Блог Святослава Кириченко

Основные военно-политические проблемы европейской безопасности. Необходимость перезагрузки

26 Марта 2021
Распечатать

Введение

Современные отношения России и НАТО на территории современной Европы во многом определяют развитие системы европейской безопасности. На текущем этапе они характеризуются высоким уровнем турбулентности, чему свидетельствуют многочисленные дискуссии в западном сообществе об изменении основополагающих стратегических документов и об их адаптации к новой реальности; возросшее количество разведывательных полетов и военных учений; кризис системы договоров и, соответственно, понижение доверия до исторически низких уровней. Данные тенденции способны в кратчайшее время привести к неумышленному столкновению и дальнейшей эскалации напряженности.

Отношения России и НАТО достигли апогея разногласий в 2014 году, хотя курс на противостояние был взят намного раньше. Крымская весна стала лишь удобным поводом для официального обоснования необходимости противостоять России. Визит 2006 года князя Монако Альберта II в Москву с предложением интегрировать Россию в Европу не целиком, а по частям, наглядно показал отношение Запада к интеграции России в европейскую безопасность.1 Молниеносный и неожиданный ответ Кремля на западную поддержку дестабилизации Украины и на ползучее приближение НАТО к границам России перевернул полностью представления об истинном политическом весе Москвы.

При учете всего сказанного можно констатировать, что данный регион является особенно сложным пространством для сотрудничества и мирного сосуществования, которое требует скорейшего обновления системы безопасности.

3839526.jpg

© ИТАР-ТАСС

НАТО: адаптация стратегических документов

С 2014 года Россия стала рассматриваться в основополагающих стратегиях западных стран в качестве ключевого вызова безопасности, в то время как сдерживание стало основной целью. Так, например, генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг 25 ноября 2020 года представил доклад “НАТО-2030: Единство в новой эре”, в котором говорится о том, что НАТО необходимо адаптироваться к ”постоянно агрессивной России, подъему КНР2. Там же Альянсу рекомендуется следовать принципу ”двухтрекового подхода- сдерживанию и диалогу с Россией3. Данный документ предусматривает, например, такие меры сдерживания, как военные учения, укрепление сотрудничества в сферах киберпространства и космоса, а также, что немаловажно, развитие инициатив наподобие «Расширенное передовое присутствие” и другие. Для сдерживания также отводится сотрудничество со странами постсоветского пространства - Грузией и Украиной.4

Хотя доклад “НАТО-2030: Единство в новой эре” и не является официальным, тем не менее, он отображает риторику последних лет многих высокопоставленных лиц Альянса, а также передает дух всех предыдущих саммитов НАТО. Поэтому нет повода сомневаться, что в обновленной версии стратегической концепции НАТО, которая появится в течение 2021 года, будут учтены многие рекомендации. Так, например, Йенс Столтенберг 17 февраля в ходе видео-конференции министров обороны стран НАТО предложил обновить стратегическую концепцию 2010 года, которая должна учитывать новое видение России: ”В концепции от 2010 года мы говорили о партнерстве с Россией, но с тех пор мы видим агрессивные действия по отношению к соседям, и ситуация сильно изменилась”5. В своем выступлении он также призвал наращивать группировку стран НАТО на восточном направлении: “Одна из причин, по которой я заявил о необходимости финансировать операции НАТО по сдерживанию и обороне, заключается в том, что, выделяя дополнительные ресурсы, мы сможем мотивировать отправку странами альянса большего количества вооруженных сил для размещения на восточном фланге”6. Стоит отметить, что подобная риторика ведет к понижению уровня доверия между Россией и НАТО и к усугублению ситуации, эскалации напряженности. Как можно заметить, Организация Североатлантического договора лишь возвращает отношения к временам Холодной войны. Очевидно, что наращивание потенциала для противостояния ”русской угрозе” приведет к необходимости принимать ответные меры в рамках военного планирования для создания контрпотенциала, что пагубно скажется на европейской безопасности и стабильности.

Корнем всех проблем является кризис идей и возвращение Запада к старому курсу. Как неоднократно отмечалось в экспертном сообществе России, отсутствие нового подхода, возвращение и следование старому, рано или поздно приведут к тому, что ”врежешься вновь в ту же самую стену”. Другими словами, градус отношений может повыситься до уровня холодной войны.

Неслучайно характер новых вызовов и угроз, связанный с деятельностью Североатлантического альянса и решениями его руководства, соответствующим образом отразился и на военном планировании России, что можно видеть в Военной доктрине 2014 года. В документе зафиксированы основные внешние военные опасности (где военная опасность - состояние межгосударственных или внутригосударственных отношений, характеризуемое совокупностью факторов, способных при определенных условиях привести к возникновению военной угрозы). Среди них: наращивание силового потенциала НАТО и наделение ее глобальными функциями; приближение военной инфраструктуры стран-членов НАТО к границам России, в том числе при помощи расширения блока; дестабилизация обстановки в отдельных государствах и регионах, следствием чего становится подрыв глобальной и региональной стабильности; наращивание воинских контингентов иностранных государств или групп государств на территориях стран, сопредельных с Россией и ее союзниками, а также в прилегающих акваториях, для политического и военного давления на нее; создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих стратегическую стабильность и другие.7 Как можно заметить, все перечисленное входит в повестку дня в рамках военно-политического развития Альянса.

На данном этапе можно видеть стабилизацию отношений, установившихся на предельно низком уровне. Многие эксперты оценивают это состояние, как допустимое, так как вероятность вооруженного столкновения мала. Некоторые европейские эксперты обосновывают возросшее число разведывательных вылетов и военных учений около российских границ маловероятностью конфликта и необходимостью проведения тренировочных учений. При этом не всегда учитывается человеческий фактор, связанный с неумышленным вооруженным столкновением в воздухе или на море, неверной оценкой действий противника. Подобный сценарий неминуемо создает взрывоопасную ситуацию с дальнейшей возможностью эскалации напряженности в сторону открытого локального конфликта. Хотя при нынешних условиях вероятность конфликта низка, однако она всерьез рассматривается обеими сторонами.8

Разрушение договорно-правовой базы европейской безопасности

Другим фактором, негативно влияющим на европейскую безопасность, является кризис договорно-правовой базы. Любая система безопасности того или иного региона зиждется на юридически закрепленных ”правилах игры”, создающих необходимые институты для взаимодействия, мирного развития и сосуществования всех государств-членов.

Судьба принципов Хельсинского акта и снижение роли ОБСЕ

Создание в 1992 году Форума по решению Хельсинкского совещания и его эволюция в 1995 году в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) положительно повлияли на развитие мер доверия, сокращение обычных вооружений, а также на общую военно-политическую стабилизацию. Однако распад биполярной системы международных отношений сильно повлиял на геополитическую обстановку на всем пространстве Большой Европы. Исчезновение с мировой арены такой сверхдержавы как СССР стало триумфом всего коллективного Запада, в особенности Вашингтона. Во многом это развязало руки во всех пространствах, включая дипломатическое. Усиливающаяся роль НАТО и ее продвижение на Восток; неправомерные, кровавые бомбежки Югославии; попытка построения однополярного мира, основанного на неолиберальных принципах, все это перечеркнуло многие принципы, заложенные в Заключительном Хельсинском акте. Например, перечисленные события и явления перечеркнули принцип закрепления послевоенных границ в Европе, а также принцип взаимного соотношения между безопасностью каждого государства-участника и безопасностью в Европе в целом. Действия исторического Запада на постсоветском пространстве и устроенная им волна цветных революций свели на нет обязательство о свободе выбора и развития каждым государством-членом своей политической, социальной, экономической и культурной системы.9 Подобные тектонические изменения также сказались и на ОБСЕ, чья роль в осуществлении военно-политический функций значительно снизилась, что, прежде всего, объясняется действиями западноцентричного комплекса во главе с НАТО и ЕС. Такой исход событий, естественно, не устроил Россию, почему и был выдвинут в 2009 году проект Договора о европейской безопасности, который мог бы кардинально изменить ситуацию в положительную сторону на всей территории Евро-Атлантики, создав равноправную и справедливую систему региональной безопасности от Ванкувера до Владивостока, однако он был проигнорирован.10

Кризис ДОВСЕ

Одним из документов, игравшим важную роль в укреплении европейской безопасности, был Договор об обычных вооруженных силах в Европе, подписанный в 1990 году. Он предполагал снижение концентрации войск на европейском пространстве, что могло бы снизить градус напряженности между двумя блоками - НАТО и ОВД. Он был достаточно эффективен, однако расширение НАТО и превышение допустимых уровней вооружений, предусмотренных договором, поставило под вопрос его существование. В связи с этим Россия предложила проект адаптированного договора, который уже предполагал не зонально-блоковые, а национально-территориальные потолки для вооружений. Однако ратификация в странах НАТО была затянута и не осуществилась. Причем особенно активно торпедировали своей критикой новый ДОВСЕ прибалтийские страны.

Взятый после 2014 года курс на наращивание сил в Европе для сдерживания России исключает возможность подписания подобного договора в ближайшем будущем. Неоднократные попытки Москвы убедить партнеров изменить свой курс пока что не увенчались успехом. Так, например, в ходе выступления на заседании Совета министров ОБСЕ Министр иностранных дел России Сергей Лавров указал на миф о существовании российской угрозы и предложил ”вместе разложить карту Европы и посмотреть, что, где и у кого расположено”, так как это укажет “откуда действительно исходят риски” и потребовал” прекратить военную деятельность и развертывание инфраструктуры у рубежей России, вернуть ситуацию, как минимум, к состоянию на конец 2013 года”.11

Проблематика ПРО

Другим кризисом договорно-правовой базы, оказавшим отрицательное влияние на европейскую безопасность, является выход США из ДПРО 1972 года и размещение отдельных элементов НПРО в Европе, как части глобальной системы ПРО.

После прихода к власти президента Джорджа Буша-старшего на замену старой концепции была выдвинута новая под названием Глобальная защита от ограниченного удара (ГЗОУ) или, другими словами, “Джи-палз” (“GPALS”). Это было связано с распадом Советского Союза и исчезновением для США угрозы массированного удара. Теперь основной целью американской системы ПРО должны были стать одиночные или малочисленные ракеты таких стран, как Ирак, КНДР и Иран. Необходимость стала очевидна для США после применения Ираком в Войне в Персидском заливе баллистических ракет “Скад”. По этой причине в 1990-е годы в США начались разработки нестратегической системы ПРО, которая могла бы уничтожать нестратегические ракеты. Так, из программы “Джи-Палз” возникла программа по модернизации ракет-перехватчиков для сухопутных войск - “Пэтриот” (“Patriot”), а также система для военно-морских сил США - противоракеты системы ПВО “Иджис” (“Aegis”), появилась и новая программа системы ПРО “ТХААД” (“THAAD”). В это же время появилась и программа создания Национальной системы противоракетной обороны в обход ПРО.

Появление систем нестратегической ПРО привело к переговорам между представителями России и США. Так, в 1997 году была достигнута договоренность о разграничении стратегической и нестратегической ПРО. Это было закреплено в Нью-Йоркском протоколе к Договору СНВ-2. В нем было закреплено, что нестратегической считается та система, которая еще не испытана против БР со скоростью полета до 5,5 км/сек, для ПРО морского базирования – до 4,5 км/сек при дальности БР до 3500 км. Тем не менее, данное соглашение не было ратифицировано в Конгрессе. По мнению представителей американских правящих кругов, должно было быть сделано все, чтобы “… США имели полную свободу рук в развитии систем ПРО…”.12

Однако необходимо отметить, что несмотря на заключение ядерной сделки с Ираном в 2015 году, США продолжили развертывание системы ПРО в Польше и Румынии, что вызвало еще больше озабоченности у Москвы. В совокупности все перечисленные события пагубно отразились не только на стратегической стабильности, но и на европейской системе безопасности.

Выход США из ДРСМД

Договор о ракетах средней и меньшей дальности, хотя и был двусторонним, однако служил много лет гарантом не только международной, но и европейской безопасности, исключал возможность размещения ракет средней и меньшей дальности на территории Европы. После выхода Вашингтона из договора и ответного выхода России возникла прямая угроза эскалации напряженности на территории Европейского союза. Основные опасения европейцев в основном связаны с различными сценариями развития ситуации, которые могут привести как к расколу внутри ЕС, росту напряженности в трансатлантических отношениях из-за расхождения во мнениях среди европейских стран о необходимости размещения на их территории американских ракет, так и к “гонке развертывания”, что не добавит прочности европейской системе безопасности.13

Выход США из ДОН

Договор по открытому небу (ДОН) был подписан в 1992 году в Хельсинки и вступил в силу в 2002 году. Он также являлся важной составляющей договорно-правовой базы европейской безопасности, психологически снижая уровень недоверия между странами. Несмотря на существование национальных средств контроля (разведывательных спутников), а также при всем множестве претензий государств-участников друг к другу, ДОН играл хотя и второстепенную, но полезную роль, оставаясь весьма важный инструментом укрепления доверия.

Одним из ключевых событий, во многом сказавшемся на судьбе договора, было предложение США о переходе на цифровую аппаратуру. Видимо Вашингтон предполагал использовать свое научно-техническое преимущество, однако в битве технологий победила Москва и первой создала подобную аппаратуру, что стало невыгодно Вашингтону.14 Соединенными Штатами была развернута массированная атака в прессе на договор для подготовки почвы перед выходом. Было заявлено о якобы возникающей угрозе национальной безопасности США в случае, если Россия проведет разведывательные полеты с цифровой аппаратурой на борту.15 Впоследствии США вышли из договора, а попытки Москвы сохранить договор не увенчались успехом, так как западные страны не пожелали дать гарантии о не передаче информации странам, не участвующим в договоре (прежде всего США). После затяжного молчания со стороны Запада последовал предсказуемый выход Москвы из Договора. Будущее договора туманно, однако, по словам замминистра иностранных дел Сергея Рябкова, Москва будет готова вернуться в Договор, в случае пересмотра Вашингтоном своего отношения.16

При всей важности договора его исчезновение не сделает страны уязвимыми для нападения, так как подготовка к вторжению той или иной стороной вряд ли останется незаметной из-за большого скопления войск, которое будет со стопроцентной вероятностью замечено другими средствами слежения.

Осколки системы европейской безопасности

При всех потрясениях, которые пережила система европейской безопасности, все еще остается правовая база, имеющая важное значение для мирного развития региона. Так, например, несмотря на снижение роли ОБСЕ данной организацией был разработан ряд ключевых документов европейской системы безопасности, вроде Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности, Документа о мерах укрепления доверия и безопасности в военно-морской области на Черном море, Документа ОБСЕ о легком и стрелковом оружии (ДЛСО), Документа ОБСЕ о запасах обычных боеприпасов (ДЗОБ), причем последние два предполагают оказание содействия заинтересованным странам в утилизации как стрелкового оружия, так и обычных боеприпасов.17 Все они являются важным фундаментом при выстраивании отношений между ее членами, хотя, безусловно, их совершенно недостаточно для регулирования отношений государств-членов и предотвращения опасных ситуаций во всем многообразии сфер соприкосновения.

Заключение

Таким образом, основными препятствиями для достижения прорыва в области европейской безопасности являются: отсутствие доверия между сторонами, возвращение к инструментарию выстраивания отношений времен второй половины двадцатого века. Кризис идей свидетельствует о неспособности преодолеть логику мышления холодной войны, нежелании выстраивать отношения на равноправной основе.

Возникает вопрос, удастся ли Западу поменять веками устоявшийся курс на противостояние. Как отмечал русский философ и правовед И.А. Ильин, Россия всегда воспринималась на Западе, как нечто чужеродное: ”Они понимают только то, что на них похоже, но и то искажая на свой лад. Для них русское инородно, беспокойно, чуждо, странно и непривлекательно…Они горделиво смотрят на нас сверху вниз и считают нашу культуру или ничтожною, или каким-то загадочным ”недоразумением”…”18 А так как ”неизвестное всегда страшновато”, то “вот уже полтораста лет Западная Европа боится России”.19

Падение доверия имеет более глубокие корни и выходит за рамки кризисов договорно-правовой базы обеспечения европейской безопасности.

Тем не менее история многократно доказывала, что диалог необходим и возможен. Сглаживание несовместимости и устранение недопонимания возможно организацией таких мероприятий, как беспрецедентный по масштабу фестиваль” Европалия”, прошедший в Бельгии в 2005- 2006 годах.20 Однако многое зависит от политической воли западных элит и того, как скоро они поймут невозможность выстраивания отношений с Россией на неравноправной основе.

Сноски

[1] В.В. Штоль Россия и Запад: несостоявшийся альянс, или противостояние как неизбежность- СПб.: Алетейя 2019. С. 363.

[2] NATO 2030: United for a New Era. NATO, 25.11.2020, page 12: URL: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/12/pdf/201201-Reflection-Group-Final-Report-Uni.pdf(дата обращения 22.02.2021).

[3] Там же

[4] Алешин А.А., Доклад «НАТО 2030»: что ждать от альянса в наступившем десятилетии? URL:https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/doklad-nato-2030-chto-zhdaty-ot-alyyansa-v-nastupivshem-desyatiletii (дата обращения 22.02.2021)

[5] Столтенберг: новая концепция НАТО будет нацелена на сдерживание России и Китая, URL: https://www.kommersant.ru/doc/4694267 (дата обращения 22.02.2021)

[6] Там же.

[7] Военная доктрина Российской Федерации (в редакции от 2014 г.): URL: https://base.garant.ru/70830556/ (дата обращения 22.02.2021)

[8] Россия и НАТО в регионе Балтийского моря : URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/rossiya-i-nato-v-regione-baltiyskogo-morya/ (дата обращения 22.02.2021)

[9] Громыко А.А., Большая Европа: внутренние и внешние угрозы безопасности: URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/bolshaya-evropa-vnutrennie-i-vneshnie-ugrozy-bezopasnosti/

[10] Проект Договора о европейской безопасности 2009 год: URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/6152

[11]Полный текст выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 23-м заседании Совета министров ОБСЕ, Гамбург, 8 декабря 2016года // Официальный сайт МИД РФ [сетевой ресурс]. 8.12.2016. URL: http://www.mid.ru/vizity-ministra/-/asset_publisher/ICoYBGcCUgTR/content/id/2553760 (дата обращения:22.02.2021)

[12] Кокошин А.А. "Фактор ПРО" во взаимоотношениях СССР и США в 1970-е годы: военно-технические, договорно-правовые и политические аспекты // Вопросы истории. 2017. № 11.

[13]В ЕП допустили возможность раскола НАТО и ЕС в случае развала ДРСМД, URL: https://russian.rt.com/world/news/599505-nato-es-drsmd

[14] «Не выиграла ни европейская безопасность, ни безопасность США»: МИД России разъяснил ситуацию вокруг выхода США из ДОН, URL: https://russian.rt.com/world/article/805537-ssha-vyhod-dogovor-otkrytoe-nebo

[15] Кузнецов В. С. Европейская безопасность: проблемы и перспективы, URL: http://general-history.ucoz.ru/European_Security_Problems_and_Prospects.pdf

[16] Сергей Рябков исключил уступки со стороны России при возращении в Договор по открытому небу: URL: https://interaffairs.ru/news/show/29044

[17] Кузнецов В. С. Европейская безопасность: проблемы и перспективы, URL: http://general-history.ucoz.ru/European_Security_Problems_and_Prospects.pdf

[18] Ильин И. Собрание сочинений: в 10 т. Т. 2. М., 1993. С. 63-64.

[19] Там же. С.65.

[20] Международный фестиваль культуры «Европалия», URL: http://www.kremlin.ru/supplement/2430

[1] В.В. Штоль Россия и Запад: несостоявшийся альянс, или противостояние как неизбежность- СПб.: Алетейя 2019. С. 363.

[2] NATO 2030: United for a New Era. NATO, 25.11.2020, page 12: URL: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/12/pdf/201201-Reflection-Group-Final-Report-Uni.pdf(дата обращения 22.02.2021).

[3] Там же

[4] Алешин А.А., Доклад «НАТО 2030»: что ждать от альянса в наступившем десятилетии? URL:https://www.imemo.ru/publications/relevant-comments/text/doklad-nato-2030-chto-zhdaty-ot-alyyansa-v-nastupivshem-desyatiletii (дата обращения 22.02.2021)

[5] Столтенберг: новая концепция НАТО будет нацелена на сдерживание России и Китая, URL: https://www.kommersant.ru/doc/4694267 (дата обращения 22.02.2021)

[6] Там же.

[7] Военная доктрина Российской Федерации (в редакции от 2014 г.): URL: https://base.garant.ru/70830556/ (дата обращения 22.02.2021)

[8] Россия и НАТО в регионе Балтийского моря : URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/rossiya-i-nato-v-regione-baltiyskogo-morya/ (дата обращения 22.02.2021)

[9] Громыко А.А., Большая Европа: внутренние и внешние угрозы безопасности: URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/bolshaya-evropa-vnutrennie-i-vneshnie-ugrozy-bezopasnosti/

[10] Проект Договора о европейской безопасности 2009 год: URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/6152

[11]Полный текст выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 23-м заседании Совета министров ОБСЕ, Гамбург, 8 декабря 2016года // Официальный сайт МИД РФ [сетевой ресурс]. 8.12.2016. URL: http://www.mid.ru/vizity-ministra/-/asset_publisher/ICoYBGcCUgTR/content/id/2553760 (дата обращения:22.02.2021)

[12] Кокошин А.А. "Фактор ПРО" во взаимоотношениях СССР и США в 1970-е годы: военно-технические, договорно-правовые и политические аспекты // Вопросы истории. 2017. № 11.

[13]В ЕП допустили возможность раскола НАТО и ЕС в случае развала ДРСМД, URL: https://russian.rt.com/world/news/599505-nato-es-drsmd

[14] «Не выиграла ни европейская безопасность, ни безопасность США»: МИД России разъяснил ситуацию вокруг выхода США из ДОН, URL: https://russian.rt.com/world/article/805537-ssha-vyhod-dogovor-otkrytoe-nebo

[15] Кузнецов В. С. Европейская безопасность: проблемы и перспективы, URL: http://general-history.ucoz.ru/European_Security_Problems_and_Prospects.pdf

[16] Сергей Рябков исключил уступки со стороны России при возращении в Договор по открытому небу: URL: https://interaffairs.ru/news/show/29044

[17] Кузнецов В. С. Европейская безопасность: проблемы и перспективы, URL: http://general-history.ucoz.ru/European_Security_Problems_and_Prospects.pdf

[18] Ильин И. Собрание сочинений: в 10 т. Т. 2. М., 1993. С. 63-64.

[19] Там же. С.65.

[20] Международный фестиваль культуры «Европалия», URL: http://www.kremlin.ru/supplement/2430

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся