Арктика и мир

Современные макрорегионы: проблемы классификации

4 Июня 2019
Распечатать
Современный мир представляет собой не просто как набор государств, а больше напоминает «мозаику», где каждый фрагмент олицетворяет отдельный макрорегион – автономный и целостный, а все вместе они образуют «разноцветный» мир. Государства, к которым мы привыкли, как таковые уходят в прошлое и вместо отдельных независимых Португалии или Финляндии в мире идет становление Европейского Союза. Европейцы, мусульмане, латиноамериканцы, магрибцы и прочие обозначения народов возникают на фоне макрорегионализации и объединения государств в макрорегионы. Однако возникают другие вопросы, которые напрямую касаются всего мирового сообщества: почему именно европейцы? Если мусульмане объединяются под общей религией на Ближнем Востоке, то почему Европа не формирует общий христианский регион? Почему Россия, европейская и христианская держава, не формирует идентичность европейцев? Мир и глобальное общество меняются и развиваются. Классифицируя региональные структуры, исследователь ставит цель не только упорядочить сложную систему, но и определит суть и следствие этих изменений. Разделение мира на различные региональные фрагменты и комплексы является таким же инструментом для понимания структуры и схемы международных отношений, как и использование цифр и чисел в математике. Однако, если со времен возникновения понятия ойкумены и великих географических открытий основным фактором при делении мира являлось физико-географическое положение, включая традиционные горные массивы, реки и моря, острова и др., то современные концепции деления мира носят комплексный характер. Основываясь на физических данных, география делит мир на континенты, материки, части света, внутри которых существуют различные формирования полуостровов, плато и т. д. В итоге мир приобрел названия (Европа, Азия, Америка, Арктика и т. п.), которые не только существуют сегодня в употреблении, но и являются одними из основных в определении макрорегионального комплекса. Что касается современности, то совокупность макрорегиональных комплексов образует весь мир, что можно рассматривать как фрагментацию глобальной системы. Классификация макрорегионов носит преимущественно прикладной характер и имеет целью упорядочить региональные комплексы в зависимости от основного формирующего фактора.Поскольку международная система представляет собой сложную структуру из государств, международных организаций (объединений в целом), ТНК, то классификация служит инструментом упорядочивания и логического объяснения связей между этими акторами. Более того, усиление процессов глобализации, происходящих параллельно с интенсификацией регионализации международных отношений, особенно актуальным выступает тенденции формирования макрорегионов, а также их влияние на мирополитическую систему в целом. Так, А. Д. Воскресенский выделяет следующие разновидности мировых макрорегионов [3, с. 139–142]: Географические макрорегионы – макрорегионы, выделяемые по физико-географическим характеристикам, по образующим континенты и материки тектоническим плитам, горным массивам и т. д. Традиционно выделяют следующие географические макрорегионы: Азия, Африка, Америка, Австралия и Океания, Европа. В свою очередь, макрорегионы принято делить на мезорегионы: Южная, Северо-Восточная, Западная, Центральная, Юго-Восточная и Восточная Азия, Северная Африка и Африка Южнее Сахары, Северная, Центральная и Южная Америка, Австралия и Новая Зеландия, Микронезия, Полинезия, Меланезия, Западная, Северная, Южная и Восточная Европа. А также мир можно разделить на субрегионы, которые по иерархии международных регионов находятся под мезорегионами. Субрегионами считаются, например, регион Скандинавия, Карибский бассейн, Иберийский полуостров и т. д. Концептуальная основа физико-географических макрорегионов основывается на близости стран по соответствующим характеристикам, а наличие интеграционных процессов, культурно-цивилизационных особенностей, тесных политических связей и т. д. играет уже второстепенную роль. Тем не менее, роль географического положения в развитии стран и регионов нельзя переоценить. Так, в Античную эпоху центром развития и торговли выступал единый Средиземноморский регион, с преобладанием и доминированием греческой и романской культур. Хотя современные макрорегиональные комплексы значительно отличаются на качественном и функциональном уровнях, регионы прошлых времен закладывают фундамент к формированию современных (Арабский Халифат, Кальмарская уния, колониальные владения европейских держав и т. д.). Историко-культурные макрорегионы – выделяются преимущественно по параметрам, включающих общую историю, общий язык и культурную принадлежность, общий этнос и общее этническое происхождение. В данную группу макрорегионов включают: китайский (КНР и Республика Китай), корейский, вьетнамский (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), индийский (Индия, Непал, Бутан, Шри-Ланка, Бангладеш), индо-иранский (Пакистан, Афганистан, Иран, Таджикистан), тюркский (Турция, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан), арабский (состоящий из государств Северной Африки, Леванта и Аравийского полуострова), российский (Россия, Украина, Белоруссия или, в другой интерпретации, страны СНГ), европейский, который можно условно разделить на Западную и Восточную Европу, а также на мезорегионы Финноскандия (Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания), Прибалтика (Литва, Латвия, Эстония, иногда включают также Польшу), Балканский регион (Словения, Хорватия, Босния, Сербия, Черногория, Болгария, Греция, также включают Румынию), Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды и Люксембург), Центральная Европа (Австрия, Чехия, Венгрия, Словакия, Румыния). Североамериканский, латиноамериканский, африканский регионы объединяются в соответствующие региональные общности по таким параметрам, как геополитическая традиция, современная тенденция к интеграции, этнолингвистическое, этнокультурное, этнопсихологическое единство [2]. В свою очередь, Северную Америку делят на англофонную (США, понятие «Остальная Канада») и на франкофонную Америку (провинция Канады Квебек). Такое деление целостной Северной Америки объясняется тем, что в период колонизации за регион конкурировали протестантская Великобритания и католическая Франция, которые не только различались в культурно-конфессиональном, но и в институционально-правовом. Несмотря на то, что Латиноамериканский макрорегион является наиболее цельной в плане историко-культурного единства, принято делить его на отдельные макрорегионы Карибский бассейн (Малые и Большие Антильские острова), Центральную Америку (Мексика, Белиз, Никарагуа, Коста-Рика, Панама, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Панама), Южную Америку (не разделяя португалоязычную Бразилию от остальной испаноязычной Америки). Несмотря на то, что Центральная Америка географически находится в Северной Америке, исторически её принято выделять в отдельный макрорегион. Такое деление логично, поскольку несмотря на наличие общей истории и общей культуры, данные регионы отличаются принципиально путем развития и географическим положением. Если Карибский бассейн это преимущественно талассократический регион с большим смешением влияния европейских культур (английской, французской, голландской, испанской), то Центральная Америка была некогда одной частью сначала под властью Испании до 1811 г., а затем под управлением Мексики до 1823 г. Что касается Африки, которая вплоть до середины XX в. находилась под колониальным контролем европейских держав, принято делить на Арабскую Африку и не-Арабскую Африку (Тропическая Африка, Африка Южнее Сахары, «Черная Африка»), что по границам совпадает с физико-географическим делением. Однако, если рассмотреть такое деление с историко-культурного ракурса, то макрорегион Тропической Африки выглядит несвязным, нелогичным и целостно неструктурированным, поскольку страны внутри комплекса не только имеют различную историю становления, но и отличаются по культурным, социально-экономическим и религиозным параметрам. Сложность разделения Африки на макрорегионы, мезорегионы и субрегионы заключается в том, что при колониальной эпохе границы проводились без учета внутренних характеристики региона, что в последствии привело к масштабным конфликтам по всему континенту. Культурно-религиозные макрорегионы, или цивилизационные комплексы. К подобным регионам, как пишет А. Д. Воскресенский, обычно относят конфуцианско-буддистский, индуистский, мусульманский, православный, западно-христианский, латиноамериканский, африканский, тихоокеанский или японский. Данное деление хорошо проработано американским геополитиком С. Хантингтоном в его труде «Столкновение цивилизаций» 1996 г., в котором автор раскрывает мировую систему международных отношений посредством фрагментации глобального порядка. Интересно отметить, что у С. Хантингтона важное значение имеет самоидентичность народов к какой-либо цивилизации, которое может быть определяющим фактором в формировании макрорегионального комплекса [5]. Так, если Греция относится по С. Хантингтону относится к православной цивилизации, то на сегодняшний момент греки, как один из признанных народов ЕС, могут причисляться к преимущественно западноевропейской цивилизации. Также конфликт в Украине 2014 г., где сталкиваются не только интересы России и западных держав в геополитическом порядке, но и выводится на новый качественный уровень самоопределения украинского народа, который традиционно тесно связан с Россией и русской культурой. Если сегодня еще нельзя говорить об экспансии Западного цивилизации или Западноевропейского макрорегионального комплекса в сторону Украины, то за последние десятилетия формирующая данный макрорегион организация ЕС расширилась в сторону православных балканских стран. Другими словами, макрорегиональное деление по культурно-цивилизационным показателям не может быть устойчивым и достаточно перманентным, в отличие от физико-географического и историко-культурного, что может определять о более конструктивистском характере. По А. Д. Воскресенскому деление мира на культурно-религиозные макрорегионы, или цивилизационные комплексы, опирается на понимание региона как некоей части, характеризующейся общностью исторического развития территории, географического положения (в большей степени), природных и трудовых ресурсов, специализацией хозяйства (в меньшей степени) [3]. Другими словами, несмотря на тесные экономические связи и зарождающиеся интеграционные процессы (Юго-Восточная Азия, НАФТА), первичным фактором установления границ макрорегионального комплекса является географическая целостность и непосредственная близость границ. Ярким примером, раскрывающим важность географического положения государств, является группа стран НАФТА (Канада, США и Мексика), где Канада и Мексика не имеют прямых соседствующих границ, что сказывается на культурном аспекте: мексиканская диаспора имеет большое влияние на культуру США, что отражается не только в культурно-развлекательной сфере, но и образовательной (популяризация испанского языка), торговом (широкое распространение мексиканской продукции) и др. В свою очередь, США и Канада оказывают друг на друга значительное влияние во всех сферах, поскольку имея общие историю (колониальная зависимость от Великобритании, членство в НАТО и пр.), язык, идеологический режим (демократия), государства образуют англофонный макрорегиональный комплекс Северная Америка. Международно-политические макрорегионы – это макрорегиональные комплексы, выделяемые по фактору действия на территориях государств организации международно-правового режима, установленного в рамках наднационального института. Другими словами, данные макрорегионы образуются из политических и экономических организаций. К международно-политическим регионам относятся зоны действия таких международных организаций, как НАТО, АСЕАН, ЕС, МЕРКОСУР, СНГ и т. д. Несмотря на то, что, как правило, международные организации создаются между заинтересованными с целью совместного сотрудничества в определенной сфере (экономической, политической, культурной и др.), что обуславливает возможное членство практически всех стран, то в качестве макрорегионального комплекса можно рассматривать только отдельные случаи. Поскольку одним из основных факторов формирования макрорегионального комплекса является непосредственная географическая близость, то такие организации и клубы как БРИКС, АТЭС, G7, G20 и др. не могут полноценно претендовать на макрорегиональную целостность. Более того, при рассмотрении какой-либо международной организации в качестве макрорегионального комплекса важно учитывать также её цели и задачи. Как правило, наиболее близкими к процессам регионализации являются те организации, которые делают основной упор на установление тесных экономических связей, в том числе создании зоны свободной торговли, а также образовании единой оборонительной системы (системы коллективной безопасности). Наиболее показательными примерами можно считать опыт формирования ЕС, АСЕАН, НАФТА. Геоэкономические и геополитические макрорегионы – это макрорегиональные комплексы, которые в исторической ретроспективе образуются в ходе эволюционного развития на основе экономических характеристик, политических союзов, военных альянсов и интеграционных организаций. Так, к геополитическим регионам, пространствам, связанным высокой интенсивностью политических, экономических, культурных, военно-политических связей нередко относят Северную Америку (с безусловным лидерством США), Западную Европу (конгломерат региональных держав), Восточную Азию (на роль лидера в ней явно претендуют КНР, Япония), Южная Азия (с доминирующими пока позициями Индии), Исламский «полумесяц» (к традиционно относимым к этому региону странам также причисляют и государства Средней Азии), «евразийская гроздь» постсоветских государств [4, с. 149]. Геополитические макрорегион – это по сути пространства, отличающиеся потенциальной конфликтностью, которая обуславливается стратегической ценностью. Группа государств, объединенных в военный альянс, военно-политической блок или в другую форму милитаристской кооперации, цель которой является противостояние внешним угрозам («баланс сил»), может выступать геополитическом пространством. Также в качестве геополитического региона можно рассматривать такие структурные комплексе, которые не имеют политические единства, развитых форм интеграции, а также разрозненных из-за разногласий, выраженных конфликтным противостоянием стран внутри региона. Отсутствие институциональных основ к формированию единой системы по обеспечению безопасности и стабильности, а также нехватка эффективных механизмов регулирования военных столкновений способствуют вмешательству мировых держав. Таким регионом можно рассматривать Ближний Восток, который уже на протяжении нескольких лет является «пороховой бочкой» и потенциальной зоной возникновения крупномасштабных войн. Здесь, вовлеченность мировых держав носит многоуровневый характер: борьба за источники энергоресурсов, за стратегически важные территории и политические режимы и др. Геоэкономические макрорегионы и пространства выделяют по основным отраслям торгово-экономического сектора региональных структур. Так, если геополитические регионы могут быть сформированы военно-политическими блоками, то геоэкономические регионы – это объединения по экономическим показателям. Так, к таким регионам можно отнести европейский геоэкономический макрорегиональный комплекс (ЕС и страны, тесно сотрудничающие с ЕС), страны Меркосур, АТЭС, ЕАЭС и др. К геоэкономическим пространствам, по теории мир-системного анализа И. Валлерстайна, относятся: американский, европейский (отсутствует явно доминирующий лидер, однако наибольшим влиянием обладают Великобритания, Германия, Франция), азиатско-тихоокеанский (доминирование Китая, Японии и Республики Корея) [1]. Концепция мир-систем по И. Валлерстайну формирует мирополитической порядок, где доминирующими силами выступают именно такие геоэкономические пространства, которые устанавливают основные правила ведения торгово-экономических отношений. Классификация макрорегионов раскрывает разнообразие и сложность мирополитической системы международных отношений. Несмотря на распределение государств по признакам на определенные логические конструкции, функционирующих как целостный и единый «организм» макрорегиональных комплексов достаточно мало. Важно отметить, что сама по себе классификация служит инструментом для исследований и анализа взаимодействия различных международных акторов в определенных условиях (глобализации, регионализации). Признаки, выделенные в данной классификации, могут выступать фундаментом формирования интеграционных процессов, которые, в свою очередь, при интенсификации имеют потенциал образовать единый комплекс с общими институтами управления и внешней политикой. Литература 1. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире // Пер с англ. П. М. Кудюкина под общей ред. Б. Ю. Кагарлицкого. – СПб.: Университетская книга, 2001. 2. Введение в регионоведение [Электронный ресурс] // уч. пос. под ред. Л. И. Сосковец, Р. Д. Игнатовой, ТПУ, - Томск, 2008. Режим доступа: https://mykonspekts.ru/1-92576.html 3. Воскресенский А. Д. Региональные подсистемы международных отношений и регионы (к постановке проблемы) // В кн.: Восток – Запад – Россия. Сборник статей. – М.: Прогресс – Традиция, 2002. С. 139-142. 4. Гладкий Ю. Н., Сухоруков В. Д. Общая экономическая и социальная география зарубежных стран // учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2006. С. 149. 5. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // М.: АСТ, - 2002. – 576 с. Федот Гоголев, магистрант программы "Арктическое регионоведение" СВФУ
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся