Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 1)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Георгий Толорая

Д.э.н., профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН , эксперт РСМД

В последнее время в западных СМИ и определенной части российской научной публицистики усиливаются критика БРИКС и сомнения в перспективах объединения. Высказывались мнения, что саммит в Гоа будет рутинным, сама «пятерка» сбавит обороты, а ее влияние на мировой арене будет снижаться. На деле лидеры пяти стран подтвердили намерение расширять взаимодействие в рамках объединения и способствовать его дальнейшему укреплению, особенно политической составляющей, что имеет большое значение для России в условиях конфликта с Западом.

В последнее время в западных СМИ и определенной части российской научной публицистики усиливаются критика БРИКС и сомнения в перспективах объединения. Высказывались мнения, что саммит в Гоа будет рутинным, сама «пятерка» сбавит обороты, а ее влияние на мировой арене будет снижаться. На деле лидеры пяти стран подтвердили намерение расширять взаимодействие в рамках объединения и способствовать его дальнейшему укреплению, особенно политической составляющей, что имеет большое значение для России в условиях конфликта с Западом.

Реальные и надуманные проблемы БРИКС

БРИКС — довольно молодому проекту для своего масштаба — исполнилось 15 лет с тех пор, как Уильям Дж. О’Нил придумал аббревиатуру для обозначения инвестиционно привлекательных растущих рынков, и 10 лет с тех пор, как встреча министров иностранных дел в Нью-Йорке положила начало формированию межгосударственного объединения нового типа с тем же названием. И сразу же новый формат столкнулся с неприязнью и насмешками со стороны Запада, в том числе научных сообществ и СМИ, ориентированных на интересы развитых стран.

В последние год-полтора критических отзывов о БРИКС наблюдается все больше и больше. В СМИ и научной публицистике обсуждается вопрос — а жив ли еще БРИКС? Статьи о том, что объединение БРИКС исчерпало свои возможности и погрязло в  проблемах, постоянно выскакивают в любом интернет-поисковике. Даже после прошедшего в Индии саммита уже появилось немало публикаций на эту тему.

Слабость БРИКС видят в неэффективности самой идеи объединения столь разнородных стран, каждая из которых ставит на первый план свои национальные интересы.

Слабость БРИКС видят в неэффективности самой идеи объединения столь разнородных стран, находящихся на разных ступенях развития, с разными политическими режимами (демократическими и авторитарными), каждая из которых ставит на первый план свои национальные интересы. Большое внимание уделяется противоречиям, которые реально существуют между этими государствами. Прежде всего, это давно существующий геополитический конфликт между Китаем и Индией, который не смягчается со временем. Активно обсуждаются экономические трудности стран БРИКС, снижение темпов экономического роста (стоит отметить, что относительно устойчивые темпы роста демонстрирует только Индия).

Оппоненты БРИКС концентрируют внимание также и на том, что страны-участницы находятся в разных отношениях с США и Западной Европой. Россия — изгой (оставим этот тезис без комментариев). Китай — нежелательный конкурент, угрожающий гегемонии США, позиции которого надо по возможности ослабить. Индия — новая сила, которая стремится к контактам с Западом. Запад, в свою очередь, тоже заигрывает с Индией. Бразилия после смены администрации вроде бы «встала на правильный путь», но остается экономически неблагополучной. Что касается ЮАР, ее не стоит рассматривать как полноправного «игрока» большой геополитики, учитывая внутриполитические проблемы в стране.

REUTERS/Danish Siddiqui
Михаил Лавров: Панорама БРИКС

Углубляясь в различия политических стратегий стран БРИКС, оппоненты подчеркивают, что государства БРИКС не демонстрируют единства позиций на внешнеполитической арене. Например, в Совете Безопасности ООН они не всегда голосуют одинаково по важным вопросам, а желание Индии, Бразилии и ЮАР стать постоянными членами Совбеза не слишком приветствуется Китаем.

Политическая реальность, однако, говорит об ином. В последние годы США и Запад, не заявляя об этом открыто, приняли БРИКС всерьез — доказательством этому служит тот факт, что они ведут против объединения пяти государств активную подрывную работу (в этом отношении стоит задуматься над тем, не стала ли ее звеном отставка Дилмы Руссефф?). Почему страны Запада не признают БРИКС своим соперником? Во-первых, это было бы оказанием слишком большой чести. А во-вторых — зачем настораживать и предупреждать об опасности коалицию врагов, угрожающих гегемонии США (прежде всего это относится к России и Китаю)?

Саммит в Гоа: опасения и итоги

На таком фоне распространились опасения, что председательство Индии в БРИКС приведет к стагнации объединения, что ничего принципиально нового и важного в индийский год не произойдет, а саммит в Гоа будет проведен «для галочки». Поначалу Индия не проявляла особой расторопности, и это воспринималось как свидетельство ее нежелания идти наперекор американской линии. Такого мнения придерживались не только западные политологи и эксперты, но и многие отечественные представители прозападной либеральной научной публицистики.

Однако итоги саммита оказались неожиданно позитивными даже в сравнении с оптимистическими прогнозами. По сути, политические лидеры стран БРИКС и представители их элиты, в чем-то переломив пассивность своей бюрократии, дали мощный импульс объединению как носителю незападной концепции структуры международных отношений в эпоху становления полицентричного мира. Итоговая декларация саммита в Гоа стала неприятным сюрпризом для западных стран. Отодвинув на второй план объективно существующие противоречия между странами БРИКС, их лидеры смогли сформулировать единую позицию по ряду принципиально важных вопросов, направленную против доминирования США.

Вопреки ожиданиям тех, кто называет БРИКС лишь экономическим союзом, в повестке преобладали вопросы безопасности, разрешения конфликтов и общих подходов к кризисам и вызовам, глобального регулирования стратегической стабильности. Тема борьбы с общей угрозой — международным терроризмом стала одной из центральных на индийском саммите, но не все остались довольны результатами обсуждений. Например, Индия хотела бы более решительного осуждения государственного терроризма. Для России принципиально важной оказалась поддержка государств БРИКС в сирийском вопросе. Лидеры со ссылкой на соответствующие резолюции ООН поддержали ее позицию и призвали к «беспощадной борьбе» с группировками, признанными ООН террористическими, такими как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра». Таким образом, попытки Соединенных Штатов противопоставить Россию другим государствам БРИКС в сирийском вопросе провалились. Важна и согласованная позиция лидеров «пятерки» по ситуациям в Северной Африке (Ливии) и Афганистане, а также других горячих точках.

Шерпа РФ в БРИКС Сергей Рябков отметил, что в документах саммита зафиксировано большое количество важных для России тем, в числе которых использование космоса в мирных целях, инициативы о разработке конвенции о запрещении химического и биологического терроризма; также был поддержан и тезис «о недопустимости односторонних мер санкционного характера». Постепенное расширение повестки дня работы БРИКС имеет большое значение для России. Сейчас, когда замедлились темпы экономического роста и не все страны БРИКС в состоянии преодолеть последствия экономического спада, важно заниматься социальными вопросами и проблемами устойчивого развития, где роль БРИКС может стать новаторской.

Умножение и углубление форматов и институализация

Саммиту предшествовали и за ним последуют министерские встречи, экспертные консультации, в том числе по линии гражданского общества, инициированные Россией, — всего более чем по 30 направлениям. Хотелось бы упомянуть о работе Совета экспертных центров БРИКС (СЭЦ), который объединяет экспертно-стратегические центры по БРИКС Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. Экспертные рекомендации, выработанные в ходе очередного Академического форума в Гоа в сентябре, были доведены до глав государств.

Какие изменения произошли за год с небольшим между российским и индийским саммитами? Прежде всего, начал работу Новый банк развития БРИКС (НБР). Банк осуществил инвестиции в первые проекты в странах–участницах в области «чистой энергетики» — по одному проекту на каждую страну. Так, в России это строительство ГЭС в Карелии. Первый год работы НБР был признан лидерами объединения удачным. Говоря о стратегии Банка БРИКС, президент России Владимир Путин отметил, что «нужно определить географические и отраслевые приоритеты, а затем начать разработку критериев принятия новых членов в банк, зафиксировать основные параметры его инвестиционного портфеля». Особо отмечен позитивный факт перехода на взаиморасчеты в национальных валютах, выпуск номинированных в юанях ценных бумаг. В ближайших планах — аналогичные шаги в отношении бумаг также в рупиях и рублях.

С запуском пула валютных резервов появляется возможность для более эффективной защиты валют от волатильности финансовых рынков. С февраля в центробанках БРИКС открыты специальные корреспондентские счета в национальных валютах. Это, безусловно, подрывает гегемонию доллара и вызывает яростное негодование и противодействие США.

На саммите в Гоа обсуждались вопросы энергетики, торговли, банковского взаимодействия, сельского хозяйства, использования космоса и других «общих пространств», здравоохранения, образования, развития гуманитарных контактов и туризма, борьбы с бедностью и социальным неравенством. Помимо Декларации, был заключен ряд секторальных соглашений. Некоторые полагают, что БРИКС грозит «синдром Гаргантюа» — стремление проглотить слишком много разных блюд. Возможно, декларации могли бы быть лаконичнее, но стремление пяти стран наладить многостороннее сотрудничество в самых разных областях — объективная потребность. Хотя круг решаемых объединением общих глобальных проблем стоило бы определить более четко.

Один из новых амбициозных экономических проектов — совместная разработка Ключевского золотого месторождения в Забайкальском крае. Ожидаемые инвестиции оцениваются в 400–500 млн долл. (производство порядка 6,5 т золота в год).

Лидеры государств БРИКС провели и двусторонние встречи. Так, только Россия и Индия подписали 18 соглашений о совместной работе в различных сферах, в том числе о поставке в Индию комплексов С-400 и совместном производстве многоцелевых вертолетов. Согласованы параметры строительства 5 и 6 энергоблоков АЭС «Куданкулам». Кроме того, Россия и Индия договорились об открытии совместного инвестиционного фонда размером в 1 млрд долл.

К дискуссии были приглашены лидеры Инициативы стран Бенгальского залива по многостороннему техническому и экономическому сотрудничеству [1]. Эти страны (за исключением Индии) до сих пор не были приоритетом внешней политики и экономики России, поэтому их участие в саммите стало шансом для Москвы поддержать и укрепить с ними отношения.

Уроки саммита и перспективы БРИКС

Саммит продемонстрировал, что БРИКС остается союзом реформаторов миропорядка, и это стремление не ослабло, несмотря на объективные трудности (возможно, разочарование «недругов» вызвала поддержка этого курса Бразилией, которой предрекали чуть ли не выход из группы). В основе взаимодействия пяти государств лежат общие интересы: все они стремятся к такому изменению глобальной архитектуры, которое позволило бы странам БРИКС занять достойное место (один из одиозных примеров ущемления интересов стран БРИКС — квоты в МВФ). Пусть это и общность «друзей по расчету», каждый из которых воспринимает БРИКС как «транзитный экипаж», помогающий достичь роста влияния в мире и глобальном управлении. 

Сейчас, когда замедлились темпы экономического роста и не все страны БРИКС в состоянии преодолеть последствия экономического спада, важно заниматься социальными вопросами и проблемами устойчивого развития, где роль БРИКС может стать новаторской.

Запад и США навязывают свою повестку дня институтам глобального управления, стремясь сохранить мировое доминирование. Хотя «Группа двадцати» задумывалась как своего рода глобальное правительство, в ней по-прежнему доминирует узкий круг избранных — «Группа семи», которая принимает все принципиально важные международные решения и, можно сказать, правит миром.

Объединение БРИКС не пытается сломать современное мироустройство и никак не разделяет революционных методов разрушения имеющихся институтов. Однако крупнейшие восходящие державы выступают против монополизации Западом прав формулирования и интерпретации правил и порядка их выполнения. Важно отметить, что страны БРИКС неизменно подчеркивают необходимость взаимодействия с международными структурами, выступая, насколько это возможно, единым фронтом. На саммите в Гоа говорили, в частности, о важности соблюдения общих правил торговли в рамках ВТО, хотя ясно, что меры США по созданию Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств и заключению соглашения о торговле услугами подстраивают общемировые режимы под интересы Соединенных Штатов и изолируют «неугодных», в том числе Китай и Россию. На этом пути, впрочем, у США не все получается.

Будучи проектом политических элит развивающихся стран, БРИКС призван изменить глобальную ситуацию мирным путем. И это происходит в истории цивилизации впервые: ранее геополитические конфликты разрешались только одним способом — войнами. Однако Третья мировая война станет глобальной катастрофой для всего человечества.

Стремление пяти стран наладить многостороннее сотрудничество в самых разных областях — объективная потребность.

Видя оппозицию своим предложениям по корректировке архитектуры глобального управления, сложившейся после Второй мировой войны и распада СССР, объединение прибегает к тактике создания собственных альтернативных структур, «параллельного международного управления». Это продиктовано собственными интересами государств, хотя многие интерпретируют такую позицию как предупредительный выстрел в сторону сегодняшних «монополистов». Правда, в вопросе институализации БРИКС не все гладко — страны-участницы справедливо опасаются создания каких-либо наднациональных органов, чего особенно активно не приемлет Китай.

В частности, пока не получила поддержки высказываемая индийскими учеными идея создать объединенный исследовательский Центр пяти стран, который будет вырабатывать стратегию БРИКС. Оптимальным было бы создание такой структуры под эгидой НБР, однако для этого надо заручиться согласием акционеров Банка. Тем не менее такая координирующая структура, занимающаяся целеполаганием и выработкой стратегии развития БРИКС, нужна. Но пока идея согласования на экспертном уровне предложений для руководителей пяти стран по развитию БРИКС и совместных действиях на международной арене наталкивается на инерцию аппарата.

Будучи проектом политических элит развивающихся стран, БРИКС призван изменить глобальную ситуацию мирным путем.

И сегодня поле научных оценок и информации остается наполненным спорами. После каждого саммита некоторые СМИ предсказывают «пятерке» скорую и неминуемую гибель. Но, если несколько переформулировать пословицу, ангажированная пресса лает, а БРИКС идет. Пусть медленно, но все же в сторону консолидации, а не от нее, подобно ЕС. При желании в деятельности группы БРИКС всегда можно найти недостатки и слабые места, однако мы недостаточно противостоим информационной войне, которая ведется против объединения. Необходимо проводить кампанию по разъяснению значения и задач БРИКС.

Для России сегодня отношения с государствами БРИКС — одна из наиболее перспективных внешнеэкономических инициатив в условиях остракизма со стороны Запада. Из-за сокращения контактов с Западом политические и деловые круги России, взаимодействуя в рамках БРИКС, получают альтернативную возможность расширения международного сотрудничества. России важно интенсифицировать институализацию «пятерки». Похоже, что этот процесс будет инициирован не «сверху», а «снизу», на отраслевом уровне (к примеру, идет речь о создании Энергетической ассоциации, центра в области транспортных исследований). С учетом звучащих иногда заявлений, что БРИКС — это российский проект, надо проявлять разумную гибкость.

  1. БИМСТЕК (Инициатива стран Бенгальского залива по многостороннему техническому и экономическому сотрудничеству) объединяет Бангладеш, Бутан, Индию, Мьянму, Непал, Шри-Ланку и Таиланд.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 1)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся