Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.83)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Елена Алексеенкова

К.полит.н., менеджер по аналитической работе РСМД, старший научный сотрудник Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН

Колонка: Европейская политика

1 марта 2019 г. исполнится ровно 9 месяцев с того дня, когда новое итальянское «правительство перемен» приступило к выполнению своих обязанностей. Мало кто в Европе верил, что в одном из государств-основателей ЕС, где более 30 лет у власти находились центристские правительства, у руля окажется коалиция одновременно правых и левых евроскептиков, призывающих к пересмотру базовых устоев европейской интеграции. Еще меньше верили в то, что эта коалиция продержится у власти более полугода и при этом будет продолжать пользоваться поддержкой более чем 60% населения. Сегодня в Париже и Берлине итальянское правительство называют новой европейской «проказой», а в Брюсселе с ужасом ждут майских выборов в Европарламент, где «третий интернационал» «евроскептиков», «популистов», «националистов» и «совранистов» из Польши, Венгрии, Франции обещает устроить настоящую общеевропейскую революцию под предводительством итальянских провокаторов. Итальянцы подрывают европейскую солидарность изнутри, ставя под вопрос правила финансовой дисциплины, способность ЕС справиться с вызовами миграции, целесообразность применения санкций в отношении России. Итальянцы наносят ущерб репутации ЕС вовне – публично критикуя беспомощность политики Союза в Африке и «неоколониализм» Франции, демонстративно оказывая поддержку протестному движению во Франции, блокируя общую позицию ЕС по Венесуэле, открывая в регионах Италии представительства не признанных в ЕС ДНР и ЛНР. Спустя 9 месяцев в Европейском союзе, кажется, родился-таки enfant terrible…

Главный лозунг пришедшего к власти «правительства перемен» заключался в том, что Италия должна стать более самостоятельной в решении своих внутренних проблем и реализации внешнеполитических интересов. Среди первых важнейшими были проблемы экономического развития и миграции. Среди вторых — обеспечение безопасности границ и выстраивание внешнеэкономических отношений с государствами за пределами ЕС, исходя из интересов итальянского бизнеса. Судя по опросам конца 2018 г. новому правительству удалось добиться желаемого: лишь 16% опрошенных назвали иммиграцию главной угрозой страны, хотя 43% все еще отмечают, что эта тема вызывает у них беспокойство, а министр внутренних дел Маттео Сальвини регулярно отчитывается о снижении числа прибывающих иммигрантов и увеличении количества депортированных.

В экономической сфере новое правительство пока, однако, не может похвастаться такими же успехами, как в области регулирования миграции. Коалиция «совранистов» пришла к власти в тот момент, когда государственный долг Итальянской Республики составил рекордные 132% ВВП.

По итогам негативной динамики ВВП, которую демонстрирует итальянская экономика вот уже два квартала подряд (-0,2% ВВП в 4 квартале 2018 г.), в стране объявлена техническая рецессия. Европейские чиновники тут же отреагировали на эту новость в духе «а мы же вас предупреждали!» и в феврале 2019 г. выдали еще более пессимистичный прогноз по ВВП Италии на 2019 г., пообещав рост не более 0,2% — самый низкий среди всех стран ЕС.

Спасать итальянскую экономику Евросоюзу все равно придется. И это понятно, ведь в случае выхода Британии Италия станет третьей экономикой ЕС, доля которой составит 13–15% совокупного объема экономики Союза. Однако желания спасать у Брюсселя становится все меньше. Претензий к Италии за прошедшие 9 месяцев накопилось много не только из-за нарушения финансовой дисциплины и жесткой политики в сфере миграции, но из-за дискредитации ЕС на международной арене.

1 марта 2019 г. исполнится ровно 9 месяцев с того дня, когда новое итальянское «правительство перемен» приступило к выполнению своих обязанностей. Мало кто в Европе верил, что в одном из государств-основателей ЕС, где более 30 лет у власти находились центристские правительства, у руля окажется коалиция одновременно правых и левых евроскептиков, призывающих к пересмотру базовых устоев европейской интеграции. Еще меньше верили в то, что эта коалиция продержится у власти более полугода и при этом будет продолжать пользоваться поддержкой более чем 60% населения. Сегодня в Париже и Берлине итальянское правительство называют новой европейской «проказой», а в Брюсселе с ужасом ждут майских выборов в Европарламент, где «третий интернационал» «евроскептиков», «популистов», «националистов» и «совранистов» из Польши, Венгрии, Франции обещает устроить настоящую общеевропейскую революцию под предводительством итальянских провокаторов. Итальянцы подрывают европейскую солидарность изнутри, ставя под вопрос правила финансовой дисциплины, способность ЕС справиться с вызовами миграции, целесообразность применения санкций в отношении России. Итальянцы наносят ущерб репутации ЕС вовне — публично критикуя беспомощность политики Союза в Африке и «неоколониализм» Франции, демонстративно оказывая поддержку протестному движению во Франции, блокируя общую позицию ЕС по Венесуэле, открывая в регионах Италии представительства не признанных в ЕС ДНР и ЛНР. Спустя 9 месяцев в Европейском союзе, кажется, родился-таки enfant terrible…

9 месяцев у власти: потоки мигрантов остановлены, но в экономике техническая рецессия

Главный лозунг пришедшего к власти «правительства перемен» заключался в том, что Италия должна стать более самостоятельной в решении своих внутренних проблем и реализации внешнеполитических интересов. Среди первых важнейшими были проблемы экономического развития и миграции. Среди вторых — обеспечение безопасности границ и выстраивание внешнеэкономических отношений с государствами за пределами ЕС, исходя из интересов итальянского бизнеса.

Судя по опросам конца 2018 г. новому правительству удалось добиться желаемого: лишь 16% опрошенных назвали иммиграцию главной угрозой страны, хотя 43% все еще отмечают, что эта тема вызывает у них беспокойство, а министр внутренних дел Маттео Сальвини регулярно отчитывается о снижении числа прибывающих иммигрантов и увеличении количества депортированных. Так, в частности, по данным агентства Frontex в январе 2019 г. в Италию прибыли лишь 150 мигрантов, что на 96% меньше, чем в январе 2018 г., а количество депортаций уже превысило количество въездов.

Основные заслуги в решении миграционного вопроса итальянцы, конечно же, приписывают Маттео Сальвини, что, безусловно, сказывается на популярности его партии. По данным опросов 11 февраля 2019 г. рейтинг «Лиги» составляет 33,8%, а рейтинг «Движения 5 звезд» — 23,3%, продолжая неуклонно снижаться. Весной 2019 г. Сальвини обещает стране новый законопроект в сфере регулирования миграции, теперь уже в отношении трудовых мигрантов и сезонных рабочих.

В экономической сфере новое правительство пока, однако, не может похвастаться такими же успехами, как в области регулирования миграции. Коалиция «совранистов» пришла к власти в тот момент, когда государственный долг Итальянской Республики составил рекордные 132% ВВП. Неолиберальный курс, проводимый в Италии с 2011 г. под давлением финансовых структур ЕС, а также Парижа и Берлина, не помог стране преодолеть последствия экономического кризиса, в который вступила еврозона в 2008 г. и который фактически лишил экономического суверенитета Грецию. Показатели 2016 и 2017 гг. позволяют понять, почему итальянский электорат в марте 2018 г. проголосовал за иной курс, поддержав Д5З и «Лигу». В частности, по данным ISTAT, в 2016 г. 46,1% итальянцев не могли позволить себе неделю отпуска, 16,5% не имели возможности отапливать жилье, 14,6% не могли позволить себе рыбу или мясо раз в два дня, 32,4% отмечали, что зарплаты едва хватает до конца месяца. Региональные диспропорции, характерные для Италии, также не удалось сократить. Если в 2007 г. разница в ВВП на душу населения на юге и на севере страны составляла 14 255 евро, то в 2015 г. она возросла до 14 905 евро. Разница в уровне безработицы между севером и югом также выросла с 20,1 процентного пункта в 2007 г. до 22,5 п.п. в 2016 г. На границе бедности в 2015 г. находились 42,7% жителей юга.

Динамика итальянского гос.долга (в % к ВВП)

Италия: ВВП на душу населения (в долларах США)

Динамика ВВП

Динамика дефицита бюджета

Уровень безработицы

Уровень безработицы в 2018 г.

ВВП на душу населения по регионам 2017 г. в текущих ценах (евро)

Источник: ISTAT Statistiche report. Anno 2017. Conti economici territorial. 13 Dicembre 2018.

Динамика ВВП на душу населения по регионам 2011 – 2017 гг. (в тыс.евро)

Источник: ISTAT Statistiche report. Anno 2017. Conti economici territorial. 13 Dicembre 2018.

В этих условиях «правительство перемен», заручившись поддержкой около 60% электората (в сумме), приступило к пересмотру фискальных мер жесткой экономии, навязанных Брюсселем, и реализации в общем-то кейнсианской политики, поставив во главу угла социально-экономическую поддержку уязвимых слоев населения, малого и среднего бизнеса.

По итогам негативной динамики ВВП, которую демонстрирует итальянская экономика вот уже два квартала подряд (-0,2% ВВП в 4 квартале 2018 г.), в стране объявлена техническая рецессия. Европейские чиновники тут же отреагировали на эту новость в духе «а мы же вас предупреждали!» и в феврале 2019 г. выдали еще более пессимистичный прогноз по ВВП Италии на 2019 г., пообещав рост не более 0,2% — самый низкий среди всех стран ЕС. Комиссар ЕС по экономическим вопросам Пьер Московичи заявил, что в Брюсселе буду пристально следить за экономической динамикой в стране и подчеркнул, что она пока не подает сигналов к оживлению, несмотря на меры по поддержке внутреннего спроса, введенные новым правительством. Чиновник не преминул также отметить, что Брюссель, по сути, спас Италию от гораздо более худшей доли, не допустив принятие Италией бюджета в первоначальном варианте с дефицитом в 2,4%.

Понятно, что вовсе не экономические меры, введенные итальянским правительством лишь в самом конце 2018 г., повлияли на падение ВВП в третьем и четвертом квартале 2018 г., а та экономическая политика, которую проводили предыдущие правительства. Однако затянувшийся конфликт с Брюсселем вокруг бюджетного плана и угроза применения Евросоюзом санкций в отношении Италии за несоблюдение финансовой дисциплины, безусловно, сказались на понижении международными рейтинговыми агентствами рейтинга Италии и повышении турбулентности на финансовых рынках в 2018 г. Тем не менее очевидно, что если экономическая ситуация в стране не начнет выправляться в ближайшее время, то это даст дополнительные козыри Брюсселю в борьбе не только с итальянским «совранизмом», но и с евроскептиками других стран, ратующих за пересмотр мер финансовой дисциплины в ЕС. Да и в самой Италии общество серьезно обеспокоено экономической ситуацией — 55% населения назвали экономический кризис главной угрозой страны по итогам 2018 г., поэтому отсутствие позитивных сдвигов в экономике в ближайшем будущем может серьезно подорвать позиции правительственной коалиции не только вовне, но и внутри страны.

Спасать итальянскую экономику Евросоюзу все равно придется. И это понятно, ведь в случае выхода Британии Италия станет третьей экономикой ЕС, доля которой составит 13–15% совокупного объема экономики Союза. Однако желания спасать у Брюсселя становится все меньше. Претензий к Италии за прошедшие 9 месяцев накопилось много не только из-за нарушения финансовой дисциплины и жесткой политики в сфере миграции, но из-за дискредитации ЕС на международной арене.

О «большом переполохе», устроенном «совранистской» Италией во внешнем мире, и позиции по «российскому вопросу», идущей вразрез с общеевропейской позицией — читайте в полной версии статьи в «Эксперте».

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.83)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся