Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Присутствие Дании в Афганистане: причины и результаты

16 Января 2019
Распечатать

Моор В.А., студент IV курса факультета Международных отношений МГИМО


Согласно докладу Министерства обороны Дании от 2010 года, приоритетными для датского государства в Афганистане являются следующие цели:


Во-первых, предотвращение террористической угрозы и потенциальных терактов на территории Дании (и в Европе). После трагедии в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года эта задача действительно представляла собой нечто большее, чем обыкновенный лозунг, и она вполне оправданна. Если принять во внимание события последних лет: теракты в Париже, Брюсселе, Ницце, Стокгольме – Дания весьма болезненно реагировала на любую подобную вспышку насилия и немедленно предпринимала дополнительные меры безопасности. Иными словами, эта причина может рассматриваться в качестве подлинной, но вот является ли действительно первостепенной – предстоит еще выяснить.


Во-вторых, обеспечение безопасности в Афганистане, уничтожение Талибана и подготовка местных вооруженных сил и полиции к тому, чтобы они самостоятельно могли выполнять свои функции. Эта цель, хотя она и связана с предыдущей, носит в случае Дании лозунговый характер: вряд ли контингент численностью 750 человек способен самостоятельно её выполнить.


В-третьих, помощь Афганистану по финансовым каналам и решение гражданских проблем. Стоит отметить тот факт, что Дания находится в числе лидеров среди развитых государств по доле финансовых отчислений в страны третьего мира на безвозмездной основе от собственного ВВП (0,71%) [1]. Абсолютным лидером по получению финансовой помощи со стороны Дании вот уже на протяжении многих лет является Афганистан (443 млн датских крон за 2017 год). Однако здесь можно проследить определенный мотив, который датчанами не афишируется. Безвозмездная помощь создает важную предпосылку для дальнейшего торгового освоения рынка сбыта той или иной страны – именно этого и стремится достичь Дания, поскольку на протяжении долгого времени вынашивает планы по географической диверсификации своего экспорта. Собственно, поэтому на практике наблюдается столь сильный акцент с датской стороны на решение невоенных проблем Афганистана.


В таком случае возникает вопрос: если одной из первостепенных задач для Дании является вовсе не военные успехи на территории Афганистана, зачем посылать в Центральную Азию свой воинский контингент? Почему бы в таком случае не оказывать помощь Афганистану на двусторонней основе, а не в составе Международных сил содействию безопасности и НАТО? Дело в том, что это проявление сменившейся со времен Холодной войны парадигмы датской внешней политики относительно важности вносимого Данией вклада в расширение блока НАТО. В настоящее время датские правительственные круги предпринимают всё возможное чтобы доказать ценность Дании в качестве государства-члена НАТО; доказать то, что Королевство поддержит и будет участвовать в любой предложенной НАТО (США) инициативе.


Одной из провозглашаемых целей Дании в Афганистане является обучение местной армии (о чем уже упоминалось) с тем, чтобы впоследствии вооруженные силы Афганистана могли выполнять поставленные перед ними задачи. При этом не поясняется, каким именно образом проходит обучение (подготовка) личного состава афганских вооруженных формирований; не ясно также, кого конкретно готовят датские специалисты и как им это удается, если, опять же, вспомнить численность контингента – всего 750 военнослужащих.


Вероятно, гораздо более значимым вкладом с датской стороны является подготовка местной полиции. Датскими полицейскими организованы 6-недельные курсы для дополнительного обучения стражей закона. Помимо этого, сами датчане выполняют полицейские функции в провинции Гильменд, о результатах которых, согласно показаниям самих очевидцев, местное население высказывается положительно.


Далее, стоит отметить помощь Дании в разработке Основного закона Афганистана (от 2004 года). При этом сами датчане отмечают, что многие провозглашаемые в Конституции принципы, касающиеся прав человека (прав женщин, в частности), на деле не соблюдаются – что вызывает критику с датской стороны. Более того, при оказании финансовой помощи Дания пыталась какое-то время прибегать к политике увязок (наподобие той, что пользовался американский истеблишмент времен президента Джимми Картера в США). Иными словами, Дания требовала закрепления и соблюдения основных прав и свобод в обмен на денежные субсидии.

Наиболее приоритетным направлением помощи, как выяснилось, оказалась финансовая помощь на безвозмездной основе и решение с её помощью гражданских, а не военных проблем. Один из денежных потоков идет напрямую в бюджет Афганистана. Также, благодаря датским финансам были построены 3500 школ, что, в свою очередь, способствовало созданию новых рабочих мест; более 2000 учеников в городе Лашкар Га сумели присоединиться к образовательному процессу. Дания инициировала программу на территории Афганистана, в рамках которой каждый начинающий предприниматель получает минимальные средства для продвижения своего небольшого бизнеса.


Таким образом, результаты, достигнутые на военном поприще, не идут ни в какое сравнение с тем, что Дания действительно сумела привнести в Афганистан за последнее время в сфере гражданской - что вновь подтверждает тезис о приоритете Дании в привлечении ресурсов на решение социальных проблем для создания собственного кредита доверия, с помощью которого освоение рынка будет проходить гораздо быстрее. Стоит обратить внимание и на тот факт, что в докладе, подготовленном Министерством Обороны Дании, непосредственно военной сфере уделяется лишь небольшая часть, в то время как основной акцент падает на развитие в других областях.


В итоге, вновь обратить внимание стоит на следующие моменты:


Во-первых, военное присутствие Дании в Афганистане предназначено больше для «внешнего потребления». Необходимо оно для демонстрации своей решимости участвовать во всех военных операциях, за которыми так или иначе стоит НАТО или США. К тому же, содействие Альянсу в Афганистане – наглядное доказательство поддержки со стороны Дании проводимой политики США, а также солидарности с Соединенными Штатами в свете трагедии, произошедшей 11 сентября 2001 года.


Во-вторых, присутствие в Афганистане прекрасно маскирует собственный сугубо национальный интерес Дании: создание собственного кредита доверия посредством безвозмездной финансовой помощи. Шокирующим это явление отнюдь не является, поскольку стремление Дании диверсифицировать свою географическую структуру экспорта прослеживается уже на протяжении не одного десятилетия.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся