Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Маркедонов

К.и.н., доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, эксперт РСМД

Александр Гущин

К.и.н., доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, эксперт РСМД

В последние два года приднестровская проблема стала одним из важных элементов международной повестки в контексте украинского кризиса и усиления противостояния России и Запада на постсоветском пространстве. Помимо ухудшения геополитической обстановки для ПМР в условиях блокады со стороны Украины, с января 2016 г. существует угроза прекращения (или видоизменения) торговых преференций ЕС для приднестровских товаров, что чревато ухудшением социально-экономической ситуации в Приднестровье. Сохранение этого режима само по себе продолжит привязывать экономику ПМР к ЕС и Молдавии.

Значимость приднестровского конфликта определяется тремя базовыми факторами. Первый — урегулирование противостояния между Республикой Молдова и непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой (ПМР) посредством определения спорных статусных вопросов и политической стабилизации. Второй — создание дополнительного инструмента для преодоления украинского кризиса и нормализации российско-украинских отношений. Третий фактор обусловливается значительным воздействием приднестровского конфликта на отношения между Россией и Европейским союзом. Последний имеет особую заинтересованность в снижения уровня нестабильности в непосредственной близости от своих границ.

После того как вооруженное противостояние на Днестре завершилось подписанием 21 июля 1992 г. Соглашения о принципах мирного урегулирования, приднестровская проблема в течение длительного времени выглядела как периферийный политический сюжет. Однако в последние два года она стала одним из важных элементов международной повестки в кон¬тексте украинского кризиса и усиления противостояния России и Запада на постсоветском пространстве. Помимо ухудшения геополитической обстановки для ПМР в условиях блокады со стороны Украины, с января 2016 г. существует угроза прекращения (или видоизменения) торговых преференций ЕС для приднестровских товаров, что чревато ухудшением социально-экономической ситуации в Приднестровье. В то же время сохранение этого режима само по себе продолжит привязывать экономику ПМР к ЕС и Молдавии. При этом и США, и Евросоюз, и ОБСЕ — наблюдатели и посредники в процессе мирного урегулирования — закрывают глаза на действия Украины, которая нарушает свой статус страны-гаранта посредством изоляции Приднестровья (возводятся оборонительные сооружения, создаются препоны для пересече¬ния украинской границы гражданами России).

Рекомендации

  • Сегодня Москве критически важно сохранять активное участие в приднестровском урегулировании. Оно обеспечивает ей влияние в регионе в целом и косвенно имеет значение в контексте отношений с Западом, являясь, пусть и не первоочередным, но значимым треком. При этом российское руководство не может не учитывать как новые вызовы (изменение украинских подходов к ПМР, расширяющееся сотрудничество ЕС и Молдавии), так и углубляющиеся внутренние проблемы в Приднестровье, не полагаясь на риторику о «вечной дружбе», «ментальной близости» и «евразийских ценностях».
  • В связи с этим для Москвы критически важно активно играть на молдавском поле (в том числе имея в виду и приднестровский вопрос), т.е. взаимодействовать с разными политическими силами этой страны. На сегодня политическое поле Молдавии отличается подвижностью и формированием новых платформ и площадок. Однако, даже принимая во внимание лояльность социалистов или сторонников политика-популиста Ренато Усатого, Москве не стоит воспринимать эту ситуацию одномерно, чтобы не допустить ошибок, которые были характерны, например, при оценке украинского экс-президента Виктора Януковича на Украине (его ошибочно воспринимали как «пророссийского» деятеля).
  • На приднестровском направлении России в условиях набирающих оборот экономических трудностей следует совместно с руководством ПМР определить сферы возможного взаимодействия с ЕС, а также сферы, в которых оно может быть отложено или неприемлемо. Необходимо также оптимизировать формат экономической помощи республике. В противном случае нарастание миграционных процессов и фактор усталости от перманентного экономического кризиса могут послужить причиной более критичного восприятия роли России в регионе.
  • На украинском направлении многое будет зависеть не столько от фактора ПМР, сколько от урегулирования конфликта на Донбассе. «Заморозка» конфликта на Юго-Востоке страны будет способствовать снижению конфронтации на участке де-факто границы между Украиной и Приднестровьем.
  • Донбасская динамика будет во многом определять и отношения России и Запада по приднестровскому урегулированию. На этом направлении крайне важно сохранить формат «5+2» и сам переговорный процесс, даже если его результаты в ближайшей перспективе будут неочевидными.
  • Крайне важно наладить экономическое взаимодействие России и Приднестровья, а также ЕАЭС и Приднестровья. В отдаленной перспективе, в случае нормализации отношений Москвы и Запада и продолжения работы переговорного формата 5+2, именно экономика, ориентированная и на Восток, и на Запад, способна оказать серьезное влияние на превращение региона в площадку взаимодействия. Но чтобы выстроить такую конфигурацию, нужно активно развивать производственное сотрудничество, основываясь на тех отраслях приднестровской промышленности и сельского хозяйства, продукция которых может быть востребована в России.

Приднестровье: дилеммы мирного урегулирования, 1 Мб

 

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся