Блог Тагира Тагирова

Современный терроризм: идеология и противоречия Исламу

21 Июля 2020
Распечатать

В начале XXI века терроризм стал совершенно новой угрозой для всего человечества. Умение руководства террористических группировок приспосабливаться к новым вызовам и тактика, которая редко включала прямые боестолкновения, существенно осложнили борьбу с боевиками. В данной статье будет приведён пример ИГИЛ (организация, запрещённая на территории РФ), идеологи которой обещали уничтожить Ирак и Сирию и создать исламский халифат сначала на территории этих государств, а затем и во всём мире.

ИГИЛ не является традиционной террористической группировкой, следовательно, борьба с ней требует обновлённых антитеррористических решений и тактик.

Хитро сформулированные идеологические постулаты и использование современных технологий позволили вербовщикам ИГИЛ привлечь на свою сторону многих людей из разных стран мира и воодушевить боевиков на стремительный захват значительной части территорий Сирии и Ирака.

Сегодня ИГИЛ претерпевает крах в результате череды серьёзных военных поражений. Тем не менее ИГ может возродиться в любой момент, используя аффилированные группировки в разных точках мира, как это сегодня происходит на Западе Африки. Поэтому необходим подробный анализ сильных сторон идеологии данной террористической организации для выявления тактики борьбы с ИГИЛ и его возможными «преемниками».

isisstop.jpg

Jan Kuhlmann/picture-alliance/dpa/AP

Причины привлекательности идеологии ИГИЛ

Привлекательная идеология является одним из главных факторов, позволившим ИГИЛ вовлечь такое внушительное количество боевиков в свою деятельность и стремительно завоёвывать территории Сирии и Ирака.

В арабском мире идеи построения исламского халифата часто представляются привлекательными, потому что он ассоциировался с силой и могуществом государства, которым правили Праведные халифы, династии Омейядов и Аббасидов. Халифатские настроения нередко возникали у некоторых жителей региона со времён падения последнего халифата — Османской империи. Желание вернуть былое могущество силой стало особенно острым после взятия армией США Багдада. Неудачное решение американской оккупационной администрации распустить армию Ирака оставило многих опытных солдат и офицеров без работы, униженными и с чувством обиды. Именно они и их желание отомстить привели 10 июня 2014 г. к взятию с фанатизмом и особой жестокостью двухмиллионного города Мосул и началу строительства «халифата». Что касается Сирии, то уже в 2016 году под контролем ИГ находились 9 из 14 провинций страны. Из-за территориальных присоединений и военных побед ИГ становилось всё более притягательным для террористов, которые впоследствии присягали на верность «халифату» в разных частях света.

Кроме того, вербовщики ИГИЛ грамотно использовали обиды и агрессию людей, недовольных своей жизнью, правящими элитами или политической и экономической ситуацией в арабских и других странах. Чаще всего одними из главных причин, по которым жители разных стран и регионов вступали в ряды джихадистов, являлись бедность и порождённая ей несправедливость. Используя уязвлённые чувства людей, адепты ИГИЛ обещали, что в конце борьбы за установление могущества халифата, всех, кто участвовал в этой войне, ждёт общество справедливости. Таким образом, в 2016 году на стороне джихадистов сражались уже более 25 тыс. иностранных боевиков из более чем 100 стран мира.

Призывы к построению общества, справедливого для всех, звучат сегодня в странах, где действуют пропагандисты ИГ. Но деятельность руководителей ИГИЛ как глав завоёванных территорий расходится с обещаниями вербовщиков и псевдобогословов, распространяющих пагубную идеологию джихадизма. В 2016 году, после освобождения ранее находящегося под контролем ИГ Алеппо стало ясно, что всех, кто хотя бы сомневался в обоснованности действий и целей ИГИЛ, жестоко пытали, на территории города царили бедность и голод, взимались огромные налоги. Этот хаос невозможно было назвать «справедливым обществом» или «халифатом» и уж тем более он не имеет никакого отношения к Исламу.

Безусловно, мусульмане и раньше воевали и одерживали победы. Ислам всегда имел колоссальный мобилизационный потенциал, особенно в эпоху Праведного Халифата. Что касается псевдоджихада ИГИЛ, то правоверные мусульмане не последуют за ним, потому что он противоречит учению Ислама, и он не получит той помощи, которая ведёт к победе. У преступлений террористов не может быть религиозного оправдания. Кроме того, пропагандисты террористов призывают умирать за религию, подрывать себя и уносить тем самым жизни врагов, что, по мнению известного богослова, имам-хатыба Московской мемориальной мечети Шамиля Аляутдинова, уже является нелогичным и противоречивым, ведь человек верующий стремится жить и трудиться во благо людей, и его вера должна только укреплять в нём это желание. А подобные призывы являются лишь последствием намерено ложного истолкования Корана и хадисов.

Использование ИГ современных технологий

В отличии от многих более традицонных группировок, например, от Талибана, члены которого не стремились к использованию современных технологий, в ИГИЛ широко используют DarkNet и, шире, IT. Следовательно, членство в ИГ не требует и физического присутствия боевика — достаточно клика мышки, чтобы пополнить ряды террористов. Также киберпространство используется для координации действий боевиков и спящих ячеек, а также для финансирования членов террористических группировок из любой точки мира и привлечения новых сторонников.

В документе под названием «Оператор, ты тоже воин джихада» (Media Operative, You Are a Mujahid, Too), опубликованном ИГИЛ в 2016 году, описывается концепция «медиаджихада», к которому призывают составители документа и лидеры группировки.

Если вернуться к сравнению с афганскими моджахедами, раньше в распоряжении которых для ведения пропаганды имелись лишь аудиозаписи, листовки, журналы и видеокассеты, у современных «джихадистов» есть гораздо более удобный и всеохватывающий ресурс — Интернет и цифровые технологии. В данном документе его авторы призывают к активному использованию интернет-пространства для съёмок казней, пропагандистских проповедей и всего, что может быть использовано для устрашения «неверных» и привлечения новых последователей.

Для оправдания использования современных технологий, некоторые идеологи ИГ, например, Абу Хамза аль-Мухаджир, занимавший высокие посты в структуре ИГ в Ираке, сравнивают цифровые технологии и СМИ с поэзией. По их мнению, поэзия была самым распространённым видом распространения информации времён Пророка Мухаммада (САС). Таким образом, они заявляют, что действуют согласно традициям того времени. Это вызывает уважение и поддержку необразованных с религиозной точки зрения боевиков, воюющих на стороне ИГ.

Конечно, нельзя сказать, что, согласно Исламу, использование современных технологий абсолютно недопустимо. По мнению многих богословов, призывом к технологическому совершенствованию и освоению космоса является чудо Ми'радж, описанное в 17 суре Священного Корана.[1] Но обычно речь идёт об использовании технологий во благо верующих, а не для пропаганды насилия и ненависти.

Таким образом, благодаря медиапропаганде и использованию цифровых технологий вербовщикам ИГИЛ удалось привлечь большое количество новых сторонников. Кроме того, современные технологии активно использовались для воодушевления террористов, сумевших захватить обширные территории Ирака и Сирии, но позже потерявших их в результате череды военных и репутационных поражений. Тем не менее мы видим, что терроризм эволюционирует и становится опаснее. Следовательно, необходимо бороться с ним активнее, используя новые способы противодействия террористам и уведомляя людей о мерзости и незаконности деятельности террористов как с правовой точки зрения, так и с точки зрения Ислама и Шариата.

Незаконность деятельности ИГИЛ с точки зрения Ислама

Что касается вышеупомянутой практики взимания налогов, следует заметить, что во многом она противоречила Шариату. Во-первых, на завоёванных ИГИЛ территориях немусульмане платили налог-джизью. За это им должна была быть обеспечена безопасность, но этого не произошло. Во-вторых, закят, традиционно взимаемый приблизительно в размере 2,5%, на территориях, подконтрольным ИГ, мог достигать 10%. Более того, он не расходовался на территории, где был собран, и направлялся на финансирование террористической деятельности, а не на цели, указанные в Коране.[2]

Как уже часто говорилось, терроризм не имеет нации и религии. Это лишь инструмент достижения сугубо политических целей и обмана. Терроризм извращает мнение о мусульманах, порождая стереотипы о жестокости и нецивилизованности мусульман, что приводит к этническим и религиозным конфликтам в различных странах. Последствия подобной розни бывают ужасны и приводят к оскорблениям верующих мусульман, как это было при сожжении Корана в норвежском городе Кристиансанн членами организации «Остановим исламизацию Норвегии». Иногда подобные конфликты приводят даже к убийствам: одним из самых страшных примеров является массовый расстрел прихожан мечети в Новой Зеландии.

Кроме того, некоторые молодые и восприимчивые люди, исповедующие Ислам, живут в окружении различных стереотипов о данной религии и со временем начинают считать, что это и есть Ислам и нормы поведения, которые соответствуют ему. Таким образом, стереотипизация Ислама приводит к искажению религии, которая на самом деле подразумевает любовь и уважение к окружающим (и не только мусульманам), а также милосердие и труд на пути к процветанию всего общества.

Этим разладом в обществе активно пользуются вербовщики ИГИЛ, обещая победу над «неверными», которые так долго угнетали мусульман. Поэтому, чтобы противодействовать данной стратегии, необходимо понимание истинного Ислама как мусульманами, чтобы не следовать за псевдобогословами, так и немусульманами, чтобы понимать, что мусульмане вовсе не враги им. Для предотвращения стереотипизации Ислама лучше всего обратиться к основному документу, регулирующему жизнь мусульман — священному Корану, а также к Сунне Пророка, которая также имеет очень важное значение в исламском праве и в определении того, как должен вести себя мусульманин.

Если мы обратимся к тексту священного Корана, то станет ясно, насколько незаконен «джихад» ИГИЛ с точки зрения Ислама. В пятой суре сказано: «Кто убьёт человека не за убийство или распространение нечестия на земле, тот словно убил всех людей …»[3] То есть, вопреки многим стереотипам, Ислам запрещает убивать других людей. Мирная деятельность жертв террористов не являлась «распространением нечестия». Более того, «джихад» против христиан, как и война против мусульман, также не могут быть оправданы, ведь «ближе всех в любви к верующим являются те, которые говорят: “Мы — христиане”».[4]

Более того, если говорить о войне против «неверных», то данная концепция является полностью необоснованной с точки зрения Ислама. Согласно Корану, христиане и иудеи являются «людьми Писания». Неверными же считаются те, кто нападает на мусульман и препятствует доступу к Каабе, чего не делали жертвы террористов. Более того, люди Писания, проживающие в мусульманских странах, считаются зиммиями и находятся под защитой государства. Убийство зимиий запрещено Шариатом и приравнивается к убийству мусульманина, а следовательно, наказывается смертной казнью. Это значит, что согласно нормам Шариата, исполнение которых обещают члены ИГ, они же сами должны быть казнены за убийство как мусульман, так и христиан и иудеев. [5]

Таким образом, позиции идеологии ИГИЛ совершенно противоречат нормам Ислама. Вербовщики группировки манипулируют понятиями «джихада», «Мира Ислама» и «Мира войны» для достижения сугубо политических и эгоистических целей (власть и богатство), а не для борьбы за справедливость и чистоту религии. Также следует акцентировать внимание на то, что, согласно традициям, для настоящего воина убивать женщин, стариков и детей — позор, а такие преступления достаточно часто совершались боевиками ИГИЛ.

Тем не менее идеологи ИГ нашли способ мобилизовать боевиков не только против христиан, но и против мусульман. ИГИЛ, как и многие другие современные террористические группировки, успешно использовал концепцию такфиризма в своей борьбе. В соответствии с ней, пропагандисты ИГИЛ без особых оснований могут обвинять других мусульман в неверии, что делает их врагами боевиков ИГ наряду с «неверными». Поэтому у боевиков не возникает сомнений в необходимости вести войну против тех, кого они уже считали «неверными», и тех, кто, по навязанному им мнению, предал религию и выбрал сторону «кяфиров». Именно такфиризм поддерживал шаткую с теологической точки зрения идеологию Исламского государства, догмы которой часто противоречат тому, чему на самом деле учит Коран.

С другой стороны, концепция такфиризма также в корне неверна. В Исламе ни один религиозный деятель не в праве придать верующего анафеме или ещё как-либо отлучить от религии.

Ещё одним преступлением, совершавшимся террористами, является убийство с целью продажи органов. Согласно решениям Совета Исламской академии правоведения (ФИКХА), продажа органов строго запрещена Шариатом и является тяжёлым грехом, не говоря уже об убийствах[6].

Также следует отметить, что сам джихад, объявленный террористами против «неверных» не может называться джихадом и не должен иметь поддержки мусульман. Право объявлять джихад имеет только легитимный правитель государства. Такое право, есть, например, у короля Саудовской Аравии, который, в соответствии с фетвами ведущих богословов 30-х годов XX в. (время, когда создавалось королевство), «действует как то предписывает Книга Господа и Сунна Его Пророка» и поэтому король имеет право объявлять джихад и должен заботиться о благосостоянии мусульман.[7] Что же касается ИГИЛ, то ни Аль-Багдади, ни другие пропагандисты джихадизма не обладали и не обладают такой властью ни с точки зрения легитимности, так как не являются признанными правителями государства, так и с богословской точки зрения, так как нет фетв, подтверждающих их власть или ещё каких-либо оснований признать их законными правителями.

Кроме того, в условиях, когда нет права объявлять джихад и «неверные» не нападали на мусульман, нет оснований для проявления насилия. В 109 суре Священного Корана сказано: «У вас — ваша вера, и у меня — моя вера». Мусульмане не причастны к тому, что совершают «неверные», как и «неверные» не причастны к тому, что совершают мусульмане. Каждый может следовать своему пути. Кроме того, в Коране даже допускается возможность заключения договора с «неверными». Что же касается Пророка (САС), то в 11 суре Корана он называет себя предостерегающим увещевателем и добрым вестником от Аллаха. Ни Мухаммад (САС) ни его сподвижники не были палачами. Они лишь предостерегали о возможности ужасного наказания, стремясь не проливать кровь. И даже в случаях, когда приходилось взяться за оружие, мусульмане, сражаясь, соблюдая заветы Пророка (САС), который велел не преступать, не убивать детей и не уродовать тела умерших[8]. Террористы же в своей войне безжалостно убивали всех, кто попадался на пути: женщин, детей, стариков, а также устраивали пытки, казни и намерено уродовали тела своих жертв, чтобы навлечь страх на врагов. Этот факт в очередной раз свидетельствует о том, что террористы ИГИЛ смели ослушаться учения Пророка (САС). Вполне показательно, что, например, в 2003 году Совет высших улемов Саудовской Аравии объявил Аль-Каиду «заблудшей» сектой (по аналогии с седьмым аятом суры Аль-Фатиха).[9] Таким образом, именно террористы являются наибольшими врагами уммы.

Поэтому необходимо поддерживать грамотность населения, проводя уроки, транслируя телепередачи и распространяя книги об Исламе, содержание которых должно быть тщательно проверено и продуманно. Ислам — религия мира. Об этом свидетельствует хотя бы то, что мусульмане приветствуют друг друга фразой «Мир вам». Особенно необходима работа с молодёжью, которая является более восприимчивой как к социальным проблемам, так и к привлекательным проповедям экстремистов, «интернет-шейхов» и вербовщиков террористических организаций.

Таким образом, более точные знания об Исламе и других религиях позволят избежать упомянутой выше медиа-пропаганды, снизят напряжённость между представителями различных народов и будут способствовать борьбе со стереотипами, выставляющими мусульман в плохом свете.

Способы противодействия угрозам, представляемым современным международным терроризмом

Победа в Сирии не означает победы над всем международным терроризмом. Война против террористических группировок, которая ведётся уже десятилетиями, продолжится. Что касается необходимости сотрудничества со странами ближнего зарубежья, в особенности с государствами Центральной Азии, то следует заметить, что в случае дестабилизации данного региона угроза может перенестись и на территорию нашей страны (прямые атаки границ, диверсии, засылка боевиков и вербовщиков). Поэтому для обеспечения безопасности региона рекомендуется создание консультативного религиозного органа на базе ОДКБ или ШОС. В нём необходимо присутствие мусульманских учёных из различных стран данных организаций, целью которых будет поиск слабых сторон идеологии террористических организаций (выше были перечислены некоторые, но далеко не все из них). В частности, необходимо издавать и придавать широкой огласке фетвы, согласно которым террористическая деятельность абсолютно противоречит нормам Ислама. Подобная деятельность нанесёт урон убеждённости людей, считающих, что вступление в террористические организации — это борьба за веру и за будущее мусульманской уммы. Кроме того, необходимо, чтобы члены данного органа сфокусировали работу именно на этой задаче. Иначе их работа не будет отличаться от деятельности уже существующих съездов мусульманских учёных, на которых обсуждается широкий круг вопросов, среди которых борьба с терроризмом может «затеряться».

Основную сложность на данном направлении представляет необходимость донести до молодёжи идеи о том, что терроризм — преступление против Ислама. Именно молодые люди составляют основу террористических вооружённых формирований. В настоящее время многие молодые люди, исповедующие Ислам, слушают проповеди богословов и посещают мечети, где до них можно донести информацию об угрозе терроризма. Тем не менее многие имамы считаются «прогосударственными» и они могут быть обвинены в сотрудничестве с правящими элитами, желающими удержать власть и действующими против интересов мусульманской уммы.

Работа по линии ОДКБ и ШОС может быть расширена с помощью сотрудничества с такими организациями, как ОИС и ЛАГ. Это поможет бороться с идеологией терроризма совместно с мусульманскими учёными Ближнего Востока, имеющими религиозный авторитет в регионе. Но для начала необходимо создание вышеупомянутых региональных консультационных органов, которые сумеют привлечь к совместной работе учёных из разных стран. В настоящее время проблему представляет разобщённость повестки дня стран — членов данных организаций (ОИС и ЛАГ), а иногда и их противостояние. Это осложняет работу и делает сотрудничество менее вероятным. Тем не менее необходимо, осознавать угрозу всей умме и необходимость сплотиться против неё.

Таким образом, идеология ИГИЛ, активно распространяемая с помощью современных технологий, имела неожиданно высокий мобилизационный потенциал. Идеологи группировки использовали вражду, межконфессиональные и межнациональные разногласия в своих целях, находили оправдания своими незаконным действиям, объясняя их необходимостью «джихада» и обещая мир после построения «халифата», а также активно пользовались религиозной безграмотностью. Тем не менее данная идеология абсолютно противоречит Исламу. Этот факт должен использоваться в первую очередь богословами и религиозными и государственными деятелями для победы над международным терроризмом в идеологическом пространстве и предотвращения стереотипизации религии.

Список литературы:

1. A review of ISIS in Syria 2016 – 2019.[Electronic resource]. The Carter Center. 2019. Access mode: cartercenter.org/resources/pdfs/peace/conflict_resolution/syria-conflict/isis-review-2016-2019.pdf

2. Казанцев А.А. Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов: опыт Европы и перспективы России [Электронный ресурс]. РСМД. 2016. Режим доступа: https://russiancouncil.ru/common/upload/WP-Terrorists-27-Rus.pdf

3. Winter C. Media Jihad: The Islamic State’s Doctrine for Information Warfare [Electronic resource]. ICSR. 2017. Access mode: https://icsr.info/wp-content/uploads/2017/02/ICSR-Report-Media-Jihad-The-Islamic-State%E2%80%99s-Doctrine-for-Information-Warfare.pdf

4. Бекин Р.И. Исламская экономика в исламском государстве?. Вестник МГИМО-университета. 2017; №6 (57): 132-143 с.

5. МИД Пакистана вызвал посла Норвегии из-за скандала с Кораном. [Электронный ресурс] РИА Новости. 2019. https://ria.ru/20191124/1561522573.html

6. Коран: Перевод смыслов / Пер.с араб. Э.Р. Кулиева. - 2-е изд., испр. - Москва : Эксмо : Умма, 2019. - 479 с.

7. Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. - СПб.: “Издательство “ДИЛЯ”, 2016. - 512 с.

8. Jamal Sanad Al-Suwaidi. Mirage; Emirates Center For Strategic Studies And Research. 2015. 823 pp.

9. Косач Г.Г. Саудовская Аравия: власти и религия. / Г.Г. Косач // Религия и политика — Политическая наука. 2013. №2. С. 100-125.

[1] Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. - СПб.: “Издательство “ДИЛЯ”, 2016. - 512 с.

[2] Бекин Р.И. Исламская экономика в исламском государстве?. Вестник МГИМО-университета. 2017; №6 (57): 132-143 с.

[3] Коран: Перевод смыслов / Пер.с араб. Э.Р. Кулиева. - 2-е изд., испр. - Москва : Эксмо : Умма, 2019. - 479 с.

[4] там же

[5] Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. - СПб.: “Издательство “ДИЛЯ”, 2016. - 512 с.

[6] Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности. - СПб.: “Издательство “ДИЛЯ”, 2016. - 512 с.

[7] Косач Г.Г. Саудовская Аравия: власти и религия. / Г.Г. Косач // Религия и политика — Политическая наука. 2013. №2. С. 100-125.

[8] Jamal Sanad Al-Suwaidi. Mirage; Emirates Center For Strategic Studies And Research. 2015. 823 pp.

[9] Косач Г.Г. Саудовская Аравия: власти и религия. / Г.Г. Косач // Религия и политика — Политическая наука. 2013. №2. С. 100-125.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся