Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Дмитрий Кику

К.полит.н., эксперт РСМД

В декабре 2015 г. на Парижской конференции было одобрено новое всеобъемлющее соглашение на период после 2020 г., определяющее рамки международного взаимодействия по климатической проблематике на длительную перспективу. Стало очевидно, что государства осознали назревшую необходимость мер по снижению угрозы климатических изменений и готовы к действиям в целях стабилизации концентрации парниковых газов.

Борьба с изменением климата — одна из 17 целей Глобальной повестки дня в области развития, которая была принята в ходе Саммита ООН по устойчивому развитию в сентябре 2015 г.

С 30 ноября по 11 декабря 2015 г. в Париже проходила 21-я конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК), которая одновременно была 11-й в рамках совещания сторон Киотского протокола. Было одобрено новое всеобъемлющее соглашение на период после 2020 г., определяющее рамки международного взаимодействия по климатической проблематике на длительную перспективу. Стало очевидно, что государства осознали назревшую необходимость мер по снижению угрозы климатических изменений и готовы к действиям в целях стабилизации концентрации парниковых газов (ПГ).

Генеральный секретарь ООН, на которого возложены функции депозитария Парижского соглашения, направил приглашения мировым лидерам для участия в церемонии открытия подписания документа. Церемония высокого уровня пройдет в штаб-квартире Организации в Нью-Йорке 22 апреля 2016 г. Период подписания продлится до 21 апреля 2017 г. Символично, что ООН объявила 22 апреля Международным днем Матери-Земли.

В ближайшее время будет сформирована специальная рабочая группа по Парижскому соглашению, которая займется подготовительной работой к вступлению документа в силу. До этого момента соглашение должно быть ратифицировано не менее 55 странами, на которых в совокупности приходится не менее 55% общего объема глобальных выбросов ПГ.

Пилотный проект — Киотский протокол

Роль современного механизма координации усилий международного сообщества по сокращению антропогенных выбросов в атмосферу ПГ выполняет Киотский протокол (КП). Он был принят в дополнение к РКИК в декабре 1997 г. и вступил в силу 16 февраля 2005 г. благодаря его ратификации Россией. Первый период выполнения КП продолжался с 1 января 2008 г. по 31 декабря 2012 г.

Для своего времени Киотский протокол означал важнейший шаг вперед в развитии международного сотрудничества в области защиты климата. Он сыграл весьма позитивную роль, обеспечив перевод в формат конкретных юридических обязательств зафиксированную в РКИК общую цель по предотвращению опасного антропогенного воздействия на климатическую систему. Более того, это был инновационный международно-правовой инструмент, впервые задействовавший рыночные механизмы в интересах решения экологических задач.

Протокол конкретизировал обязательства сторон по сокращению выбросов ПГ и срокам их осуществления и установил количественные показатели снижения выбросов для стран, указанных в Приложении В, т.е. для большинства развитых стран и стран с переходной экономикой. Цель ограничений сводилась к тому, чтобы снизить за указанный период совокупный средний уровень выбросов шести типов газов (углекислый газ, метан, фторуглеводороды, фторуглероды, закись азота, гексафторид серы) по меньшей мере на 5% по сравнению с базовым уровнем 1990 г. (п. 1 ст. 3 КП). Так, Евросоюз должен был сократить выбросы на 8%, США — на 7%, Япония и Канада — на 6%, страны Восточной Европы и Прибалтики — в среднем на 8%. Россия обязалась сохранить среднегодовые выбросы в 2008–2012 гг. на уровне 1990 г. (нулевой прирост). Для развивающихся государств количественные ограничения на выбросы ПГ не предусматривались.

Эффективность общемировых усилий по уменьшению антропогенной нагрузки на климатическую систему планеты оказалась существенно снижена в связи с тем, что трое из пяти крупнейших эмитентов ПГ — Китай, США и Индия — не взяли на себя обязательств по их сокращению. Соединенные Штаты подписали, но не ратифицировали Киотский протокол, чем серьезно затруднили процесс его вступления в силу.

Согласно оценкам ООН, по состоянию на 2012 г. страны — участники КП сократили выбросы ПГ более чем на 20%, значительно превысив поставленную цель в 5%

Посткиотский период

По условиям Киотского протокола (п. 9 ст. 3) новые переговоры по обязательствам сторон, включенных в Приложение В, следовало начать не менее чем за 7 лет до завершения первого периода обязательств (2008–2012 гг.), т.е. в 2005 г.

Однако до недавнего времени международному сообществу не удавалось выйти на взаимоприемлемые решения на посткиотский период. Сказывались серьезные проблемы, связанные с отказом США от участия в КП, с выполнением положений этого документа ведущими развитыми странами, а также с нежеланием развивающихся стран — крупных эмитентов ПГ брать на себя обязательства по сокращению выбросов в следующих периодах Киотского протокола.

Интрига вокруг дальнейшего развития событий сохранялась до последних часов работы 18-й конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата/8-го совещания сторон Киотского протокола, которая состоялась в Дохе в конце 2012 г. и была продлена на целые сутки. Решения Дохийского форума запустили процесс разработки нового международно-правового инструмента, призванного заменить Киотский протокол, и пакета рекомендаций по тематическому охвату и графику переговорной работы. Подготовка проекта должна была завершиться к 2015 г. с последующим вступлением документа в силу с 2020 г.

Что касается запущенного дохийскими решениями второго периода обязательств Киотского протокола (2013–2020 гг.), то с учетом круга его участников он охватывает лишь 13–14% общего объема глобальных эмиссий ПГ. Это означает его весьма ограниченное практическое значение. Обязательства по «Киото-2» приняли на себя только страны ЕС, Австралия, Казахстан, Украина, Белоруссия, Норвегия, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн и Монако. Помимо России, эти обязательства не взяли на себя Япония и Новая Зеландия. За бортом КП продолжают оставаться Соединенные Штаты, примеру которых последовала Канада, вышедшая из него в декабре 2011 г.

Согласно тексту Дохийской поправки [1], каждая страна — участник Протокола, взявшая на себя обязательства во втором периоде, должна была не позднее 2014 г. оценить установленный ею уровень обязательств и до 30 апреля того же года представить информацию о возможности его повышения. Причем если обязательства одних только развитых стран, предусмотренные «Киото-1», покрывали около 30% глобальных эмиссий ПГ, то во втором периоде этот показатель уменьшился вдвое. Таким образом, «Киото-2» представлял собой уже не шаг вперед, а шаг назад в плане выполнения задачи по снижению негативного воздействия ПГ на глобальную климатическую систему. В рамках такого пути достижение международно согласованной цели — ограничения роста глобальной температуры на уровне не более 2º Цельсия — невозможно.

Обязательства основных эмитентов ПГ

11–22 ноября 2013 г. в Варшаве и 1–12 декабря 2014 г. в Лиме состоялись 19-я и 20-я конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (9-е и 10-е совещания сторон Киотского протокола). В соответствии с принятыми на них решениями и в ходе подготовки к Парижской конференции каждая сторона должна была представить свой вклад в рамках процесса предварительного определения национальных вкладов (Intented Nationally Determined Contributions). Государства с развитой экономикой, включая Европейский союз, должны были обнародовать свои программы к 31 марта 2015 г. Для развивающихся стран срок был установлен до осени того же года.

Одной из основных предпосылок к достижению договоренности по новому всеобъемлющему соглашению на период после 2020 г. стало подписание председателем КНР Си Цзиньпином и президентом США Бараком Обамой 12 ноября 2014 г. на полях саммита АТЭС совместного заявления об изменении климата. Необходимо учитывать, что суммарный объем выбросов ПГ, производимых этими двумя ведущими странами-эмитентами, составляет более 40% от мирового уровня.

США заявили о своих планах по сокращению к 2025 г. объема выбросов ПГ на 26–28% по сравнению с 2005 г. (годом вступления в силу Киотского протокола). Китай, в свою очередь, намерен к 2030 г. или ранее достичь пика выбросов ПГ и увеличить долю возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в структуре энергопотребления до 20%. В июне 2015 г. в качестве нового элемента «климатической сделки» Пекин объявил о готовности сократить к 2030 г. на 60–65% выбросы ПГ на единицу ВВП по сравнению с 2005 г.

На фоне китайско-американской договоренности не смог остаться в стороне третий мировой эмитент ПГ — Индия. Она заявила об амбициозных планах по сокращению к 2030 г. объема выбросов ПГ на 33–35% по сравнению с 2005 г.

Учитывая свою роль в международном климатическом процессе, Россия завершила работу по закреплению внутренней цели сокращения эмиссии ПГ до 25% к 2020 г. по сравнению с уровнем 1990 г. При этом Москва руководствовалась интересами консолидации глобального консенсуса на климатическом треке в рамках переходного периода от Киотского протокола к новому всеобъемлющему соглашению.

На климатической конференции в Париже в 2015 г. российская делегация представила параметры возможных национальных обязательств в рамках нового климатического соглашения: ограничение к 2030 г. антропогенной эмиссии ПГ на уровне 70% выбросов 1990 г. при условии максимально возможного учета роли лесов, их значимости для смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним.

В России реализуется широкий спектр мер в формате национальных программ, законодательных и нормативных актов, административных процедур, направленных на увеличение вклада страны в решение климатической проблемы. В их числе — Климатическая доктрина Российской Федерации (2009 г.) и Комплексный план ее реализации, Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 г. № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики», Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 г. № 1715-р), Указ Президента Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов».

5 января 2016 г. в целях привлечения внимания общества к вопросам экологического развития России, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности президент В. Путин подписал Указ о проведении в 2017 г. в Российской Федерации Года экологии.

Все эти меры призваны обеспечить кумулятивное снижение эмиссии ПГ до 2020 г. в объеме более 30 млрд т эквивалента углекислого газа. Выход России на такие значительные показатели станет весомым вкладом в общемировые усилия по сокращению антропогенной нагрузки на климатическую систему Земли.

«Замыкающая» пятерку стран — крупнейших эмитентов Япония заявила 17 июля 2015 о том, что к 2030 г. обязуется сократить выбросы ПГ на 25,4% по сравнению с 2005 г. (26 % по сравнению с 2013 г.). Эта цифра к 2030 г. составит около 1,04 млрд. тонн эквивалента углекислого газа [1].

Традиционно в авангарде борьбы с изменением климата выступил Евросоюз — на состоявшемся в Брюсселе 23–24 октября 2014 г. саммите Совет ЕС принял весьма амбициозную программу, содержащую коллективный целевой порог сокращения выбросов ПГ на 40% к 2030 году и на 80–95% к 2050 году, а также увеличение доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в энергобалансе до 27% к 2030 году по сравнению с показателями 1990 года [2].

Ранее страны-члены ЕС ориентировались на достижение более скромных показателей — снижение эмиссии ПГ на 20% к 2020 году и на 50% к 2050 году и увеличение доли ВИЭ до 20% в 2020 году [3].

Примечательно, что в своем выступлении на климатической конференции в Париже канцлер ФРГ А. Меркель заявила как о свершимся факте превышения отметки в 27% уровня возобновляемых источников в энергобалансе Германии [4]. Более того, отредактированный в 2014 году Закон о возобновляемых источниках энергии предусматривает увеличение их доли к 2025 году до 40-45%, а к 2035 году — соответственно до 55-60%. К 2050 г. планируется получать минимум 80% от общего объема генерации электроэнергии на основе ВИЭ [5]. Данный факт имеет не только важный экологический, но и экономико-политический аспект, в основе которого — не в последнюю очередь обеспечение энергической независимости ФРГ от других государств, главным образом — России.

Версия 2.0. Перезагрузка

Парижское соглашение, основанное на принципе общей, но дифференцированной ответственности, включает элементы глобальной стратегии, которые касаются смягчения воздействия на климат прежде всего за счет сокращения эмиссии ПГ. Одно из ключевых достижений нового документа — признание необходимости удержать прирост глобальной средней температуры намного ниже 2° Цельсия сверх доиндустриальных уровней (1990 г.) и приложить усилия к ограничению роста температуры до 1,5° Цельсия. При этом развивающиеся страны имеют возможность двигаться медленнее, чем развитые. Именно в этом положении воплощен принцип дифференцированной ответственности.

Прозвучал призыв к развитым государствам осуществлять с 2020 г. сбор средств в объеме не менее 100 млрд долл. ежегодно и обеспечивать передачу технологий для содействия развивающимся странам в борьбе с глобальным потеплением. После 2025 г. планируется увеличить эту сумму с учетом потребностей и приоритетов развивающихся государств. Центральную роль в вопросе распределения финансовой помощи возьмет на себя Зеленый климатический фонд (Green Climate Fund), созданный под эгидой ООН в 2010 г. Несмотря на решение выделить этому фонду значительные средства, в Парижском соглашении отсутствуют четко прописанные механизмы распределения средств и обязательств развитых государств.

В ходе Парижской конференции о новых вкладах объявили Франция, которая планирует увеличить свой годовой взнос с 3 до 5 млрд долл., Испания, Германия и Канада. Всемирный банк обязался довести свой взнос к 2020 г. до 16 млрд долл.

Существенное достижение России — упоминание в тексте Парижского соглашения (ст. 5) роли лесов как ключевых поглотителей ПГ. Включение данной статьи было важно для нашей страны, учитывая потенциал лесных массивов в контексте ее вклада в выполнение обязательств по сокращению антропогенных эмиссий. Следует отметить, что площадь российских лесов составляет около 8,5 млн км2 .

Новое соглашение — юридически обязывающий документ, но оно не содержит конкретных целей снижения выбросов. Они вынесены в специальный реестр ООН. Для ограничения повышения температуры Земли все страны должны разработать долгосрочные стратегии низкоуглеродного развития (первый отчет нужно представить в 2022 г.) и планы адаптации к изменению климата. Это даст возможность ратифицировать документ даже Соединенным Штатам — напрямую через подпись президента, т.е. в обход позиции Сената.

Парижское соглашение создает новый международный экономический инструмент, который приходит на смену механизму чистого развития и проектам совместного осуществления, действовавшим во время Киотского протокола. Новый механизм устойчивого развития позволяет одним странам финансировать проекты по снижению выбросов в других странах без деления на развитые и развивающиеся. Однако, в отличие от Киотского протокола, где квоты на выбросы ПГ распределялись между развитыми странами (и существовала возможность как прямой торговли, так и финансирования снижения выбросов в других странах), новый механизм не будет чисто рыночным. По сути, он будет сочетать снижение выбросов с устойчивым международным развитием, принимающим во внимание социально-экологические составляющие.

Неотложность полноценного выполнения положений Парижского соглашения и обязательств сторон диктуется проявлениями негативных последствий климатических изменений (стихийные бедствия, таяние ледников и т.п.), которые в последние годы ощутимо возросли. Кроме того, она обусловливается целым рядом факторов, среди которых можно назвать следующие: повышение достоверности научных гипотез о наличии тенденции глобального потепления от антропогенных эмиссий ПГ; возрастание роли феномена изменения климата как фактора международной безопасности; рост экономических потерь от проявлений климатических изменений; смещение приоритетов ведущих государств в пользу меньшей энерго- и углеродоемкости (количество эмиссий ПГ на единицу произведенного ВВП) своих экономик, связанное с обостряющимся дефицитом энергоресурсов.

Таким образом, странам-членам предстоит проделать на площадке ООН нелегкую кропотливую работу, чтобы придать наибольшую эффективность будущему глобальному режиму климатического сотрудничества, который будет учитывать современные реалии и интересы всех участников мирового сообщества.

  1. Многочисленные поправки к Киотскому протоколу, разработанные применительно ко второму периоду обязательств сторон, были сведены в общий пакет и рассматривались как одна единая поправка.

1. http://www4.unfccc.int/submissions/INDC/Published%20Documents/Japan/1/
20150717_Japan's%20INDC.pdf

2. http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/ec/145397.pdf

3. http://observer.materik.ru/observer/N5_2010/110_114.pdf

4. http://www.bundesregierung.de/Content/DE/Rede/2015/11/2015-11-30-bkin-cop21.html

5. http://www.erneuerbare-energien.de/EE/Redaktion/DE/Gesetze-Verordnungen/eeg_2014.pdf?__blob=publicationFile&v=7

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся