Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Георгий Толорая

Д.э.н., профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН , эксперт РСМД

Пять государств посчитали, что в нынешней архитектуре глобального управления они даже в рамках «Группы двадцати» не имеют возможности донести до мирового сообщества собственные инициативы и предложения и, в отличие от «Группы семи» или БРИКС, не имеют механизма согласования подходов к глобальным проблемам, особенно финансово-экономическим. На встрече министров иностранных дел Мексики, Индонезии, Южной Кореи, Турции и Австралии была достигнута договоренность о создании новой неформальной переговорной структуры «средних держав» – МИКТА.

На встрече министров иностранных дел Мексики, Индонезии, Южной Кореи, Турции и Австралии, состоявшейся в конце сентября 2013 года во время 68-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, была достигнута договоренность о создании новой неформальной переговорной структуры «средних держав» – МИКТА. Пять государств посчитали, что в нынешней архитектуре глобального управления они даже в рамках «Группы двадцати» не имеют возможности донести до мирового сообщества собственные инициативы и предложения и, в отличие от «Группы семи» или БРИКС, не имеют механизма согласования подходов к глобальным проблемам, особенно финансово-экономическим. Первая встреча стран МИКТА в официальном формате пройдет в 2014 году в Мексике. В ходе ее планируется принятие совместной декларации, которая сейчас обсуждается. На этом этапе Мексика будет выполнять организационные функции.

Неожиданное возникновение в геополитическом словаре новой аббревиатуры порождает немало вопросов. Ведь после появления БРИКС аналитики как будто соревновались в изобретении новых комбинаций стран, которые смогут составить конкуренцию БРИКС, быть более привлекательными для инвестирования и с точки зрения перспектив экономического роста: Next 11, CIVETS, MINT и др. Однако до образования группировки дело не доходило. Самый важный из вопросов – кому выгодно создание новой структуры? Кому пришла в голову столь экзотическая идея? Зачем нужна МИКТА? Каковы перспективы устойчивости этого объединения и его развития? Насколько сплоченным оно окажется и каковы, предположительно, будут его позиции в сложившейся структуре глобального управления и в международных структурах в целом? Возможно ли его расширение? Как оно будет взаимодействовать в рамках «сетевой дипломатии» с другими объединениями?

Позиции стран-членов МИКТА

Пять государств посчитали, что в нынешней архитектуре глобального управления они даже в рамках «Группы двадцати» не имеют возможности донести до мирового сообщества собственные инициативы и предложения и, в отличие от «Группы семи» или БРИКС, не имеют механизма согласования подходов к глобальным проблемам, особенно финансово-экономическим.


Фото: russian.korea.net
Президент Республики Кореи Пак Кын Хе
проводит переговоры с премьер-министром
Джоном Кейем

Формально инициатором создания столь разнородного сообщества выступила Южная Корея. В ее дипломатическом лексиконе термин «средняя держава» в качестве желательного статуса для страны возник еще в 1990-е годы. К этой категории в международной политологии относят около четырех десятков стран, включая и некоторых членов БРИКС: Бразилию, Индию, Южную Африку.

Стремление Южной Кореи задействовать этот дипломатический ресурс отражало неудовольствие набирающей экономическую мощь и весьма амбициозной нации своим положением вассала во внешней политике. Ведь Южная Корея, зажатая между крупными державами, с самого момента своего создания попала в плен межсистемного конфликта и много десятков лет вынуждена следовать в фарватере политики США. Термин «средняя держава», определяющий особое место и связующую роль Кореи между более сильными и более слабыми государствами, все чаще стали применять с приходом к власти президента Ли Мен Бака (2008 г.). Южная Корея вошла в ряд специализированных группировок средних держав, таких как Uniting for Consensus Group (по вопросу реформы СБ ООН), JACKSNNZ (по вопросу ограничения биологического и токсинного оружия) и др., и выдвинула концепцию «зеленого роста», призванную стать ориентиром для других средних держав. Южнокорейские теоретики считают, что статус средней державы позволяет стране вырваться из положения заложника американо-китайской конфронтации, использовать преимущества сетевой дипломатии и тенденций к полицентричности в международных отношениях.

Другие страны поначалу восприняли инициативу Республики Корея об объединении на основе своего «среднего» характера с некоторым недоумением. Но теперь они с энтузиазмом стали относиться к собственной востребованности и перечисляют возможные дивиденды, которые ожидают получить от участия в МИКТА. Интерес к сотрудничеству с новым объединением проявляют даже некоторые страны БРИКС – например, Южная Африка.

Формально инициатором создания столь разнородного сообщества выступила Южная Корея.

Пятеро участников МИКТА далеки друг от друга территориально, но довольно близки по уровню экономического развития. По данным Всемирного банка и МВФ, в 2012 году Мексика заняла 11-е место в мире по ВВП по паритету покупательной способности (ППС), Республика Корея – 12-е, Индонезия – 15-е, Турция – 16-е, а Австралия – 18-е место. Страны солидарны по многим вопросам: функционирование «двадцатки», реформа ООН, изменения климата, ядерное разоружение. Западные комментаторы, в целом одобрительно относящиеся к новой группировке, особо выделяют приверженность стран МИКТА демократии, рыночной экономике и их готовность «внести вклад в развитие международного сообщества».

Индонезийская печать подчеркивает роль МИКТА как «строителя моста» между странами с различным весом на мировой арене. Турецкие официальные источники отмечают «мирный и конструктивный подход» участников объединения к международным вопросам и подчеркивают их роль в определении статуса «Целей развития тысячелетия» после 2015 года. Однако в их заявлении чувствуется и определенное удовлетворение от того, что «не удостоенная» членства в ЕС Турция теперь использует МИКТА для продвижения мультивекторной дипломатии. Эксперты обращают внимание и на то, что в состав МИКТА входят две крупнейшие мусульманские страны, тогда как в сложившихся структурах глобального управления исламские государства практически не представлены. Удовлетворенная появившейся возможностью подкорректировать свой имидж проамериканской страны Мексика добивается более сбалансированного представительства среди соперничающих центров силы. При этом особенно важно для мексиканских властей сближение с динамично развивающимися азиатско-тихоокеанскими странами (Мексика является членом Тихоокеанского альянса, включающего также Колумбию, Перу и Чили).

Последствия для глобальной повестки и рекомендации

Страны солидарны по многим вопросам: функционирование «двадцатки», реформа ООН, изменения климата, ядерное разоружение.


Фото: guncelhaber.org
Встреча Энрике Пенья Ньето с Реджепом
Эрдоганом

Наиболее важное следствие появления МИКТА – возникновение «блока неопределившихся акционеров» (swing vote), который в зависимости от ситуации может присоединяться к противостоящим друг другу по многим вопросам группировкам «семерки», развитых стран или БРИКС и решать исход голосования в рамках, в частности, «Большой двадцатки». О такой перспективе с определенным удовлетворением говорят на Западе, считая, что это вносит многовариантность в процесс принятия решений по ключевым вопросам глобальной повестки.

Судя по составу и генезису группы, при голосовании по проблемным вопросам она чаще будет поддерживать развитые страны Запада («Группа семи»). Таким образом, возникновение МИКТА представляет собой вызов прежде всего для БРИКС, так как может качественно изменить соотношение сил в архитектуре глобального управления.

Кроме того, ряд стран, ранее стремившихся в БРИКС, – такие как Индонезия, Турция, Мексика – теперь оказались связанными с МИКТА. Это, конечно, не исключает их последующего приема и в БРИКС, но снижает авторитет данного более мощного объединения. Тем более оперативно БРИКС следует подходить к рассмотрению идей о расширении объединения. Решения на этот счет надо готовить уже к намеченному на весну 2014 года саммиту БРИКС в Бразилии. Первая в очереди, – как мне кажется, Индонезия, в том числе – в качестве представителя мусульманской цивилизации (поскольку БРИКС, помимо прочего, остается еще и межцивилизационным объединением). МИКТА, разумеется, не может претендовать на такую роль, даже если не исключать и присоединения к ней других «средних государств», от Аргентины до Саудовской Аравии, – подобные идеи циркулируют в экспертном сообществе. Среди прочего можно предположить, что это окончательно похоронит сильно растерявшее авторитет после окончания холодной войны Движение неприсоединения.

Наиболее важное следствие появления МИКТА – возникновение «блока неопределившихся акционеров» (swing vote), который в зависимости от ситуации может присоединяться к противостоящим друг другу по многим вопросам группировкам «семерки», развитых стран или БРИКС и решать исход голосования в рамках, в частности, «Большой двадцатки».

Кроме того, именно БРИКС необходимо – разумеется, после взаимных консультаций – предпринять инициативные шаги по налаживанию взаимовыгодного партнерства с новым объединением. Ведь ему есть чему поучиться у БРИКС и в плане определения повестки дня (во многом они у двух группировок сходны), и в опыте обсуждения и принятия решений по проблемам, представляющим общий интерес, и в плане организационного строительства. Может идти речь даже о налаживания постоянного взаимодействия между двумя объединениями – сначала в форме партнерства, а позже, вероятно, и в более обязывающих формах, включая ассоциированное членство или даже слияние.

БРИКС также стоило бы подумать о сотрудничестве с другими средними державами – членами «двадцатки». Возможно, следовало бы начать с консультации и обсуждения вариантов по экспертной линии. Удобной площадкой для этого мог бы стать созданный в ходе саммита БРИКС в Дурбане (ЮАР, март 2013 г.) Совет экспертных центров БРИКС (BRICS Think Tank Council), учредителем которого с российской стороны является Национальный комитет по исследованию БРИКС. Возможны и консультации в двустороннем формате. Россия могла бы проявить инициативную роль как в обсуждении этого вопроса среди стран БРИКС, так и в налаживании диалога с МИКТА.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся