Актуальные тенденции международного развития в материалах зарубежных экспертно-аналитических центров

Актуальные тенденции международного развития в материалах зарубежных экспертно-аналитических центров (вторая половина октября 2015 г.)

2 Ноября 2015
Распечатать

Обзор подготовлен в рамках проекта кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ.

 

Руководитель проекта и главный редактор: О.В. Павленко, авторы: Е.В. Васильев, И.А. Баскакова, И.Ю. Кравченко, РГГУ.

 

Тема борьбы с терроризмом в течение всего октября 2015 г. была наиболее обсуждаемой во всех экспертно-аналитических центрах. Причин столь пристального интереса достаточно, но можно выделить две основные. Во-первых, проблема беженцев с Ближнего Востока и Севера Африки, которая захлестнула Европу. Во-вторых, военная операция России в Сирии против боевиков так называемого «Исламского государства», которая с первых же дней стала неожиданностью для зарубежных экспертов из-за высокой эффективности и боеспособности.

           

Еще до начала российских авиаударов, эксперты Института Брукингса (Brookings Institution, США) скептично расценивали возможное вовлечение России в военный конфликт в Сирийской Республике. По их мнению, «потрясающий» успех российских спецслужб в Крыму создал «преувеличенное представление о военных способностях России». Россия якобы уже сосредоточила основные силы на юго-востоке Украины и не способна к масштабным действиям в Сирии. Брукингс предсказывал «технические сбои» у ВВС России, «отсутствие разведки реального времени и высокоточных боеприпасов». Но как показало время, подобные прогнозы стали еще одним свидетельством низкого уровня американской экспертизы в отношении России. Увы, в США идеология нередко блокирует прагматичные подходы к международным процессам. Правда, на этом фоне выделяется статья Ричарда Н. Хааса, президента Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations, Нью-Йорк, США). Естественно, его мнение о действиях России во многом негативны. Но, «Оценивая действия Путина в Сирии», Р.Н. Хаас все же пишет о «возможности взаимодействия между Москвой и Вашингтоном» в сирийском конфликте, а не только об «игре с нулевой суммой».

           

Военная антитеррористическая операция и роль России в урегулировании сирийского кризиса стали центральными сюжетами в исследованиях различных мозговых центров. Если крупные американские структуры продолжают вращаться в кругу конфронтационной риторики и изобретать способы, как «перебить хребет» российской власти, то у европейских экспертов наблюдается стремление более реалистично оценивать ситуацию, ее риски и среднесрочные перспективы. Так, вышеупомянутый Брукингский институт и РЭНД Корпорэйшн (RAND Corporation, США) продолжают публикации, что  новая холодная война неизбежна из-за агрессивной и конфронтационной политики России.  Возможность «великой сделки», которая бы смогла снять международную напряженность, американские эксперты исключают. Причину они видят в «аннексии Крыма» и украинском кризисе. Вывод весьма пессимистичный –«новая холодная война сделает сотрудничество по жизненно важным вопросам за пределами Европы, в том числе по Ирану, ИГИЛ и Сирии невозможным». Однако, траектории многосторонних переговорных процессов по сирийскому урегулированию в Вене, нынешний интерес Берлина к нормализации ситуации на Украине, обсуждение проекта «Северный поток – 2» еще раз показывают, насколько далеки от реальной ситуации все эти идеологические прогнозы и комментарии.   

           

Королевский институт международных отношений (Chatham House, Лондон, Великобритания) приводит разные мнения. Николай Кожанов в тексте «Военная интервенция делает Россию ключевым игроком в регионе» в духе материалов Института Брукингса убеждает читателей, что операция в Сирии «приведет к дальнейшему ухудшению отношений России со странами Запада и с ближневосточными государствами». В то время как лорд Майкл Вильямс уверен, что «четкая позиция и активные действия Владимира Путина в сирийском вопросе, по сравнению с колеблющейся позицией Барака Обамы», не останутся незамеченными лидерами ближневосточных государств ( «Сирийская ставка Путина»). Исход конфликта не предрешен, но очевидно, что «Москва смогла гарантировать себе место за столом переговоров по сирийскому конфликту».

           

В этой связи интересно мнение иранских экспертов, поскольку место Ирана за столом переговоров в Вене также активно обсуждается в дипломатических кругах. Причины резкого роста миграции в страны Европы и политику Турции в интервью аналитическому порталу «Iranian diplomacy» (Иран) прокомментировал экс-посол Исламской Республики Иран в Венгрии и Норвегии Абдолреза Фараджи Рад. Одним из главных факторов сирийского кризиса, по его мнению, является позиция Стамбула. Он скептически расценивает перспективы Турции по вступлению в ЕС. На самом деле, по мнению иранского дипломата, Эрдоган имеет значительно сжатые цели. Турция предполагает использовать «проблему беженцев против сирийского режима». «Рекламой и лозунгами» можно «легко убедить мигрантов не только добраться до Европы, но и призвать их к действиям против сирийского режима». Понятно, что Тегеран и Стамбул занимают разные позиции по ключевым вопросам сирийского урегулирования. Много будет зависеть от исхода военной операции России в Сирии и действий международной коалиции.

           

В докладе Европейского совета по международным делам (European Council on Foreign Relations, Лондон – Париж – Берлин – Мадрид – Рим – София – Варшава) «Тихая военная революция в России» основное внимание уделяется масштабной реформе российской армии, высокому профессионализму военных и возросшему уровню мобильности. Густав Грессель подчеркивает недостатки НАТО: низкая боеготовность, нехватка кадров, необходимость согласования действий на межгосударственном уровне. Он склонен, как и большинство западных экспертов, акцентировать идею «русской угрозы». Военная реформа в России должна завершиться к 2020 г. В этой связи Г. Грессель размышляет: «Случайно или нет, но и китайские доктринальные документы указывают на 2020 г., как на период, когда страна будет готова не только к региональным войнам, но и станет глобальной военной супердержавой».

           

Обостренное внимание к российско-китайскому стратегическому партнерству и глобальной политике Пекина проявилось в целой серии публикаций во второй половине октября 2015 г. Профессор Шон Бреслин из Королевского института международных отношений (Chatham House, Лондон, Великобритания) в статье «Си продвигает в ООН образ Китая как великой державы» обращает внимание на изменение глобальной роли Китая, который хочет позиционировать себя как «партнер маленьких государств и новых растущих держав». Время покажет, насколько такой подход оправдан. Не исключено, что в ближайшем будущем Китай станет одним из основных спонсоров программ ООН. Обещание Пекина создать для Африканского союза фонд военной помощи, продвижение образа Китая как «мирного, не вмешивающегося в дела других стран государства», умеренная позиция по сирийскому кризису, чтобы «предоставить возможность Москве действовать по своему усмотрению», — все это свидетельствует, по мнению эксперта, о глобальных и продуманных амбициях «господина Си».

           

Иной подход выражен в «Письме из Вашингтона: Встреча Обамы и Си Цзиньпина не похожа на счастливое свидание» приглашенного эксперта Австралийского института международных отношений (Australian Institute of International Affairs, Мельбурн, Австралия) Клода Ракистса. Анализируя итоги американо-китайского саммита и его последствия, автор подчеркивает, что «ни по одному из ключевых вопросов не было достигнуто конкретных договоренностей. Рост недоверия между Пекином и Вашингтоном продолжает возрастать. Камнем преткновения является не только «кибер-воровство», но ситуация в Южно-Китайском море. На совместной пресс-конференции Б. Обама отметил «значительную обеспокоенность» по поводу китайских претензий, «из-за которых все сложнее разрешить противоречия мирным способом». Си Цзиньпин не обратил никакого внимания на эти слова. Он заявил, что Китай защищает свои законные права и не проводит никакой милитаризации. Сходным образом завершился обмен мнений по проблеме прав человека. Обама говорил о «значительной обеспокоенности», г-н Си отвечал, что «в разных странах есть разные исторические процессы». Таким образом, несмотря на многостороннее сотрудничество, глобальная конкуренция между двумя державами возрастает, — делает вывод Клод Ракистс.

           

Отдельная тема — дискуссии по вопросам безопасности в мозговых центрах на евразийском пространстве. По мнению Антона Евстратова (Информационно-аналитический центр «CaspianBridge» – Актау, Республика Казахстан), существует два наиболее вероятных сценария развития событий. Если Россия сможет вернуть Башару Асаду контроль над страной, то она получит преданного союзника и возможность размещения на территории Сирии военных баз «для сдерживания США на Ближнем Востоке». В случае реализации негативного сценария, российская военная операция «увязнет» в затяжной партизанской войне, которая будет сопровождаться большими потерями. Несмотря на риски, по мнению эксперта, геополитические выгоды от победы над ИГ в Сирии представляются для Москвы весьма значительными.

           

Военный обозреватель Денис Гайнуш (аналитический центр «Военно-политическое обозрение» — Минск, Республика Беларусь) отдает должное «американским специалистам по информационно-психологическому воздействию и манипулированию», сумевшим с успехом реализовать план по продвижению интересов США в Прибалтике. По его сведениям, только в сентябре были проведены следующие учения под видом защиты от мифической «российской угрозы»: «Удар сабли», «След разведчика», «Умный волк», «Взаимодействие», «Королевский удар», «Инженерный гром», «Северное побережье». Вновь и вновь прибывающие контингенты стран-членов НАТО, американские ударные беспилотники MQ-1 Predator, двенадцать американских штурмовиков A-10, увеличение численности национальных вооруженных сил и их ускоренная модернизация, а также необоснованные военные расходы «только увеличивают напряженность в обществе и недоверие к государству со стороны населения стран Балтии». В заключении, автор задается риторическим вопросом, когда же наступит «точка кипения»?

           

В то же время в информационном пространстве республики Беларусь развернулась кампания по дискредитации проекта размещения там российской авиабазы. Один из главных аргументов противников строительства военного объекта заключается в том, что целью российских истребителей якобы станет Украина. Николай Крылов (аналитический центр «Военно-политическое обозрение» — Минск, Республика Беларусь), комментируя антироссийские высказывания, делает вывод, что «настоящий агрессор находится не к Востоку, а к Западу от республики». В частности, он указывает, что в соседней Польше планируется разместить сразу пять (!) военных баз США, включая 250 танков, боевые машины пехоты и самоходные гаубицы. Не исключается также вариант размещения в Польше и Прибалтике истребителей пятого поколения F-22 Raptor. Но в Белоруссии «почему-то никто не возмущается милитаризацией западного соседа и угрозой утраты суверенитета», связанной с размещением в Польше иностранных военных. На этом фоне инициатива по размещению российских самолетов приобретает, по оценке эксперта, оборонительный смысл.

           

Проблемы стратегической безопасности не меньше волнуют и молдавских аналитиков. Депутат Парламента Республики Молдова, доктор политологии Богдан Цырдя поделился с Единым информационно-аналитическим центром «Eurasia Inform» (Кишинев, Республика Молдова) своими оценками политических и культурологических аспектов стратегической безопасности Молдовы. По мнению молдавского парламентария, в современных условиях обостряются внешние факторы, представляющие «угрозу для национальной безопасности страны». К ним относится, прежде всего, общий цивилизационный кризис во взаимоотношениях между Востоком и Западом, а также связанный с этим структурный кризис международных институтов. К внутренним факторам депутат относит представителей молдавского крупного бизнеса, чьи интересы полностью совпадают с интересами Запада, и заключаются в том, чтобы «подмять» под себя национальную экономику и установить контроль над государственными институтами. По мнению молдавского политолога, Молдавия также входит в проект «формирования так называемых протекторатов, подконтрольных США и ЕС». Ситуация усугубляется «экспортом нестабильности» с территории Украины. Для обеспечения национальной безопасности республики, автор предлагает начать комплексные меры, среди которых «укрепление национальной идентичности, международное признание военно-политического нейтралитета страны и вступление Молдавии в Евразийский экономический союз».

           

Обеспокоенность проблемами безопасности остро ощущается на Западе и Востоке Европы. Как иронично отмечает белорусский аналитик Олег Верас, Европе вскоре грозит перенаселение иностранными военными.Согласившись принимать такое количество американских солдат, при этом, совершенно не справляясь с гигантским потоком мигрантов, «Европа окончательно признала свою неспособность самостоятельно защищать свою территорию». Правда, слишком резкие формулировки не отражают всей сложности и противоречивости ситуации, в которой оказался ЕС. Глубокий институциональный кризис, отсутствие эффективных стратегий и политической воли у европейских лидеров, действительно, являются серьезным фактором дестабилизации системы международных отношений. На этом фоне для военно-промышленных корпораций Запада и структур НАТО открываются безбрежные горизонты. В соответствии с их интересами, было бы странным не воспользоваться ситуацией и не начать масштабное финансирование медийного крестового похода против «русской угрозы» вкупе с «китайской угрозой». Военные финансовые интересы, подкрепленные идеологией, вытесняют из мировой политики реальные стратегические расчеты рисков даже в краткосрочной перспективе.

           

Согласно исследованию, опубликованному «теневым ЦРУ» – американской частной разведывательной корпорацией «Stratfor» (США) – государства Прибалтики понесли самые большие экономические потери от ответных санкций России против ЕС. По мнению аналитиков агентства, страны Прибалтики - Эстония, Латвия и Литва, традиционно полагавшиеся на Россию, как на крупный рынок для их сельскохозяйственного экспорта, пострадали больше других, о чем свидетельствует финансово-экономическая статистика за 2015 год. Кроме того, экономические меры РФ нанесли существенный урон и тем прозападным государствам, которые не входят в ЕС – в частности, Молдавии и Украине.

           

Не менее острая тема, правда, связанная не с военными рисками, а с экономическими, обсуждается в казахстанских аналитических кругах. В октябре Сенат парламента Республики Казахстан ратифицировал протокол о вступлении Казахстана во Всемирную торговую организацию. В декабре страна станет полноправным членом ВТО.  Политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра «Caspian Bridge» Замир Каражанов уверен, что Казахстан стоит перед выбором: или конкурировать, или проигрывать. Об этом он заявил на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?». В частности, по оценкам казахстанского эксперта, у Астаны есть два пути: «Российский вариант – обваливать валюту и полагаться на рыночные инструменты и китайский – здесь тоже действует стихия рынка, но важные решения зависят от властей. В случае с российским опытом, нам нужны сильные рыночные институты, с китайским – эффективные политические институты». По его мнению, Казахстан получит выгоду от вступления в ВТО только при условии укрепления рыночных институтов и дальнейшего проведения политических реформ.

           

Подводя итоги краткому обзору октябрьских материалов стоит особо отметить главную тенденцию – «милитаризацию» экспертно-аналитических дискуссий в США, ЕС, на евразийском пространстве. Эксперты с разными «идеологическими фильтрами» в сознании, иногда прямо противоположными подходами, вынуждены констатировать резкое возрастание региональной и глобальной конфронтации на всех уровнях. Одни с тревогой всматриваются в будущее, осознавая глубину опасности, в которой оказался современный мир. Другие с легкостью и беспечностью призывают к расширению блокового противостояния, безответственно усиливая потенциалы агрессивности в своих странах.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся