные территории.
Разгром Квантунской армии, конечно, впечатляет.
Но тот факт, что на Курилах нет американских военных баз радует намного сильнее.
Кратко подытожим.
В ходе Крымской, Русско-Японской и Первой Мировой войн, русский флот раз за разом оказывался слишком слабым. У него не хватало кораблей, современной техники, командиров, подготовки, баз. Именно этим обусловлены поражения в Крымской и Русско-Японской войнах, и негативный для России ход Первой Мировой. В последнем случае, неспособность флота установить контроль над Чёрным морем явным образом привела к экономическим потерям для Империи в период, в который экономика была нужна для ведения войны и к невозможности доставлять военные припасы иначе, чем через север или Дальний Восток, что, вместе взятое, фатальным образом сказалось на ходе боевых действий на суше, просто несколько позже.
Ещё раз - причиной всех этих разгромов была недостаточная мощь флота, а не то, что на него тратились силы и деньги.
Особо важно то, что недостаток морской силы чаще всего не мог бы быть скомпенсирован никаким усилением сухопутных войск.
В ходе ВОВ флот сыграл стратегическую роль, которая прежде всего заключалась в том, что действия флота не давали противнику реализовывать фатальные для СССР сценарии развития войны. Роль ВМФ СССР в той войне можно уподобить т.н. "эффекту бабочки", когда минимальные воздействия в одном месте порождают огромные последствия в другом. Остаётся только пожалеть, что слабость флота и ошибки Ставки в подборе командных кадров не дали закончить борьбу за Чёрное море ещё в 1942-м, что было вполне возможно. Также остаётся пожалеть, что у ВМФ СССР не было хотя бы небольших танкодесантных катеров. Судьба многих десантов сложилась бы иначе при их наличии.
Всё вышеперечисленное не есть похвала предвоенному строительству флота и его подготовке к будущей войне. Флот имел не оптимальную структуру, не те корабли, какие надо, и неверную направленность боевой подготовки. Но даже в таком случае, он сказал своё слово и сказал его очень громко. Просто сейчас об этом не помнят.
Послевоенная эра в развитии ВМФ выглядит мрачно. Сталинское военно-морское строительство в конце сороковых-начале пятидесятых было крайне неуместно - СССР разорённый войной настроил много предельно архаичных и уже устаревших кораблей, которые могли бы хорошо себя проявить в 1941-м году, но в век ядерного оружия и реактивной авиации были полным анахронизмом. При этом была ликвидирована морская пехота, отлично зарекомендовавшая себя в роли элитных ударных войск в ходе войны.
Хрущёв, однако, развернул ситуацию обратно в сторону здравого смысла, и пустил устаревшие и пожирающие лишние ресурсы корабли на лом. В развитии флота были сделаны ставки на корабли УРО, противолодочные корабли и подводные лодки, как дизельные, так и атомные. Авианесущие корабли, в том числе лёгкие, без которых уже было невозможно выполнять задачи в отрыве от своих берегов, надолго попали в опалу, до конца 60-х, и это существенно ограничивало возможности флота, так как до появления крейсеров проектов 1144 и 1164 в ВМФ не было ни одного корабля, способного отбить массированную атаку с воздуха хотя бы один раз. Океанский флот СССР создавался методом проб и ошибок, с соответствующим этому методу расходу ресурсов. Однако даже в этом случае, медленно, но верно СССР подходил к модели ВМФ, которая исключала бы появление таких же трудностей, с которыми флот встретился в ВОВ.
И к середине 80-х годов, он к этой модели почти пришел, пусть и будучи обременённым устаревшими уже кораблями.
Не вина моряков в том, что всё получилось так, как получилось.
Закончить этот короткий исторический экскурс стоит войной в Сирии. Она, конечно, запомнится пусками "Калибров", не сильно в ней нужных, но остудивших множество "горячих голов". Но "Калибры" были не главным. В 2013 году именно боевая группа ВМФ в Средиземном море, стала тем козырем, окончательно который склонил США к отказу от военного удара по Сирии. И именно флот снабжал сирийскую армию все те годы, которые прошли с момента начала войны, до вмешательства в неё России. Сделать это с помощью гражданских кораблей было бы невозможно, они не имеют иммунитета перед обысками и задержаниями в портах.
Фактически, никакой операции ВС РФ в Сирии не было бы, если бы у России не было бы военного флота.
Таким образом, исторический опыт говорит нам о том, что хоть Россия и не является морской державой, но сильный и боеспособный флот жизненно необходим для обеспечения её безопасности.
При этом, он, большей частью, может быть и не океанским.
Но он не при каких обстоятельствах не может быть слабым.
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся