Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Маркедонов

К.и.н., доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, эксперт РСМД

Прошедшие 8 октября 2016 г. парламентские выборы в Грузии стали многомерным политическим тестом. Партия «Грузинская мечта» теперь выступала без союзников. Ей важно было доказать, что она способна оставаться правящей партией. Это был тест и для партии «Единое национальное движение» на то, готова ли она сохранять позиции ведущего оппонента властей. И также это был тест для партий, которые не укладываются в мейнстрим, потому что грузинский политический мейнстрим в большей степени прозападный.

Прошедшие 8 октября 2016 г. парламентские выборы в Грузии стали многомерным политическим тестом. Партия «Грузинская мечта», которая «похудела» в политическом смысле (четыре года назад она представляла собой коалицию), теперь выступала без союзников. Ей важно было доказать, что она способна оставаться правящей партией. Это был тест и для партии «Единое национальное движение», перешедшей четыре года назад в разряд оппозиционной силы, на то, готова ли она сохранять позиции ведущего оппонента властей, а может, даже бросить вызов правящей партии. И также это был тест для партий, которые не укладываются в мейнстрим, потому что грузинский политический мейнстрим в большей степени прозападный. И «Единое национальное движение», и «Грузинская мечта», и отколовшиеся от нее «осколки» — «Свободные демократы» или республиканцы — активно выступают за НАТО и европейскую интеграцию. Таким образом, появляется противовес, для которого тоже получился некий тест. Полагаю, что все тесты с большей или меньшей успешностью были сданы. Правящая партия выиграла по пропорциональной системе.

Важно было доказать, что она способна оставаться правящей партией.

В скором времени в большинстве мажоритарных округов будет проведен второй тур. Правящая партия, используя административный ресурс, всегда имеет большие шансы. Партия «Единое национальное движение» показала, что проигрыш для нее не стал фатальным, и она сохранила пусть меньший, но твердый ресурс поддержки. Впереди у нее серьезное переформатирование, так как М. Саакашвили заявил, что не собирается возвращаться в Грузию. Вряд ли его супруга, в случае ее победы во втором туре, станет лидером партии. Следовательно, будут новые лидеры, и рано или поздно встанет вопрос: а может быть, можно без него?

Sputnik / Alexander Imedashvili
Митинг Единого Национального Движения


Партия «Единое национальное движение» показала, что проигрыш для нее не стал фатальным, и она сохранила пусть меньший, но твердый ресурс поддержки.

В отличие от прошлого созыва, Парламент будет не двух-, а трехпартийным. Не стоит слишком переоценивать силы партии «Альянс патриотов», потому что она получила шесть мест. Шесть мест не произведут «коперниканского переворота» в Парламенте, но, тем не менее, это уже и нельзя считать несистемной маргинальной силой, которая не имеет права вносить инициативы и ставить под сомнение действия правительства и парламентского большинства.

Сказать, что складывающаяся политическая ситуация в Грузии диаметрально развернет отношения с Россией, нельзя, потому что две силы-фаворита ориентированы прозападно, они придерживаются одинаковой стратегии, однако их тактические подходы разные. Если для «Единого национального движения» времен М. Саакашвили любой, говоря языком Интернета, троллинг России приветствовался, то представители «Грузинской мечты», наоборот, хотят от этого уходить, считая, что не надо самим создавать для Запада проблемы. Они рассуждают так: если Запад будет видеть, что наша сила не создает для них головную боль в виде России, то, может быть, нас быстрее примут в НАТО и Европейский союз. То, что в Парламенте оказывается сила, которая будет заявлять о том, что отношения с Россией — важный приоритет, и их надо развивать, — уже некий сигнал.

Сказать, что складывающаяся политическая ситуация в Грузии диаметрально развернет отношения с Россией, нельзя, потому что две силы-фаворита ориентированы прозападно.

Стоит обратить внимание на еще одно важное обстоятельство — в Аджарской Автономной Республике состоялись выборы в Верховный совет. Они остались в тени, а между тем в законодательный орган республики также прошли две партии, которые считаются «третьей силой», — «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе и «Альянс патриотов». Таким образом, Аджарская автономия, которая в экономическом плане довольно важна (здесь Батуми, порт, граница с Турцией), имеет больший интерес к диверсификации грузинской внешней политики. Запрос на «третью силу» формировался в Грузии давно, но до сих пор попытки были неудачные. Эту попытку можно считать определенной заявкой. До следующих парламентских выборов еще четыре года — посмотрим, получит ли это свое развитие в будущем.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся