Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Дональд Трамп стал 45-м президентом США. Как такое могло случиться? Вокруг этого вопроса еще долго не будут утихать споры политиков, экспертов, журналистов. Однако какие бы оценки ни давались происшедшему, практически все аналитики сходятся во мнении, что в американском обществе и в политической системе США начались серьезные, даже фундаментальные сдвиги. Президентские выборы в ноябре прошлого года стали точкой отсчета нового этапа в развитии политической и общественной жизни Америки.

Дональд Трамп стал 45-м президентом США. Как такое могло случиться? Вокруг этого вопроса еще долго не будут утихать споры политиков, экспертов, журналистов. Однако какие бы оценки ни давались происшедшему, практически все аналитики сходятся во мнении, что в американском обществе и в политической системе США начались серьезные, даже фундаментальные сдвиги. Президентские выборы в ноябре прошлого года стали точкой отсчета нового этапа в развитии политической и общественной жизни Америки.

Рано или поздно такой резкий сдвиг должен был произойти. Застой не может длиться бессрочно; это мы знаем по собственному опыту. Старая социально-политическая система, просуществовавшая в США практически неизменной на протяжении нескольких десятилетий, уже не соответствовала тем новым реалиям, которые сложились внутри самой Америки и в мире в целом. В ходе выборов фактически развернулась ожесточенная борьба между теми, кто всеми силами хотел удержать существовавший статус-кво, и теми, кто провозгласил своей целью слом этого статус-кво. Американские избиратели сделали свой выбор в пользу перемен и во внутренней, и во внешней политике страны, порой даже не осознавая, о каких конкретно переменах может идти речь.

REUTERS/Mike Segar
Круглый стол
«Инаугурация Дональда Трампа:
повестка российско-американских отношений»
Прямая трансляция

Какими будут результаты президентства Трампа? Вряд ли кто-либо готов сегодня с уверенностью ответить на этот вопрос. Если отталкиваться от публичных заявлений нового президента, то все говорит о том, что в ближайшие годы мы будем свидетелями нестандартных решений, некоторые из которых могут быть вполне успешными, а другие, напротив, провальными. Это касается как проблем внутриполитического и экономического развития США, так и внешней политики страны.

Если говорить о долгосрочных внешнеполитических последствиях «революции» Трампа, то, скорее всего, в Вашингтоне будут вынуждены по-новому взглянуть на роль США в мировых делах, на параметры лидерства страны и американскую исключительность как таковую. Процесс такой «перестройки», диктуемый новым соотношением сил в мире, едва ли окажется быстрым и легким и, скорее всего, выйдет далеко за пределы президентства Трампа. Но, как говорится, «процесс пошел», и он затронет не только сами США, но и обстановку в мире в целом.

Нас, разумеется, в первую очередь интересует, как перемены в США отразятся на российско-американских отношениях. В ходе избирательной кампании российская тема, вопреки здравой логике, превратилась чуть ли не в центральную: если демократы, следуя стереотипам холодной войны, пытались демонизировать Россию, то Д. Трамп, напротив, говорил о готовности активно сотрудничать с Россией по широкому кругу вопросов. Делал ли он это по внутреннему убеждению или для того, чтобы дистанцироваться от демократов, покажет время. В любом случае разыграть «российскую карту» вашингтонским ястребам не удалось. Американские избиратели, отдав свои голоса Д. Трампу, показали, что устали от антироссийской пропаганды и все меньше верят тому, что Россия является источником «зла», который угрожает интересам США.

Размышляя о будущем российско-американских отношений, для начала стоило бы ответить на вопрос о том, почему окончилась неудачей политика «перезагрузки», объявленная в первый срок президента Б. Обамы. С «перезагрузкой» в обеих странах связывали немалые надежды. Восемь лет назад многим казалось, что все предпосылки для успеха такой «перезагрузки» налицо. И, действительно, было сделано немало в интересах двустороннего сотрудничества в самых различных областях, включая безопасность. Достаточно назвать подписание в апреле 2010 г. президентами Д. Медведевым и Б. Обамой Договора о мерах по дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Тем не менее администрация Обамы уходит в историю в тот момент, когда отношения с Россией оказались на самой низшей точке с уже далеких времен холодной войны.

Здесь можно говорить о конкретных ошибках и просчетах, допущенных той или иной стороной, о завышенных ожиданиях или бюрократической инерции. Все это так, однако историческое поражение «перезагрузки», на мой взгляд, имело и более глубокие, системные причины. С самого начала последней разрядки между Москвой и Вашингтоном стороны сосредоточились на решении пусть очень важных, но все же частных проблем, не уделяя должного внимания разработке и формулированию новых базовых принципов отношений, отражающих стратегические интересы двух стран. В результате отдельные достижения так и не смогли вывести наши отношения на качественно новый уровень, не создали необходимого запаса прочности, а потому «перезагрузка» не прошла испытания последними международными кризисами — в первую очередь кризисом на Украине.

Отсюда следует главный вывод на будущее: решая важные текущие вопросы с новой американской администрацией, необходимо одновременно начинать с ней серьезный разговор о стратегических интересах двух стран под углом зрения существующего потенциала и имеющихся объективных ограничителей двустороннего сотрудничества. В мою бытность секретарем Совета безопасности России мы пытались заняться этой работой с администрацией Дж. Буша-младшего, но в силу неготовности американской стороны практических результатов достичь нам тогда не удалось. Однако это не отменяет принципиальной важности такой задачи.

Какие вопросы необходимо поставить в первую очередь? Главный, на который обе стороны должны ответить себе и друг другу: являются ли Россия и США в современном мире непримиримыми противниками, или они все-таки при всех возможных разногласиях могут быть партнерами? Если мы неизбежные противники, то главная задача заключается в том, чтобы выработать такие согласованные «правила игры», которые позволяли бы в случае возникновения конфликтных ситуаций минимизировать риски прямого российско-американского противостояния, угрожающего международной безопасности. Можно было бы обратиться, например, к опыту времен «холодной войны», когда Москва и Вашингтон хорошо знали, где находится та «красная черта», за которую переступать нельзя.

Если же Россия и США готовы работать вместе как партнеры в интересах продвижения стабильности, безопасности, совместного противодействия глобальным вызовам, то необходимо выстроить эффективные формы диалога на всех уровнях, от высшего до конкретных ведомств и гражданского общества, с тем, чтобы наши отношения носили характер открытости и предсказуемости. Это позволило бы в случае возникновения разногласий, что естественно для наших отношений, преодолевать их в духе взаимного уважения, не допуская перерастания в острый кризис.

Формирование такой новой многоступенчатой архитектуры двусторонних отношений не только позволило бы сделать эти отношения более стабильными, но и открыло бы возможности для конструктивного диалога по ключевым проблемам современной международной жизни, решение которых невозможно без активного взаимодействия России и США. А таких проблем накопилось более чем достаточно: каким должно быть будущее мироустройство, как восстановить управляемость в международных делах, как бороться с терроризмом и угрозой распространения оружия массового поражения, что делать с множащимися региональными конфликтами и многое другое. Россия и США, как постоянные члены Совета Безопасности ООН, несут особую ответственность за решение этих проблем и располагают для этого большим потенциалом.

Разумеется, даже самые продуктивные двусторонние отношения между Москвой и Вашингтоном не могут решить всех мировых проблем. Современные международные отношения ни при каких обстоятельствах не вернутся к биполярной модели второй половины прошлого века. Но даже ограниченный успех на этом направлении, вне всякого сомнения, оказал бы существенное позитивное воздействие на ситуацию в мире в целом.

Впервые опубликовано в Российской газете

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся