Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Крылов

Д.и.н., профессор кафедры востоковедения, в. н. с. Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

Что представляет собой в действительности движение «Исламское государство»? Кто в XXI веке поддерживает создание «халифата» и «халифа» Ибрагима, призывающего всех мусульман мира подчиниться ему и присоединиться к джихаду? Перед какими вызовами стоят Сирия и Ирак? Американская тактика борьбы с боевиками самопровозглашенного «халифата» вряд ли будет эффективной. В условиях перенасыщенности региона оружием существует серьезная опасность распространения прикрывающегося религиозной риторикой терроризма по всему миру.

Что представляет собой в действительности движение «Исламское государство»? Кто в XXI веке поддерживает создание «халифата» и «халифа» Ибрагима, призывающего всех мусульман мира подчиниться ему и присоединиться к джихаду? Перед какими вызовами стоят Сирия и Ирак в свете террористических атак «Исламского государства» и начавшихся бомбардировок авиацией США и их союзников по НАТО? Американская тактика борьбы с боевиками самопровозглашенного «халифата» вряд ли будет эффективной. В условиях перенасыщенности региона оружием существует серьезная опасность распространения прикрывающегося религиозной риторикой терроризма по всему миру.

В первый день священного месяца Рамадан, 29 июня 2014 г., джихадистская организация «Исламское государство», ранее именовавшаяся «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), объявила о создании «халифата» на контролируемой ее боевиками территории Ирака и Сирии. В тот же день в соответствии с законами шариата на общем сходе сторонников организации глава иракского отделения «Аль-Каиды» и один из основателей группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади (настоящее имя Ибрагим Аввад Ибрагим Али аль-Бадри ас-Самарраи) был провозглашен «халифом», т.е. наместником Всевышнего над мусульманской общиной, под именем Ибрагим Багдадский.

Впервые радикальные исламисты, ставящие во главу угла борьбу за очищение ислама от чуждых примесей, основанных на культурных, этнических и других особенностях тех или иных народов, принявших ислам, обрели собственную государственность.

Нет сомнений в том, что это эпохальное событие в истории человеческой цивилизации. Впервые радикальные исламисты, ставящие во главу угла борьбу за очищение ислама от чуждых примесей, основанных на культурных, этнических и других особенностях тех или иных народов, принявших ислам, обрели собственную государственность. И только что народившаяся империя джихада уже источает серьезные угрозы и вызовы не только мусульманским государствам, но и всему миру.

«Халиф» и его воинство

Организация «Исламское государство» была образована в 2006 г. в Ираке в результате слияния 11 радикальных исламистских группировок, отпочковавшихся от «Аль-Каиды» (иракское отделение). В создании организации принимал активное участие Абу Мусаб аз-Заркауи, духовный лидер и ближайший соратник Усамы бен Ладена.

The Slate Group, By Joshua Keating and
Chris Kirk
Политическая мозаика сил на Ближнем
Востоке. Инфографика

Известно, что до 2013 г. группировка «Исламское государство» относилась к числу рядовых суннитских автономных вооруженных формирований и насчитывала не более 4 тыс. человек [1]. Ряды организации пополняли преимущественно бывшие солдаты и офицеры иракской армии, подчинявшиеся С. Хусейну до вторжения США и НАТО в Ирак в 2003 г. Однако за короткий промежуток времени организация стала центром притяжения джихадистов всех мастей, мигрирующих между странами Ближнего и Среднего Востока, Северной, Западной и Восточной Африки. В настоящее время под черным знаменем «Исламского государства» воюют 80 тыс. человек, из них 50 тыс. – в Ираке, 30 тыс. – в Сирии [2]. По информации западных СМИ, к армии новоявленного «халифата» примкнули около 3 тыс. граждан из Европы, США и республик бывшего СССР, в том числе из России (преимущественно из Чечни) [3]. Судя по тому, что «Исламское государство» издает свою пропагандистскую литературу на пяти европейских языках, в ней действительно немало людей, завербованных за пределами Ближнего Востока. По крайней мере, 95% джихадистов, сражающихся против сирийских правительственных войск, не являются гражданами Сирии.

Группировка снискала репутацию одной из самых жестоких исламистских организаций. Боевики «Исламского государства» несут ответственность за многочисленные теракты против сил НАТО на территории Ирака, военные преступления, массовые расстрелы иракских и сирийских военных, а также за геноцид иноверцев (1, 2). Ближайшая цель организации – создание на территории Сирии, Ирака и Ливана исламского суннитского государства, живущего по законам шариата. В перспективе предполагается расширение границ государства до контуров «классического халифата», простирающегося от границ Испании до Индии.

В настоящее время под черным знаменем «Исламского государства» воюют 80 тыс. человек, из них 50 тыс. – в Ираке, 30 тыс. – в Сирии.

«Исламское государство» получило широкую известность летом 2014 г., когда боевики начали полномасштабное наступление на северные и западные районы Ирака. Радикалам в течение месяца удалось взять под свой контроль несколько крупных городов, включая Мосул и Тикрит, и подойти вплотную к Багдаду. В Сирии экстремисты «Исламского государства» оккупировали северную провинцию Рака, в центральном городе которой с одноименным названием размещается штаб-квартира организации.

Весьма примечательна фигура новоявленного «халифа» Ибрагима, который в одночасье сменил военную форму полевого командира на одежды мусульманского богослова, проповедующего с трибуны центральной мечети Мосула известные ваххабитские истины о том, что «мусульмане должны избавиться от демократии, секуляризма, национализма, а также всего другого мусора и идей, идущих с Запада» [4].

В сознании миллионов суннитов халифат представляется уникальным исламским институтом, способным искоренить все проявления государственного непотизма, защитить мусульманскую общину от иностранной политической и экономической зависимости и инородных религиозных и культурных влияний.

Аль-Багдади, которому сейчас 43 года, воевал в качестве командира отрядов моджахедов в Афганистане и Ираке. В 2004 г. был арестован американцами и содержался некоторое время в тюрьме «Кэмп Бука» в Ираке. Однако, несмотря на тяжкие обвинения в организации террористической деятельности, был отпущен при неопределенных обстоятельствах. Есть доказательства, что аль-Багдади завербовали агенты ЦРУ, точно так же, как были завербованы боевики «Аль-Каиды» Абдель Хаким Бельхадж и шейх Халед Шариф, сыгравшие ключевую роль в свержении М. Каддафи в Ливии. Так, в частности, в секретных документах, опубликованных бывшим сотрудником Агентства национальной безопасности США Э. Сноуденом, содержалась информация о том, что аль-Багдади сотрудничал с ЦРУ, британской и израильской разведками.

Если «халифат» есть, значит, это кому-нибудь нужно

Economist
Территории, контролируемые Исламским
государством

В чем причины притягательности «Исламского государства? Основных причин две.

Во-первых, политика, проводившаяся американским марионеточным правительством Нури аль-Малики (2006–2014 гг.), была направлена на усиление повсеместного шиитского доминирования в Ираке, что объективно толкало суннитское население на вооруженное сопротивление. В Сирии конфликт между властью и оппозицией также носит ярко выраженный характер непримиримого противостояния шиитов (алавитов) и суннитов. Праведный и идеальный по своему устройству халифат, сформировавшийся в Средневековье, в период победоносных мусульманских завоеваний VII–IX веков, противопоставляется всем современным формам государственного управления, которые неизбежно, как показывает действительность, порождают социальную несправедливость, беззаконие, всепроникающую коррупцию, притеснение неимущих и произвол узкого слоя богачей. В сознании миллионов суннитов халифат представляется уникальным исламским институтом, способным искоренить все проявления государственного непотизма, защитить мусульманскую общину от иностранной политической и экономической зависимости и инородных религиозных и культурных влияний. Не случайно «халифат» и «халиф» Ибрагим встречают поддержку тысяч суннитов в городах, контролируемых «Исламским государством».

На сегодня «Исламское государство» – самая богатая террористическая организация с бюджетом 2,3 млрд долл., ежедневно пополняющая свои активы на 1 млн долл. только за счет спекуляций на нефтяном черном рынке.

Во-вторых, «Исламское государство» не нуждается в финансовой поддержке из-за рубежа, как, например, оппозиционная правящему сирийскому режиму «Свободная сирийская армия» либо другие военизированные или политические формирования, входящие в поддерживаемую Западом Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил. Самопровозглашенный «халифат» самостоятельно получает миллиарды долларов за счет грабежа банков, магазинов, захвата имущества иноверцев, обмена заложников за выкуп, работорговли, контроля над наркотрафиком и нелегальными каналами распространения нефти. На сегодня «Исламское государство» – самая богатая террористическая организация с бюджетом 2,3 млрд долл., ежедневно пополняющая свои активы на 1 млн долл. только за счет спекуляций на нефтяном черном рынке [5]. Американский политэксперт Дж. Перри, безусловно, прав, когда говорит, что денежный ресурс позволяет боевикам из «Исламского государства» «копировать стратегию ХАМАС, то есть предоставлять населению общественные услуги, а именно восстановить работу больниц и школ, тем самым укорениться в регионе и пользоваться поддержкой населения». Возможность легкого заработка привлекает, как видно, авантюристов и «солдат удачи» даже из далекого зарубежья.

Реакция на реинкарнацию «халифата»

С момента появления в 2013 г. на территории Сирии джихадистов «Исламского государства» официальное правительство страны отождествляет эту организацию с силой, представляющей наиболее серьезную опасность для национальных интересов САР. Это связано не только с тем, что боевики «Исламского государства» призывают к уничтожению правящего режима и жестоко расправляются с иноверцами, но и с тем, что своими действиями по созданию «халифата» они открыто угрожают суверенитету и территориальной целостности Сирии. В заявлении сирийского МИД от 4 августа 2014 г. отмечалось, что официальное правительство Сирии резко осуждает действия «Исламского государства» и будет решительно противостоять идеям такфиризма, терроризма и экстремизма.

Реакция России на появление самопровозглашенного «халифата» была однозначной. В Комментарии Департамента информации и печати МИД России, в частности, говорилось: «Видим в этом очередную кровавую провокацию, направленную на дальнейшее обострение межобщинных отношений, развал страны и создание на ее территории плацдарма международного терроризма».

Тактика накачивания оружием и без того взрывоопасного региона чревата самыми губительными последствиями.

С 8 августа 2014 г. американская авиация регулярно наносит авиаудары по базам «халифата» на территории Ирака. В начале сентября США инициировали создание коалиции стран НАТО для борьбы с «Исламским государством». К коалиции присоединились нефтедобывающие монархии Аравийского полуострова и Иордания. 10 сентября президент США Б. Обама выступил с обращением к американскому народу, в котором заявил о намерении нанести авиаудары по позициям «Исламского государства» в Сирии и Ираке. Не дожидаясь одобрения Совета Безопасности ООН, 22 сентября США при поддержке ряда союзнических стран провели операцию по уничтожению с воздуха районов нефтедобычи, которые находятся в сирийской провинции Рака, т.е. на территории самопровозглашенного «халифата». Кроме того, Б. Обама подписал принятую обеими палатами Конгресса резолюцию, которая позволяет снабжать оружием и обучать при помощи американских инструкторов бойцов сирийской оппозиции, в состав которой входят откровенно джихадистские группировки типа «Джебхат ан-Нусра».

Даже при удачном развитии задуманного сценария весьма велика вероятность того, что ниша, занимаемая сейчас «Исламским государством», попросту будет занята другими радикалами-исламистами.

Складывается парадоксальная ситуация: чтобы избежать потерь на земле, американцы готовы потратить 500 млн долл. на организацию нового внутреннего конфликта между сирийскими оппозиционерами. Они рассчитывают на то, что силы, направленные против «Исламского государства», после уничтожения «халифата» повернут свое оружие против Б. Асада и его окружения. Не прекращаются потоки американского и западноевропейского оружия и денег, направляемых на поддержку курдских формирований (пешмерга) и подразделений иракской армии, которые по планам заокеанских стратегов должны поддержать на земле атаки с воздуха. Министерство обороны Ирака и местные формирования, противостоящие ИГИЛ, уже получили военную помощь от Пентагона в размере 20,1 млрд долл. Однако тактика накачивания оружием и без того взрывоопасного региона чревата самыми губительными последствиями.

REUTERS/Stringer
Игорь Иванов:
Заменят ли бомбы дипломатию?

Гражданское противостояние в Сирии имеет несколько измерений. Конфликт зародился как бунт обнищавшей периферии против относительно благополучного центра. Мятежи на периферии были поддержаны массовыми выступлениями городского среднего класса за демократические реформы и против авторитарной системы управления, которую олицетворяют клан Б. Асада и его бюрократическое и предпринимательско-олигархическое окружение. Внутреннее протестное движение быстро приобрело форму застарелого конфессионального конфликта между алавитами и суннитами [6]. Вмешиваясь в это сложное переплетение конфликтов, США фактически разжигают еще один конфликт – на этот раз между различными группами суннитов. Но даже при удачном развитии задуманного сценария весьма велика вероятность того, что ниша, занимаемая сейчас «Исламским государством», попросту будет занята другими радикалами-исламистами, которые по своим воззрениям и зверствам в отношении всех несогласных мало чем отличаются от адептов «халифа» Ибрагима. Даже американские специалисты по конфликтологии убеждены, что война в Сирии будет носить затяжной характер в силу того, что администрация США оказалась в тупике и не может выработать вразумительную сирийскую политику. Но у нее еще есть время до 2020 г., а, возможно, и больше (1).

Похожая ситуация сложилась в Ираке. После свержения американцами режима С. Хусейна на фоне воцарившихся хаоса и анархии с новой силой заполыхал конфликт между местными шиитами и суннитами. Велика вероятность того, что в случае гипотетической победы шиитских формирований над «Исламским государством» те снова будут требовать создания собственного независимого государства. Не случайно Турция, больше всего опасающаяся именно этого, не позволяет турецким курдам пересечь сирийскую границу для воссоединения со своими соотечественниками для борьбы с «Исламским государством».

Напрашивается закономерный вопрос: кто заинтересован в дроблении мусульманских народов по религиозному, национальному или иному принципу, кому выгоден полный развал исламских государств, имевших еще совсем недавно реальный политический вес? Ответ, на наш взгляд, более чем очевиден. В развитии дезинтеграционных процессов в стратегически важном регионе Ближнего Востока заинтересованы все те же страны, которые продуцируют и совершенствуют технологии «весенних революций» на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а именно США, ряд стран НАТО и petro-монархии Аравийского полуострова.

Без всеобщего разоружения вооруженных групп и формирований достичь урегулирования в Сирии и Ираке не удастся. Милитаризация региона и точечные авиаудары будут только способствовать укреплению и расширению террористического интернационала, расползанию джихада по другим странам и континентам.

1. The Wall Street Journal, 12.06.2014.

2. The Economist, 14.06.2014.

3. The New York Times, 15.09.2014.

4. The Washington Times, 05.08.2014.

5. AFP et «Le Parisien», 18.06.2014.

6. Крылов А.В., Федорченко А.В. Многовариантный прогноз развития ситуации в регионе БВСА // Аналитические доклады ИМИ. Вып. 1(40). М.: МГИМО-Университет, 2014. С. 7–11.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся