Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 128, Рейтинг: 4.84)
 (128 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Сегодня как в Москве, так и в Вашингтоне, как на официальном, так и на неофициальном уровне признают, что отношения между нашими странами скатились на беспрецедентно низкий уровень. Это, наверное, один из немногих вопросов, по которым у нас нет принципиальных разногласий с американцами.

В чем еще согласны по обе стороны Атлантики, так это в том, что нынешний кризис в российско-американских отношениях таит в себе серьезные риски. И не только для наших двух стран, но и для международной безопасности в целом. Недавно я побывал в Вашингтоне, и такая обеспокоенность звучала практически во всех беседах с видными американскими политиками и общественными деятелями.

Создать кризис в двусторонних отношениях оказалось намного легче, чем найти из него выход. В наших двух странах всегда найдутся сторонники так называемой жесткой линии, призывающие отбросить саму мысль о компромиссе. Но все уже имели возможность убедиться в том, что, несмотря на всевозможные санкции, Вашингтон оказался не в состоянии навязать свою линию Москве. Не менее абсурдными выглядели бы попытки России навязать свою волю США.

А если это так, то нам остается один путь: договариваться на основе учета законных интересов друг друга. Тем более что в отношениях между странами на сегодня нет неразрешимых проблем, а те, которые имеются, вполне могут быть разрешены путем переговоров.

Сегодня как в Москве, так и в Вашингтоне, как на официальном, так и на неофициальном уровне признают, что отношения между нашими странами скатились на беспрецедентно низкий уровень. Это, наверное, один из немногих вопросов, по которым у нас нет принципиальных разногласий с американцами.

В чем еще согласны по обе стороны Атлантики, так это в том, что нынешний кризис в российско-американских отношениях таит в себе серьезные риски. И не только для наших двух стран, но и для международной безопасности в целом. Недавно я побывал в Вашингтоне, и такая обеспокоенность звучала практически во всех беседах с видными американскими политиками и общественными деятелями.

Создать кризис в двусторонних отношениях оказалось намного легче, чем найти из него выход. В наших двух странах всегда найдутся сторонники так называемой жесткой линии, призывающие отбросить саму мысль о компромиссе. Но все уже имели возможность убедиться в том, что, несмотря на всевозможные санкции, Вашингтон оказался не в состоянии навязать свою линию Москве. Не менее абсурдными выглядели бы попытки России навязать свою волю США.

А если это так, то нам остается один путь: договариваться на основе учета законных интересов друг друга. Тем более что в отношениях между странами на сегодня нет неразрешимых проблем, а те, которые имеются, вполне могут быть разрешены путем переговоров.

Дипломатический опыт учит — для выработки правильного решения необходимо опираться не только на анализ современной международной конъюнктуры, но и на имеющиеся исторические прецеденты. Сошлюсь на пример из недавнего прошлого, к которому имел непосредственное отношение. В начале 2001 г. одним из первых решений нового президента США Дж. Буша-младшего стало объявление персонами нон грата большой группы российских дипломатов. Москва ответила зеркально. Назревал серьезный кризис в двусторонних отношениях.

Чтобы остановить резкое обострение ситуации, российским руководством было принято принципиальное решение: не поддаваясь соблазну втянуться в спираль конфронтации, без промедления организовать личную встречу президентов двух стран. Такая встреча состоялась 16 июня 2001 г. в Любляне. Она не имела жесткой повестки дня, не предполагала громких итоговых заявлений и не рассматривалась сторонами как способ сразу же решить все проблемы, накопившиеся между Москвой и Вашингтоном. Главная задача заключалась в другом: чтобы президенты «посмотрели друг другу в глаза» и своим личным примером продемонстрировали, что, несмотря на все расхождения в позициях, страны открыты к политическому диалогу друг с другом и к поиску решений имеющихся проблем.

Поставленная задача в Любляне была выполнена: встречи президентов стали носить регулярный характер, и нашим странам, несмотря на серьезные разногласия (достаточно вспомнить односторонний выход США из Договора ПРО и войну в Ираке), удавалось не только поддерживать интенсивный политический диалог, но и успешно взаимодействовать на международной арене, когда это отвечало нашим общим интересам.

Проецируя этот опыт на нынешнюю ситуацию, можно заключить: только личная встреча президента России В. Путина и президента США Д. Трампа в состоянии разорвать нынешний порочный круг в российско-американских отношениях и вывести их на соответствующий статусу наших государств уровень. Конечно, ситуация в российско-американских отношениях сегодня сложнее, чем она была 17 лет назад, а позиции Д. Трампа в Вашингтоне не столь прочные, какими они были у Дж. Буша в 2001 г., но без встречи на высшем уровне нам вряд ли удастся переломить нынешние негативные тенденции в двусторонних отношениях.

По-хорошему, такую встречу надо было провести еще год назад или даже еще раньше — сразу после прихода к власти администрации Трампа. К сожалению, в силу различных причин «ранний саммит» между Россией и США не состоялся. Но откладывать встречу еще дальше было бы серьезной ошибкой. Место проведения такой встречи — вопрос технический. Главное, чтобы президенты получили возможность для свободного обмена мнениями по широкому кругу вопросов. Понятно, что для этого нужен полноценный двусторонний саммит, очередной встречи «на полях» многостороннего мероприятия было бы явно недостаточно. По итогам переговоров президенты могли бы дать поручения соответствующим министерствам и ведомствам возобновить содержательные переговоры по наиболее острым вопросам двусторонней и международной повестки дня, согласовать своего рода дорожную карту развития отношений хотя бы до конца текущего президентского срока Д. Трампа. Без такого прямого поручения на высшем уровне, как показывает длительный опыт, запустить переговорный механизм будет практически невозможно. Одновременно президенты могли бы наметить график дальнейших встреч и обмена визитами.

Принципиально важно, чтобы дорожная карта, если будет дана соответствующая отмашка президентов двух стран, включала бы в себя сразу несколько направлений дальнейшей работы.

Во-первых, необходимо очертить круг наиболее острых вопросов коммуникации, нерешенность которых способна привести к серьезным российско-американским инцидентам в воздухе, на море, да и на суше. Должны быть восстановлены старые или согласованы новые каналы связи, прежде всего — по линии военных ведомств, для предотвращения возможных инцидентов и непреднамеренной эскалации.

Во-вторых, ждут серьезных переговоров накопившиеся проблемы в области как двусторонних, так и многосторонних аспектов безопасности. Это весь комплекс вопросов стратегической стабильности, контроль над стратегическими вооружениями, региональные конфликты, в которых так или иначе присутствуют наши две страны. Все большее значение приобретают и так называемые «нетрадиционные» угрозы безопасности, такие, например, как киберугрозы. Переговоры по этим проблемам не могут носить разовый характер, они требуют системного подхода, долгосрочных настойчивых усилий обеих сторон.

В-третьих, имеется круг вопросов, по которым в силу многих причин добиться договоренностей не представляется возможным. По крайней мере, в обозримом будущем. Это прежде всего вопросы, относящиеся к внутреннему развитию России и США, к категории «ценностей» и фундаментальных принципов, на которых должен строиться новый мировой порядок. Но и по этим вопросам необходим диалог, чтобы лучше понимать позиции друг друга и избегать бесплодных обострений там, где это возможно.

В-четвертых, встреча президентов помогла бы начать демонтаж воздвигнутых в последнее время искусственных преград на пути общения между гражданами двух стран. Даже сегодня, в условиях ожесточенной информационно-пропагандистской войны, интерес наших народов друг к другу остается очень высоким. Сам факт того, что на чемпионат мира по футболу в России самое большое количество туристов приехало именно из США, говорит о многом. Нам надо срочно исправлять явно ненормальное положение с процедурами выдачи виз, снимать другие препятствия для более активной реализации потенциала научных, культурных и образовательных контактов между двумя странами, для полноценного взаимодействия наших стран по линии гражданского общества и профессиональных сообществ.

Надо быть готовыми к длительным и настойчивым усилиям, которые далеко не сразу приведут к позитивным сдвигам. Инерция конфронтации еще долго будет влиять на общественное мнение как в США, так и в России. Эта инерция с неизбежностью будет негативно окрашивать позиции экспертных сообществ в двух странах, отражаться в ведущих СМИ, воздействовать на политиков и общественных деятелей. Но сложность и масштабы стоящей перед нами задачи — совсем не повод для того, чтобы не предпринимать никаких шагов в направлении ее решения.

Президент России В. Путин, отвечая на вопрос журналистов относительно возможного проведения российско-американского саммита на пресс-конференции в китайском городе Циндао 10 июня, заявил: «Как только — так сразу. Как только американская сторона будет готова, так сразу эта встреча состоится». Теперь ход за американской стороной.

Впервые опубликовано в Российской газете.

Оценить статью
(Голосов: 128, Рейтинг: 4.84)
 (128 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся