Политическая жизнь Турции

Пойдет ли Эрдоган на союз с турецкой Хезболлой?

9 Марта 2018
Распечатать
2017043019273719_sdamkr5pao1l8ommpr2s33ju611.jpgПолитические силы Турции полным ходом готовятся к досрочным выборам. Несмотря на официальные заявления властей страны о том, что парламентские и президентские выборы, как и запланировано, намечены на 3 ноября 2019 года, уже сейчас ведущие партии страны проводят работу по консолидации организационного аппарата. Сомнения относительно официальной даты выборов вызваны и активными контактами правящей партии с правыми политическими силами относительно возможности формирования коалиции. Среди потенциальных союзников – турецкая Хезболла, представляющая голоса консервативных курдов страны. Подготовка к возможным досрочным выборам идет полным ходом. Основные партии, представленные в парламенте страны, уже провели конгрессы, где было определено партийное руководство, с которым каждая партия и пойдет на голосование. На планы правящей Партии справедливости и развития, провести досрочные выборы в этому году, заметное влияние оказывают не только внутриполитические проблемы. Рост курдского национализма в Сирии, на севере которой с 20 января турецкая армия проводит военную операцию против курдских вооруженных отрядов Партии демсоюза, сирийского филиала турецкий террористической организации Рабочей партии Курдистана, вызвал зеркальную реакцию у этнического большинства Турции. Испокон веков турки рассматривают всякие политические притязания курдских движений на автономию в Сирии, Ираке, Иране и самой Турции как часть планов мировых держав расколоть страны региона. Идя на встречу электорату собственной партии, Эрдоган активным образом использует ресурсы государства и антитеррористическое законодательство против представителей легальной курдской политической Партии демократии народов. Из 53 депутатов ПДН 10 находятся под арестом, включая двух сопредседателей партии, дела 17 депутатов переданы в Министерство Юстиции, скорее всего к моменту выборов число арестованных курдских политиков вырастет. Всестороннее подавление курдского политического движения, а также анти-курдская внешняя политика Анкары может привести к радикализации турецких граждан. Турецкие власти не могут не понимать, что при столь жесткой борьбе с терроризмом в регионе и в самой Турции, а также неспособность правительство разделить террористов от курдского меньшинства страны, которое все больше воспринимает меры давления как давление на курдскую идентичность, может привести к углублению социального конфликта, особенно на фоне общественной поляризации и радикализации турецкой молодежи. Стратегия правящей партии Турции по стабилизации политического процесса и подготовки к досрочным выборам включает активное сотрудничество с курдскими партиями, представляющие альтернативные политические платформы. Именно курдская Хезболла в ее легальной форме может стать идеальным союзником Эрдогана в столь сложный период. Рост активности турецкой Хезболлы пришелся на начало 1980-х годов. Тогда влияние идей организации Братья-мусульмане постепенно начало распространятся на исламистов Турции. Параллельно с этим восточные провинции Турции с курдским большинством все чаще становились сценой вооруженной борьбы между правыми и левыми группировками. Принято считать, что, собравшая под свое крыло курдских исламистов, турецкая Хезболла была проектом иранского революционного режима, желавшего распространить свое влияние путем свержения светских правительств в соседних странах. Как бы то ни было, именно Хезболла стала основным соперником левацкой террористической организации Рабочей партии Курдистана в деле борьбы за умы курдского меньшинства Турции. Несмотря на заявленную цель своей деятельности, установление шариата в Турции, турецкая Хезболла к 1990-м годам сосредоточила все свои ресурсы не на борьбе с турецким государством, а на вооруженном и насильственном противостоянии с левыми группировками. Соперничество двух сил зачастую проходило в виде убийств и нападений активистов враждующих групп. После ареста лидера террористов РПК Абдуллы Оджалана турецкие власти в конце 1990-х стали проводить массовые аресты членов и радикальной нелегальной Хезболлы. Арест и ликвидация руководства организации привели к формальному роспуску Хезболлы и продолжению активности группы в легальном поле. В 2004 году сторонники группы, полностью отказавшись от насильственных методов политической борьбы, основали Ассоциацию угнетенных (тур.Mustazaflar-Der), на первый план в деятельности организации ставилось укрепление курдской идентичности в турецком государстве при сохранении акцента на религиозно-нравственном развитии общества. В 2012 году активисты запрещенной Хезболлы решаются стать частью турецкой политической системы, основав легальную Партию свободной цели. Несмотря на отрицания политическим руководством каких-либо связей с Хезбаллой, новая партия во многих вопросах сегодня занимает ту же позицию, что и запрещенная организация. Партия свободной цели (тур. Hür Dava Partisi - Hüda-Par – созвучно с названием Хезболлы на курдском языке) так же активна среди консервативных курдов Турции, мобилизует свой электорат вокруг религиозной идентичности курдского меньшинства. Именно про легальное крыло турецкой Хезбаллы сегодня говорят при обсуждении консолидации консервативных правых сил вокруг Эрдогана. Влияние Партии свободной цели основано на ее влиянии среди курдского электората, которого Эрдоган не хочет терять на фоне роста турецкого национализма и активной роли президента в вопросе подавления других курдских политических сил. В середине января лидер турецкой националистической Партии национального действия Девлет Бахчели объявил о решении поддержать Эрдогана на предстоящих выборах. Оба политика высказались за создание избирательной платформы, основанной на принципах консерватизма, таким образом, открыв возможность для ряда мелких не представленных в парламенте партий правого толка участвовать в правящей коалиции в случае победы. При этом, правящие круги заговорили о необходимости смягчить акцент создаваемого альянса правых партий на турецком этническом национализма. Ведь каждый из возможных партнеров Эрдогана, среди которых числятся Партия великого единства (тур. Büyük Birlik Partisi) и Партия процветания(тур. Saadet Partisi), так или иначе, позиционирует себя как сторонник этнического турецкого национального возрождения. Отсутствие своего рода баланса в виде курдской консервативной партии в предполагаемом альянсе может навредить самому Эрдогану во время президентских выборов, когда курдские консервативные избиратели, в качестве протеста против подавления курдской идентичности в Турции, могут отдать свой голос другим кандидатам. В рассматриваемой конфигурации именно актив Хезболлы в ее легальной форме может быть успешно задействован правящей партией. С одной стороны, включение Партии свободной цели в состав коалиции Эрдогана позволит ему создать образ лидера всех без исключения консервативных сил, таким образом, давая возможность части курдскому избирателю быть представленным в парламенте и в политической системе Турции. С другой стороны, руководство самой Партии свободной цели на протяжении последних лет состоит в негласном пакте с турецкими властями по ряду насущных вопросов. Так, Партия свободной цели выразила поддержку планам Эрдогана по переходу Турции к супер-президентской системе правления. В конце прошлого года генеральный секретарь партии Зекерия Япыджыоглу заявил о поддержке турецким властям по вопросу Иерусалима, когда Эрдоган инициировал ряд международных встреч, где было осуждено решение Президента США перенести посольство страны в Иерусалим. Союз Эрдогана не только с правыми партиями, но и консервативными курдскими политическими силами может смягчить социальное напряжение, вызванное резкой реакцией турецких властей на рост курдского национализма в соседних странах. С другой стороны, факт того, что правящая партия, после столь длительного периода безраздельного правления, вынуждена обращаться за помощью к маргинальным силам правого толка, свидетельствует о глубоком кризисе Партии справедливости и развития. Наконец, политическое маневрирование президента Эрдогана в поиске тактических союзов в период своего пребывания на посту главы государства свидетельствует о том, что амбициозный политик так и не стал президентом всех граждан Турции.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся