Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Дмитрий Кику

К.полит.н., эксперт РСМД

Завершение в 2016 г. срока полномочий Пан Ги Муна в качестве генерального секретаря ООН и предстоящие выборы нового главного административного должностного лица Организации (первый тур голосования в Совете Безопасности по кандидатам запланирован на 21 июля 2016 г.) послужат значимым поводом для международного сообщества не только сделать выбор в пользу приемлемой для всех кандидатуры, но и задуматься над дальнейшими преобразованиями системы Всемирной организации.

Завершение в 2016 г. срока полномочий Пан Ги Муна в качестве генерального секретаря ООН и предстоящие выборы нового главного административного должностного лица Организации (первый тур голосования в Совете Безопасности по кандидатам запланирован на 21 июля 2016 г.) послужат значимым поводом для международного сообщества не только сделать выбор в пользу приемлемой для всех кандидатуры, но и задуматься над дальнейшими преобразованиями системы Всемирной организации.

По традиции генеральными секретарями ООН поочередно назначаются выходцы из различных регионов мира, которые представляют страны, не являющиеся постоянными членами Совета Безопасности (это сделано, чтобы исключить возможность монополизации влияния в ООН). С точки зрения региональной ротации, которая носит неформальный характер, группа восточноевропейских государств считает, что на этот раз наступила их очередь выдвигать своего претендента. Четкого правила ротации должности генерального секретаря между региональными группами не существует и, как показывает прошлый опыт, это правило не всегда реализуется в полной мере. Так, за более чем 70-летнюю историю существования ООН из пяти региональных групп только представители Восточноевропейской группы не занимали пост генерального секретаря.

Процесс отбора кандидатуры будущего генсекретаря ООН — результат сложных компромиссов и тайных договоренностей между государствами.

Процесс отбора кандидатуры будущего генсекретаря ООН — результат сложных компромиссов и тайных договоренностей между государствами. «Первую скрипку» в нем играют пять постоянных членов Совета Безопасности — Россия, Китай, США, Великобритания и Франция. В истории ООН было достаточно примеров, когда «пятеркой» отвергались кандидатуры политиков с мировым именем (например, Шарля де Голля, Дуайта Эйзенхауэра и Энтони Идена). К тому же, как показывает практика, государства — члены ООН не заинтересованы в излишней самостоятельности генерального секретаря.

Нынешний предвыборный процесс происходит на фоне нарастающих упреков в адрес ООН в снижении престижа, равно как и эффективности ее Совета Безопасности. Насколько подобные утверждения соответствуют истине, и какой «багаж» достанется преемнику Пан Ги Муна?

Сквозь тернии глобальной ответственности

ООН. От сохранения мира к
миростроительству. Лонгрид РСМД

Показательно, что генеральные секретари ООН, которые пытались проводить независимую от Вашингтона линию, в своей деятельности сталкивались с серьезными проблемами. Так, например, шестой генеральный секретарь Бутрос Бутрос-Гали (Египет), был известен своим непримиримым сопротивлением американской политике на Балканах. В результате Вашингтон наложил вето на его переизбрание на второй срок. Пришедший ему на смену Кофи Аннан (Гана) дал справедливую оценку как «незаконной и противоречащей Уставу ООН» военной интервенции США и их немногочисленных союзников в Ирак в 2003 г., за что подвергся нападкам американцев за якобы получение собственной выгоды от реализации в этой стране программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». Однако в ходе последующего расследования в действиях К. Аннана не было найдено каких-либо противоправных действий.

В результате было предложено, что следующим генеральным секретарем ООН должен стать безупречный бюрократ, который, как подчеркивала администрация Дж. Буша, держался бы в стороне от политики.

Тем не менее когда в январе 2007 г. Пан Ги Мун стал восьмым генеральным секретарем, сторонники усиления ООН отнеслись к этому скептически. «И это все, что есть? Как мы обойдемся без фигуры глобального масштаба, без мирового лидера?» — заявила в 2008 г. в интервью New Statesman Саманта Пауэр. Пять лет спустя ей придется отказаться от своих слов, когда она будет назначена постоянным представителем США при ООН.

Не всем на Первой авеню понравилась «непроницаемость» ближнего круга генсекретаря.

Стоит признать, что ожидания того, что на посту генсекретаря ООН будет находиться лишенный харизмы технократ, в целом оправдались. При этом дипломаты в кулуарах отмечают, что, несмотря на провозглашенную Пан Ги Муном нацеленность на повышение эффективности Организации, попытки бывшего главы МИД Южной Кореи применить на уровне ООН свои «методы» не всегда вписывались в многообразный ооновский механизм.

Так, едва заняв пост генсекретаря, Пан Ги Мун столкнулся с активным сопротивлением своим планам по изменению структуры одного из важных департаментов Секретариата ООН. В неформальных беседах дипломаты поясняли, что генеральный секретарь нарушил традиции ООН, вынеся на публику вопросы, не проработанные на уровне аккредитованных при Организации миссий. Страны-члены независимо от своего политического веса всегда готовы напомнить, что генеральный секретарь в первую очередь «секретарь» и лишь во вторую — «генеральный».

Более того, не всем на Первой авеню понравилась «непроницаемость» ближнего круга генсекретаря, изначально представленного тремя корейскими советниками, так же как и Пан Ги Мун, не совсем знакомыми с дипломатической «кухней» ООН.

В отличие от своего предшественника К. Аннана, Пан Ги Мун не стал педалировать тему реформирования Совета Безопасности ООН. В числе возможных причин называется тот факт, что один из потенциальных претендентов на постоянное место в СБ — Япония, что служит сильным раздражителем для официального Сеула.

Несмотря на то, что в течение второго срока пребывания Пан Ги Муна в должности генерального секретаря ООН сирийский кризис превалировал в повестке дня Совета Безопасности, сам он не принимал активного участия в его разрешении. Примечательно, что когда в сентябре 2014 г. США приняли решение о начале военной операции в Сирии без санкции СБ ООН и согласия легитимного сирийского правительства, Пан Ги Мун воздержался от четких оценок данного шага, постаравшись никоим образом не осудить американские авиаудары, но и не подтверждать их законность. Вероятно, он держал в уме последствия для К. Аннана из-за его принципиальной оценки противоречащей международному праву интервенции коалиционных сил США, Великобритании и Австралии в Ирак.

Попытки бывшего главы МИД Южной Кореи применить на уровне ООН свои «методы» не всегда вписывались в многообразный ооновский механизм.

С учетом происхождения Пан Ги Муна от него ожидали значительно большего вклада в межкорейское урегулирование. Тем более что в его предвыборной программе данный вопрос фигурировал в качестве приоритетного. Однако за десятилетний срок в своей должности Пан Ги Мун ни разу не посетил КНДР, хотя такой визит мог бы придать значительный импульс не только развитию отношений двух Корей, но и решению ядерной проблемы Корейского полуострова. Реальная возможность посетить Пхеньян была упущена в конце 2015 г. По информации осведомленных источников, визиту Пан Ги Муна помешало отсутствие отмашки из Сеула. И это при том, что, согласно статье 100 Главы XV Устава ООН, «при исполнении своих обязанностей генеральный секретарь и персонал Секретариата не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации».

В свой актив Пан Ги Мун может смело записать утверждение в сентябре 2015 г. «Глобальной повестки дня в области развития на период после 2015 года», а также одобрение в декабре 2015 г. Парижского соглашения — нового всеобъемлющего документа на период после 2020 г., определяющего рамки международного взаимодействия по климатической проблематике.

Взгляд на перспективу

Организация Объединенных Наций глазами
Пан Ги Муна.
Интервью с директором по планированию
политики ООН Мишель Гриффин

В программных заявлениях кандидатов на должность генерального секретаря ООН, а их на сегодняшний день 12 человек, звучит готовность к выводу на новый уровень решения актуальных вопросов повестки дня ООН, таких как реформирование Совета Безопасности, обеспечение ядерной безопасности и продвижение процесса разоружения, борьба с терроризмом, проблематика миротворчества и защиты прав человека, реализация «Глобальной повестки в области устойчивого развития», противодействие изменению климата и др.

Основной акцент делается на необходимости приведения структуры и механизмов ООН в соответствие с современными реалиями. Действительно, любой сложный организм, в том числе и такой многомерный и всеобъемлющий, как ООН, нуждается в периодической профилактике, балансировке и настройке. Другой вопрос (и не простой, а кардинальный) — требует ли система ООН коренной перестройки, предполагающей пересмотр основополагающих принципов, заложенных в основу ее конструкции и составляющих ее становой хребет?

Действительно ли ООН настолько отстала от современной жизни, что неспособна, как ей предписано в ст. 1 Главы I Устава, «поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру…»?

За десятилетний срок в своей должности Пан Ги Мун ни разу не посетил КНДР, хотя такой визит мог бы придать значительный импульс развитию отношений двух Корей и решению ядерной проблемы Корейского полуострова..

Как представляется, ответ на эти вопросы, если постараться взглянуть на современные проблемы трезво и объективно, вполне очевиден. Отнюдь не ООН как организация повинна в том, что в ряде случаев в ее механизме случаются серьезные сбои. Эффективность решений ООН, как и в целом всей системы, напрямую зависит от политической воли входящих в нее государств.

В Уставе ООН четко прописано, что генеральный секретарь как главное административное лицо должен обеспечивать функционирование Организации, имеет право консультироваться с руководителями межправительственных органов ООН и докладывать свои идеи, в том числе касающиеся угрозы поддержанию международного мира и безопасности, в Совет Безопасности ООН (статья 99 Главы XV). Функции сформулированы емко, крупно и предоставляют достаточную свободу действий. В этой связи все будет зависеть от будущего генерального секретаря — насколько эффективно ему или ей удастся воплотить в жизнь те задумки, которые озвучиваются на данном этапе. Разумеется, плодотворность выполнения своего мандата в значительной степени будет зависеть от учета позиций государств — членов этой универсальной организации.

СБ ООН как барьер для односторонних действий

Касаясь раздающихся пространных рассуждений о том, что Совет Безопасности переживает «серьезный кризис» и не в состоянии обеспечить в соответствии с Уставом ООН коллективную безопасность перед лицом растущих угроз, целесообразно, например, обратиться к опубликованному 6 июля 2016 г. докладу «комиссии Чилкота» об обстоятельствах участия Великобритании в иракской военной кампании 2003–2009 гг. Его основные положения подтверждают правильность российской точки зрения о незаконности вторжения «коалиции желающих» во главе с США в Ирак, приведшего, как признается в докладе, к гибели не менее 150 тыс. граждан Ирака, не говоря уже о миллионах беженцев, сотнях тысяч раненых и многочисленных бесчинствах иностранных военнослужащих в отношении местного населения.

Следует напомнить, что в марте 2003 г. Россия совместно с Францией и Германией при поддержке Китая не позволили США и Великобритании пропустить через Совет Безопасности ООН решение о начале интервенции в суверенное государство. Тот факт, что военное вторжение в Ирак все-таки состоялось, не имеет ничего общего с целями ООН и ответственностью СБ и лежит на совести его зачинщиков. Один из них, бывший тогда госсекретарем США К. Пауэлл, отличившийся демонстрацией на заседании Совета Безопасности пробирки с неким белым порошком в качестве доказательства наличия у Ирака оружия массового поражения, вскоре признался во лжи.

Учитывая печальный иракский опыт, Россия и Китай заблокировали продвигаемые западными странами в период 2011–2014 гг. четыре проекта резолюций СБ ООН по Сирии, в которых в ухудшении обстановки в стране западные государства обвиняли исключительно правительство Сирии, предусматривая введение санкций в отношении официального Дамаска и возможность внешнего вторжения.

Отнюдь не ООН как организация повинна в том, что в ряде случаев в ее механизме случаются серьезные сбои. Эффективность решений ООН, как и в целом всей системы, напрямую зависит от политической воли входящих в нее государств.

Осознав пагубность своего одностороннего подхода, западные государства в результате поддержали принятие 17 декабря 2015 г. подготовленной по российской инициативе резолюции СБ 2253, которая наметила программу политической работы по урегулированию ситуации в Сирии.

Указанные факты наглядно демонстрируют исключительную востребованность права вето в СБ ООН в качестве надежного фильтра по недопущению принятия решений, противорчащих целям и принципам Организации. Исходя из этого, становится очевидно, кому именно выгодно выражать недовольство по поводу «потери» Советом Безопасности своей эффективности.

Показательна в этой связи данная Пан Ги Муном высокая оценка роли России во Всемирной организации, которая, по его словам, «всегда была главным сторонником и защитником Устава ООН, а также играла незаменимую роль в Совете Безопасности».

Будущий генеральный секретарь ООН может рассчитывать на готовность России и далее проявлять ответственный и добросовестный подход к решению самых сложных и спорных проблем мировой повестки дня.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся