Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.6)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Павел Шариков

К. полит. н., в.н.с. Института США и Канады РАН, доцент Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

Учитывая стратегическое значение информации в современном мире, возникают серьезные угрозы, связанные с распространением частной информации. На данный момент универсальной практики решения этой проблемы не существует. Именно в вопросах защиты конфиденциальности наиболее ярко проявляются сходства и различия российского и американского подходов, и последние события в обеих странах служат тому доказательством.

Недавно против компании Facebook были выдвинуты обвинения, что социальная сеть не смогла гарантировать неприкосновенность конфиденциальной информации и допустила попадание личных данных пользователей в руки недобросовестных политических структур. Угроза национальной безопасности связана с тем, что деятельность Facebook позволила иностранным лицам получить доступ к конфиденциальной информации об американских пользователях и профинансировать распространение политических роликов.

Особенностью российской политики информационной безопасности является то, что в это понятие входит не только и не столько гарантия сохранности инфраструктуры, но также и соответствие содержания самой информации установленным государством стандартам. Битва Telegram и Роскомнадзора продолжается, и её исход пока не ясен. Ход событий демонстрирует крайне ограниченные возможности государства в управлении информационными ресурсами, несмотря на широкие законодательные полномочия.

Сложившаяся в России система государственного регулирования информационных ресурсов представляет собой некий цифровой аналог «железного занавеса» времен холодной войны, не учитывающий специфики информационных ресурсов. В эпоху глобализации подобный подход негативно отражается на конкурентоспособности страны.


Роль информации в современном мире

Проблема безопасности информации стала приоритетом внутриполитического регулирования и международных отношений. Однако ситуация осложняется тем, что производство и потребление информации в значительно большей степени индивидуально, по сравнению с промышленными товарами и другими ресурсами.

Очевидно, что слабая роль государства в обеспечении информационной безопасности открывает пространство для недобросовестной конкуренции и масштабных правонарушений.

В результате широкого распространения Интернета, начавшегося в 1990-е гг., люди смогли существенно расширить политические и экономические возможности развития. Это привело к определенному ослаблению политической власти, учитывая, что технические возможности в распоряжении государственных органов не позволяют контролировать индивидуальное производство и потребление информационных ресурсов. При этом в странах с развитыми политическими и правовыми традициями верховенства права государство стремится гарантировать равные возможности использования информационных технологий. В странах с авторитарными традициями государственного управления политические институты стремятся усилить государственный контроль над сферой информации.

Под влиянием этих факторов появляются новые задачи для правительства. Так, обеспечение безопасности всегда было функцией государства, но вопрос защиты информации представляется гораздо более сложным. Во-первых, информационные ресурсы включают в себя как инфраструктуру, так и содержание, причем одно без другого невозможно. Во-вторых, безопасность информации подразумевает гарантию сохранения её определенных свойств при информационном взаимодействии: объективность, доступность, целостность, конфиденциальность, оперативность и др., а соответственно, требует принципиально иного подхода по сравнению с традиционными ресурсами.

Американский подход гарантии неприкосновенности конфиденциальной информации

Регулирование сферы информации стало приоритетом американской государственной политики раньше, чем в других странах. С начала 1990-х гг. американская политика носила характер крайностей. Наиболее приоритетным направлением информационной политики было обеспечение безопасности конфиденциальной информации. Очевидно, что слабая роль государства в обеспечении информационной безопасности открывает пространство для недобросовестной конкуренции и масштабных правонарушений. Подобная ситуация сложилась в 1990-х гг., когда государство не успевало реагировать на новые вызовы информационного бума.

В современной американской литературе описываемый феномен носит название individual empowerment — усиление влияния индивидуальных возможностей индивидов. В системе государственного управления усиление влияния индивидов означало ослабление государственной власти. В основе американской политики лежит попытка гарантировать каждому индивиду равные возможности производства и потребления информации.

Учитывая, что государство не в состоянии взять на себя ответственность за гарантию неприкосновенности конфиденциальной информации, решающую роль играет частный сектор и коммерческие продукты информационной безопасности.

Определенный перелом в политике произошел в начале XXI в., что было связано с переориентацией стратегии национальной безопасности США в сторону противодействия террористической угрозе. В этот период были приняты различные законодательные меры, заметно усиливавшие полномочия государственных органов в области доступа правительства к конфиденциальной информации, контроля над информацией (например, закон «ПАТРИОТ» 2001 г.). Именно в тот период американские спецслужбы получили технические возможности и полномочия получать доступ к разным категориям конфиденциальных данных и частной информации, что вызывало недовольство со стороны правозащитных организаций и даже международного сообщества. Информационная политика администрации Б. Обамы носила более взвешенный и умеренный характер. Определенным компромиссом стало принятие закона «О Свободе», отменяющего наиболее жесткие положения закона «ПАТРИОТ».

Учитывая, что государство не в состоянии взять на себя ответственность за гарантию неприкосновенности конфиденциальной информации, решающую роль играет частный сектор и коммерческие продукты информационной безопасности.

Российская политика информационной безопасности

Особенностью российской политики информационной безопасности является то, что в это понятие входит не только и не столько гарантия сохранности инфраструктуры, но также и соответствие содержания самой информации установленным государством стандартам.

На фоне наступления информационной эпохи общественные трансформации происходят во всем мире. Адаптация к реалиям информационной эпохи затрагивает и российское общество, однако, учитывая многочисленные исторические и политические особенности развития, она протекает крайне тяжело.

В России сохраняется мощнейшая зависимость национальной российской экономики от производства и экспорта энергоресурсов. При этом сложившаяся система управления не в состоянии обеспечить эффективное развитие производства знаний и интеллектуальных продуктов, так как это требует принципиально иных подходов. В России преобладают консервативные политические институты и, как следствие, широкие полномочия государственных органов, что распространяется и на сферу информации. Особенностью российской политики информационной безопасности является то, что в это понятие входит не только и не столько гарантия сохранности инфраструктуры, но также и соответствие содержания самой информации установленным государством стандартам.

Проблема защиты конфиденциальных данных имеет в основном внутриполитическое, правовое измерение, однако неожиданно она стала одним из раздражителей в российско-американских отношениях.

Принятые в последние годы законодательные меры возлагают на государственные органы функции определения «вредности» информации, а также полномочия ограничить распространение этой информации, в том числе в Интернете. Закон запрещает использовать технологии обхода блокированной информации, а также требует сохранять персональные данные на территории России, чтобы они оставались в юрисдикции российских правоохранительных органов.

Проблема доступа спецслужб к конфиденциальной информации также регулируется законами т.н. «Пакета Яровой» [1]. Положения этого закона, вызвавшие резкую критику общественности, обязывают операторов связи хранить конфиденциальные сотовые данные российских граждан в течение полугода и без какой бы то ни было судебной процедуры предоставлять их российским спецслужбам.

Положения и в первую очередь мотивационная часть данного закона напоминают максимально жесткую редакцию закона «ПАТРИОТ». Вместе с тем «пакет Яровой» принимался в совершенно иных условиях, когда американский опыт уже доказал то, что усиление государственного контроля над конфиденциальной и частной информацией неэффективно. Во многих доктринальных документах прослеживается противопоставление интересов государства и граждан. Доктрина информационной безопасности в редакции 2016 г. сохраняет триаду интересов личности, общества и государства, принятую еще в редакции 2000 г., однако положения, касающиеся интересов личности, исчезли — сохранились только формулировки, касающиеся интересов государства.

Индивидуальное развитие и новые возможности, появившиеся благодаря информационным технологиям, воспринимаются российским руководством как угроза суверенитету и национальной безопасности. Реакцией на новые возможности становится усиление государственного контроля, ограничивающие информационную деятельность. При этом применяемые методы регулирования не учитывают особенности информационных ресурсов и специфики информационной эпохи. Безопасность информации подразумевает гарантию сохранения её определенных свойств — объективности, доступности, целостности, конфиденциальности, оперативности и пр., что требует принципиально иных подходов к политическому регулированию.

Конфиденциальность информации и российско-американские отношения

Угроза национальной безопасности связана с тем, что деятельность американской компании Facebook позволила иностранным лицам получить доступ к конфиденциальной информации об американских пользователях и профинансировать распространение политических роликов.

Интересно, что проблема защиты конфиденциальных данных имеет в основном внутриполитическое, правовое измерение, однако неожиданно она стала одним из раздражителей в российско-американских отношениях.

В 2016 г. США обвинили Россию во вмешательстве в президентские выборы. При этом под вмешательством понималось три эпизода: взлом паролей сотрудников Демократического комитета и публикация компромата на Хиллари Клинтон на сайте Wikileaks; некорректное изложение российскими государственными СМИ хода президентской кампании, а также распространение этой пропаганды среди американских избирателей. Третий эпизод связан с деятельностью российских физических и юридических лиц, использующих американские интернет-технологии для размещения политических роликов. В США, как, впрочем, и в России, действуют нормы, запрещающее иностранное финансирование предвыборных кампаний.

Всемирно известная социальная сеть Facebook оказалась инструментом для распространения этих роликов. Платформа социальной сети открывает широкие возможности «таргетированной рекламы», т.е. предоставляет доступ к определенной информации только тем категориям пользователей, которым это может быть интересно. Для того чтобы максимально эффективно распространять рекламные ролики, необходимо проанализировать колоссальный массив данных, сопоставление которых позволит определить пользователей, которые вероятнее обратят внимание на предлагаемую информацию. Такие данные зачастую включают в себя конфиденциальную информацию, распространение которой нарушает неприкосновенность частной жизни (privacy). Выяснилось, что сбор этих данных сопровождался правонарушениями, а анализом занималась компания Cambridge Analityca. Учитывая общественный резонанс, сенатский комитет по торговле пригласил на специальные слушания главу социальной сети Facebook Марка Цукерберга. Основная претензия американских законодателей заключалась в том, что социальная сеть не смогла гарантировать неприкосновенность конфиденциальной информации и допустила попадание этих данных в руки недобросовестных политических структур. Марк Цукерберг взял ответственность на себя и убедил Сенат в том, что примет необходимые меры для защиты конфиденциальности пользователей.

Алексей Балашов:
GDPR меняет правила

Расследование Роберта Мюллера продолжается, нельзя исключать и того, что американские специальные службы обнаружат и другие факты «вмешательства». Судя по тому, как развиваются события, угроза национальной безопасности связана с тем, что деятельность американской компании Facebook позволила иностранным лицам получить доступ к конфиденциальной информации об американских пользователях и профинансировать распространение политических роликов. Несмотря на пристальное внимание общественности к проблеме вмешательства России в президентские выборы, предъявленные официально претензии не связаны с содержанием распространяемой информации или с тем эффектом, который они оказали на американское общественное мнение.

Примечательно, что приблизительно в то же самое время в России разворачивалась история с социальной сетью и мессенджером Telegram. Особенность данного интернет-сервиса — алгоритм шифрования, практически полностью исключающий возможность расшифровки и получения спецслужбами доступа к тайне переписки. Очевидно, что данная особенность является преимуществом программы, но, с другой стороны, она, очевидно, входит в острое противоречие с действующим законодательством в России. После того как представители Telegram отказались предоставить властям ключи для шифрования, Таганский суд г. Москвы 13 апреля 2018 г. принял решение заблокировать приложение на территории России, удовлетворив тем самым иск Роскомнадзора. Приняв такое решение, Роскомнадзор вызвал резкое недовольство среди пользователей. Более того, моментально начала распространяться информация и инструкции по установке других программных решений, позволяющих обойти блокировку.

Политика российских властей отчетливо проявляется в истории с блокировкой Telegram. Кроме того, ход событий демонстрирует крайне ограниченные возможности государства в управлении информационными ресурсами, несмотря на широкие законодательные полномочия.

Однако дополнительные шаги со стороны пользователей не потребовались, учитывая, что сотрудники Telegram сумели оперативно принять меры, обеспечившие практически бесперебойную работу программы в России. При этом, блокируя различные интернет-адреса (IP), возможно связанные с передачей данных программой Telegram, Роскомнадзор заблокировал свыше 18 млн IP, включая сервисы и службы популярных интернет-поисковиков и онлайн-магазинов. Битва Telegram и Роскомнадзора продолжается, её исход пока не очевиден. Политика российских властей отчетливо проявляется в истории с блокировкой Telegram. Кроме того, ход событий демонстрирует крайне ограниченные возможности государства в управлении информационными ресурсами, несмотря на широкие законодательные полномочия. Особенности информационных ресурсов требуют иных подходов политического регулирования.

Сложившаяся в России система государственного регулирования информационных ресурсов представляет собой некий цифровой аналог «железного занавеса» времен холодной войны, не учитывающий специфики информационных ресурсов. В эпоху глобализации подобный подход негативно отражается на конкурентоспособности страны. Кроме того, несовместимость двух разных подходов к регулированию информации приводит к более серьезным противоречиям и играет большую роль в ухудшении двусторонних отношений.

1. «Пакет Яровой» получил свое название по имени депутата Государственной Думы И.А. Яровой, предложившей его к рассмотрению. На самом деле это два документа: Федеральные законы от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии терроризму” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» и № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». Оба были подписаны президентом РФ 7 июля 2016 г.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.6)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся