Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

6 декабря 2018 г. в Российском совете по международным делам состоялся семинар «Глобальные риски: психологические и социальные аспекты».

В рамках семинара Тимофей Нестик, д.психол.н., профессор РАН, зав. лаб. социальной и экономической психологии Института психологии РАН, рассказал о социально-психологических аспектах конструирования представлений о глобальных рисках в массовом сознании.

Второй ключевой спикер, Алексей Турчин, футуролог, научный сотрудник фонда «Наука за продление жизни», рассказал о связи сверхтехнологий и искусственного интеллекта с глобальными рисками.


6 декабря 2018 г. в Российском совете по международным делам состоялся семинар «Глобальные риски: психологические и социальные аспекты».

Модератором семинара выступил программный директор РСМД Иван Тимофеев.

В рамках семинара Тимофей Нестик, д.психол.н., профессор РАН, зав. лаб. социальной и экономической психологии Института психологии РАН, рассказал о социально-психологических аспектах конструирования представлений о глобальных рисках в массовом сознании.

В презентации Т. Нестик поделился данными проведенных исследований по отношению к глобальным рискам среди разных срезов аудитории. Эксперт отметил аномальное (относительно мировых трендов) снижение тревоги россиян по поводу природных рисков (изменение климата, экологические факторы) и возврат рост тревоги, связанной с вероятностью глобальных конфликтов и ядерной войны. Рассказывая об особенностях фобий человечества, связанных с развитием технологий (кибер, ИИ, ГМО и т.д.) Т. Нестик выделил несколько причин и характеристик технофобий XXI в.: непонятность (образование не делает их понятными), недоверие к техническим экспертам, отсутствие времени на адаптацию, неизбежность взаимодействия с технологиями (отсутствие возможности выбора), неопределенность угрозы.

В завершении выступления Тимофей Нестик обозначил ключевую проблему: различия в восприятии рисков среди разных аудиторий делают невозможной формирование объективной картины по глобальным рискам — часть рисков недооценивается, часть, наоборот, гипертрофируются в массовом сознании. Что делать с этой ситуацией? Усиливать алармистский подход, пугать еще сильнее, чтобы доносить до масс значение рисков? В ответе на этот вопрос эксперт сослался на Денниса Медоуза, соавтора первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» (1972 г.): алармизм не конструктивен, а работают призывы к позитивным целям, на прагматические задачи. Исследования подтверждают, что чем больше мы пугаем ужасами ядерной войны и глобального потепления, тем больше сдвиг аудитории в защитные реакции, формирование локальных групп, минимизацию сотрудничества с внешним миром для борьбы с глобальными проблемами. Главное следствие алармистского подхода — поддержка рестриктивных мер для сплочения общества перед лицом угрозы. Обратная сторона — мы становимся не готовыми к нестандартным креативным ходам, а они и нужны для решения глобальных проблем.

Второй ключевой спикер, Алексей Турчин, футуролог, научный сотрудник фонда «Наука за продление жизни», рассказал о связи сверхтехнологий с глобальными рисками.

Эксперт представил спектр сверхтехнологий, участвующих в формировании новых глобальных рисков, из которых в настоящее время можно выделить технологии искусственного интеллекта и биотехнологии. По прогнозу эксперта, появление ИИ человеческого уровня возможно к 2030 гг. Рассказывая о технологических рисках А. Турчин продемонстрировал Карту возможных глобальных рисков, в которую вошло около 40 событий/факторов/явлений, способных привести к вымиранию человечества: от пандемии до опасных мемов-вирусов, поражающих нейроимпланты.

В рамках семинара эксперты представили свое новое издание «Психология глобальных рисков».


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся