Блог Центра общественной дипломатии

От воинов к ветеранам

1 Июля 2021
Распечатать

Спустя каких-то тридцать лет после прекращения советской военной помощи Эфиопии у «эфиопских» воинов-интернационалистов может появиться свой союз по примеру союзов и клубов «ангольцев», «афганцев» и других ветеранов.

Вспомнить и окунуться в прошлое помогает просмотр фотографий и, таким образом, родилась идея организовать фотовыставку, которая получила название «СССР-Эфиопия. 1977-1991. История в лицах». Оргкомитет выставки, в состав которого вошел и наш Центр общественной дипломатии, кроме организации самой выставки провел большую и важную работу по поиску и объединению «эфиопов»-интернационалистов. Из 11 000 военных, которые прошли через эфиопскую операцию, удалось установить судьбу и связаться примерно с одной тысячей человек. На открытии выставки выступил один из них, точно известный многим, если не всем – Александр Гурнов, журналист и телеведущий, который попал в Эфиопию со знанием амхарского языка как военный переводчик.

1.jpg

Александр Гурнов, ведущий, журналист

Посольство Эфиопии в РФ

События, казалось бы, произошли недавно-еще не стерлись они из памяти у участников событий, а вот государств – СССР и социалистической Эфиопии уже нет. И хотя эти события могут уже считаться историческими, до сих пор тема воинов-интернационалистов- хоть и благородная, но не всегда простая.

Почему?

Поменялась политическая конъюнктура и теперь не только в Эфиопии может возникнуть вопрос к нашим военным, но он возникает и в России. Нельзя сказать, что к страницам этой истории у всех без исключения граждан одинаковое отношение. Речь идет в первую очередь о тех, кто ищет политические дивиденды. Стоит вспомнить хотя бы неоднократные изменения политического вектора по отношению к воинам-афганцам.

Нынешний Посол Эфиопии в РФ, Алемайеху Тегену, хотя и подвергался преследованиям у себя на родине в те времена, когда Советский Союз поддерживал режим Менгисту Хайле Мариама, принял мудрое и взвешенное решение- он разрешил провести фотовыставку в Посольстве, ведь это история, которую невозможно переписать. Невозможно не согласиться с г-ном Послом. Политика меняется, а люди остаются и надо выстраивать диалог при любых обстоятельствах.

2.jpg

Справа: Посол Эфиопии в РФ, Алемайху Тегену на открытии выставки в Посольстве Эфиопии

Среди самих интернационалистов тоже происходила и происходит переоценка событий, но в одном они едины, что если у народа Эфиопии остается благодарность и хорошая память к советским военным - значит все было не зря.

Во время открытия выставки в Посольстве Эфиопии удалось пообщаться с несколькими участниками событий.

ВОРОНИН Валерий Вадимович, полковник запаса, ветеран боевых действий в Эфиопии, международный наблюдатель ООН.

ТЖ: Валерий Вадимович, для совсем непосвященных скажите несколько слов о том, кто такие воины-интернационалисты и что они делали в далекой и теплой Эфиопии?

ВВ: В самом начале воинами-интернационалистами называли граждан иностранных государств, которые воевали в гражданской войне за Советскую Россию.

Мы же в современном контексте, конечно, имеем в виду наших граждан, а точнее советских, которые по приказу или добровольно выполняли свой интернациональный долг, а именно воевали в тех странах, где у советского руководства были свои идеологические причины и определенные цели. Нам никто не проводил политинформацию, никто не объяснял, зачем мы там. Люди военные выполняют приказы, не размышляя. Для нас это был долг перед армией, интернациональный долг.

Советский Союз «помогал братским народам», так это звучало в официальных формулировках, хотя надо заметить, что открытое признание присутствия советских военных произошло только в Афганистане. Там были очень большие человеческие потери, которые просто невозможно было скрыть.

А в Эфиопии наше военное присутствие тоже затянулось больше, чем на десять лет. И задачи приходилось решать разные.

Если коротко про историю «долга» - в 1970х гг. Советский Союз дружил с Эфиопией и с Сомали, поскольку обе страны взяли курс на построение социализма. Дружили — значит помогали всем, чем могли. Но у сомалийского лидера- Мохаммеда Сиад Барре были большие аппетиты и мечта о «Великом Сомали». Надо отдать должное нашему советскому руководству- они пытались избежать этой войны и прилагали дипломатические усилия по решению этого вопроса, но Сиада Барре уже было не остановить. Он хотел захватить Огаден- провинцию Эфиопии. В общем, Советскому Союзу пришлось выбирать из двух дружественных стран. Мы выбрали Эфиопию. Тут же советские военные из Сомали возвращались или в СССР или перебрасывались в Эфиопию. В итоге, с помощью в том числе кубинских военных война за Огаден завершилась за два года. После этого советские советники оставались до 1991 г. для помощи правлению Менгисту Хайле Мариама, а буквально в борьбе с сепаратистами на севере Эфиопии, что сейчас является независимой Эритреей.

ТЖ: Как вы лично попали в Эфиопию? Какую позицию занимало руководство СССР по поводу военной операции в Эфиопии?

Хоть мы и были военные, но большинство из нас были срочники. Некоторых отправляли в Эфиопию на несколько недель, а в итоге оставались на несколько месяцев. При этом без права переписки. У семейных офицеров их жены не знали, куда и как надолго отправляли их мужей. Вся исходящая почта перлюстрировалась.

Поначалу наше руководство напрочь отрицало присутствие наших военных в Эфиопии. Разные подразделения приезжали переодетые в разные формы, но только не военные. Кто-то изображал спортивную делегацию, кто-то еще какую-то.

В газете «Правда» печаталась такая мантра, что «советских военных в Эфиопии нет». Это очень странное ощущение, когда говорят, что тебя нет. Только когда кубинское правительство сообщило на международной арене, что кубинцы вместе с СССР участвуют в военной операции в Эфиопии, нашему руководству пришлось искать новые формулировки.

Представленные фотографии во всех смыслах уникальные- нельзя было оставлять никаких доказательств нашего присутствия в стране. Никаких командировочных документов, кадровых назначений- все уничтожалось. Но поэтому ветераны боевых действий не могут получить по новому закону «О ветеранах» никаких льгот, потому что очень сложно или невозможно доказать свою службу там.

ТЖ: Как пришла идея создать клуб ветеранов боевых действий в Эфиопии? Спустя столько лет. Почему сейчас?

Сама идея создать клуб не какая-то уникальная. Союзы воинов- интернационалистов существуют. Некоторые как, например, союз «ангольцев» или «афганцев» очень даже на слуху. Статус у клубов очень разный- у кого-то есть богатый спонсор и средства на деятельность.

А вот союза ветеранов боевых действий в Эфиопии до сих пор не было и даже не было неформального общения. Хотя через Эфиопию прошло по меньшей мере 11 000 человек за десять лет.

Так случилось, что участники начали задумываться, почему у всех интернационалистов есть свои клубы, а у «эфиопов» нет. И вот опрос показал, что многим интересно. Всего лишь за несколько дней удалось собрать в единый список почти тысячу человек. А сама идея сформировалась 14 февраля этого года, в день воина-интернационалиста, когда мы впервые пришли в Посольство и заручились поддержкой Посла. Самое парадоксальное в этой ситуации, что если поместить нас на тридцать лет назад- мы бы были в противоборствующих лагерях. А сейчас мы рассматриваем это как исторический этап, который невозможно изменить. После падения режима Менгисту власть поменялась, но другой парадокс состоит в том, что старая, что новая власть пытаются обеспечить территориальную целостность страны, хотя надо признать, что Эритрея получила независимость.

ТЖ: Про ваш личный опыт. Вы много, где служили- в разных странах. Какая страна больше всего запомнилась?

У нас была своеобразная ситуация. Мы были очень молоды. Контингент у нас подобрался хороший. Мы были очень искренние- честно помогали эфиопам, а они помогали нам. Эфиопы нас очень хорошо принимали. Они оказались добрыми и душевными людьми. Я не могу сказать такого же об Анголе или о ДРК, где полукриминальная ситуация была и остается.

Хотя мы и были на войне, про Эфиопию остались самые приятные воспоминания. Большое впечатление произвела на нас сначала эфиопская кухня- острая, да еще и мясо сырое.

Золотокрылин Олег Вадимович, военный переводчик, в настоящее время начальник управления международного сотрудничества Санкт-Петербургского государственного экономического университета, поделился своими воспоминаниями о взаимодействии с кубинскими братьями по оружию.

ОВ: «Советские военнослужащие оказывали Эфиопии помощь совместно с кубинским экспедиционным корпусом и представителями других стран социалистической ориентации, в частности, Южного Йемена. Такой широкий интернациональный состав участников требовал очень чёткого взаимодействия при планировании и проведении боевых операций, в т.ч. и просто понимания при общении на разных языках. Например, при отсутствии в рядах наступающих эфиопских войск передового авиационного наводчика, говорящего на испанском языке, кубинские лётчики произвели бомбометание на наши позиции… А при несогласованных по времени и месту действиях с йеменскими артиллерийскими расчетами дивизион их БМ-21 вместо обстрела позиций, находившихся в окружении сомалийских подразделений, провёл залповый огонь опять же по нашим войскам.

Несомненно, подразделения кубинских добровольцев сыграли большую роль в победе Эфиопии. И конечно, впечатляло тёплое братское отношение кубинцев к нам, советским военнослужащим. Мы, с радостью, отвечали таким же дружеским отношением. Действуя рука об руку, за каждую маленькую победу мы, как водится, поднимали полевые кружки с кубинским ромом, эфиопским бренди или русской водкой. Хотя иногда импровизированное застолье приводило и к курьезным и опасным случаям, когда однажды мы, например, не сразу распознали контратакующих сомалийцев, приняв их за собственные подразделения.

3.png

Золотокрылин О.В. с кубинскими товарищами в Эфиопии

Довелось мне встретиться и с Фиделем Кастро, который при встрече угостил нас знаменитыми кубинскими сигарами из своей коробки. Поскольку я - человек некурящий, то сначала отказался, но быстро сообразил, что сделал что-то не то и исправил ситуацию, хранив затем долгие годы подаренную команданте сигару.

ТЖ: Как вы считаете, исходя из вашего жизненного и исторического опыта нашей страны, если другая страна просит военной помощи, надо ли помогать, подвергать наших граждан риску или лучше занять нейтральную наблюдательную позицию?

Война - это страшно. Это зло. Войну надо всеми силами предотвращать. Надо все взвесить, обдумать. Но помогать друзьям и союзникам надо. Но и даже в том случае, если войну не удаётся предотвратить, обязательно необходимо помнить и о гуманитарном аспекте.

Меня даже называли самым гуманным военным переводчиком Восточного Фронта, потому что я все время стремился кого-то спасти.

Не скрою, мне удавалось спасать пленных сомалийцев от быстрого и неминуемого расстрела эфиопами. Я считаю, что перед вынесением того или иного решения, тем более в отношении жизни или смерти человека, должно проводиться тщательное и взвешенное расследование.

ТЖ: Как вы видите гуманитарный аспект в войне, кроме того, чтобы сохранить как можно больше жизней?

ОВ: Я вижу войну через гуманитарное измерение. Вот, например, прилетели мы из Москвы в Аддис-Абебу и в гостинице, в которой нас разместили, даже на какие-то местные танцы попали. Я очень удивился: в стране идёт война, а они танцуют…

Как быть родственникам военных, о которых они ничего не знают. Естественно, мои родители, как и родители и родственники других советских военнослужащих, переживали… Мой отец знал, что я отправился в Эфиопию. Он читал все сообщения советских газет касательно происходящего в Эфиопии (и даже по моему возвращению показал кучу вырезок из них), слушал «недружественные радиоголоса». Хоть там тоже была пропаганда, но какую-то информацию он мог почерпнуть, сопоставить и проанализировать. Я писал письма домой, в которых, конечно, не мог и не собирался описывать, что происходит на самом деле, - это получились бы фронтовые сводки…. Я рассказывал про бананы, обезьян, прекрасные пейзажи и прочие африканские прелести. Но когда получил медаль «За боевые заслуги» прямо в Эфиопии, не удержался и сообщил родителям. И думаю, им стало всё понятно…

P.S. Гуманитарный аспект этой истории продолжается и будет длится до сих пор, пока живы участники этих военных действий.

Мы познакомились и пообщались со многими участниками событий и в Эфиопии, и в Анголе, и в Мозамбике. Советский Союз, как известно, много кому помогал и ветеранов тех полузабытых войн у нас набралось много тысяч. Не только общие воспоминания, но и общие проблемы объединяют их в союзы. И казалось бы, необходимые шаги сделаны. Существует закон о ветеранах с многочисленными поправками о воинах-интернационалистах, но как часто бывает -закон и хорош вроде, но, нельзя сказать, что он исполняется. Именно по указанным выше причинам- сложно или невозможно доказать, что ветераны там служили. Как сделать так, чтобы закон работал для всех, а не для избранных?

Завершая историю про выставку, надо сказать, что сама по себе история не завершается, а только начинается. Кроме самих ветеранов- участников боевых действий выставка была интересна разной аудитории- любых возрастов и статусов, люди, которые живо интересуются нашей историей, такое ведь не прочитаешь в учебнике. Люди, которые связаны с Эфиопией, например, студенты- африканисты. Студенты из Эфиопии, хоть и учатся в России, но кроме Пушкина о других взаимосвязях наших стран и не слышали.

4.jpg

А о современной Эфиопии нам рассказал Посол, каждый день выставки гостеприимно встречая гостей и, приглашая посмотреть современные фото и оценить изменения, произошедшие за последние 30 лет в стране. Интерес к Эфиопии мы увидели во время выставки- он есть, и мы его всячески поддерживаем и развиваем, организовывая мероприятия, связанные с Эфиопией в разных измерениях, в том числе и в лингвистическом. Об одном из наших лингвоэкспертов мы подробно писали здесь же на РСМД. На постоянной основе в рамках школы африканских языков у нас работает амхарский разговорный клуб, который приглашает всех заинтересованных.

И в заключение невозможно не отметить, что выход статьи промыслительным образом совпал с Днем ветеранов боевых действий - 1е июля, который пока не стал официальным днем памяти ветеранов всех войн, но работа в этом направлении ведется силами общественников.

Татьяна Жоливе, директор «Центра общественной дипломатии».

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся