Блог Ольги Черных

Проблемы развития современного рынка природного урана

21 Января 2020
Распечатать

Атомная энергетика значительно влияет на состояние и тенденции развития мирового рынка урана. Атомная отрасль выступает локомотивом не только для урановой промышленности, но и для машиностроения, металлургии и строительной индустрии. Предполагается, что растущая потребность в различных источниках энергии, в том числе ядерной, будет влиять на рост спроса на уран. Однако с появлением новых технологий, которые в качестве топлива используют ядерные отходы, увеличение производства атомной энергии необязательно повлечет пропорциональное увеличение спроса на добываемый уран. Одновременно с оптимистическими прогнозами развития атомной энергетики и урановой промышленности существует и мнение о безрадостном будущем этих двух отраслей.

news1488172090.jpg

Источник: kursiv.kz

Рынок урана — это довольно специфический сектор мировой экономики. С ростом интереса к мирному атому и изменениям конъюнктуры энергетического рынка высокую актуальность получили исследования рынка урана. Развитие мировой атомной энергетики выдвигает повышенные требования надежности и долгосрочности обеспечения ее сырьем. Уровень производства природного урана на протяжении 18 лет на 30% отстает от потребностей мировой атомной энергетики, поэтому так важно рассмотреть состояние рынка урана, его основных игроков и факторы, влияющие на формирование цен на ресурс.

Рассмотрение рынка урана невозможно без учета растущего интереса к атомной энергетике, ведь именно от ее интенсивного развития зависят перспективы рынка урана. В 1953 г. впервые прозвучала инициатива о создании организации по содействию безопасному, надежному и мирному использованию ядерных технологий; озвучил ее тогда президент США Д. Эйзенхауэр. Спустя четыре года было образовано «Международное агентство по атомной энергии» при ООН, действующее под лозунгом «Атом для мира и развития». В 1970-е гг., после проведения Индией ядерного испытания стало очевидным, что ядерным поставщикам необходимо выработать международно-правовые нормы экспортного контроля. Была создана «Группа ядерных поставщиков» (ГЯП), представляющая собой важнейший механизм международного режима ядерного нераспространения. В 2006 г. с идеей о создании программы «Глобальное партнерство в области ядерной энергии» (GNEP) Департамент энергетики США. К слову, именно США является лидером по количеству АЭС. В программе говорилось о том, что только «несколько государств с топливным циклом» обогащают уран и сдают в аренду (отработавшее топливо забирают для переработки и производства топлива для бридерных реакторов, которые есть только у государств с топливным циклом). Программа не получила поддержки, так как, по мнению мирового сообщества, носила дискриминационный характер. С 2004 г. президент Дж. Буш-младший продвигал инициативу о создании упорядоченной системы, позволяющую строить гражданские АЭС, не увеличивая опасность распространения ядерного оружия. Уже в 2007 г. Джордж Буш-младший объявил о готовности правительства США предоставлять государственные гарантии компаниям, способным строить новые АЭС. В общество эта инициатива получила определение «ядерный ренессанс». После этого заявления вырос объем запросов на лицензирование, их рассмотрение занимало у Комитета ядерного регулирования немало времени: рассчитывалась целесообразность предоставления гарантий и государственной помощи тому или иному проекту. В 2011 г. произошла катастрофа на «Фукусиме-1» в Японии, после чего компании, подававшие заявки на лицензирование, друг за другом начали их отзывать.

Американскую инициативу перехватила Всемирная ядерная ассоциация (WNA). В 2016 г. она объявила о создании инициативы «Гармония», направленной на интенсивное развитие атомной энергетики в мире. Данная программа предполагает увеличение доли атомной энергетики в мировом энергетическом секторе до 25% путем запуска до 1000 ГВт новых атомных мощностей к 2050 г. Мнения касательно программы «Гармония» разделились: одни ученые и аналитики активно поддерживают программу, ратуя за переход к «зеленой энергетике», а другие критикуют ее, заявляя о ее утопичности.

Таким образом, период 1950–1975 гг. характеризовался быстрыми темпами роста, что привело к общему увеличению объемов потребления энергии и росту интереса мирового сообщества к мирному атому как альтернативному источнику энергии. Существенный удар по атомной энергетике нанесла авария на АЭС «Фукусима-1», вследствие чего спрос на уран, как основное сырье для АЭС, резко снизился. Несмотря на риски техногенной катастрофы, Франция и США продолжают увеличивать долю атомной энергетики в общем энергобалансе. Активная деятельность WNA и МАГАТЭ по развитию атомной энергетики заставляет верить в светлое будущее мирного атома и в «возрождение» рынка урана.

Обращаясь непосредственно к «небесному металлу», стоит отметить, что минералы урана широко распространены на Земле. Однако залежи рассеяны — лишь относительно небольшая часть всего объема минералов сконцентрирована в месторождениях, где его добыча является коммерчески оправданной. Самыми крупными запасами урана располагают Австралия (30 %), Казахстан (14 %), Канада (8 %), Россия (8 %), Намибия (7 %), ЮАР (5 %), Китай (5 %), Нигер (5 %), Бразилия (5 %), Узбекистан (2 %) и Украина (2 %).

В 2018 г. более двух третей мирового производства урана приходилось на Казахстан (21 705 т в год), Канаду (7 001 т в год) и Австралию (6 517 т в год). В 2019 г. лидирующие позиции по производству урана занимают по-прежнему Казахстан (23 321 т в год), Канада (13 116 т в год) и Австралия (5 882 т в год). Более половины добычи природного урана осуществляется государственными горнодобывающими компаниями. В 2018 г. на 10 уранодобывающих компаний приходилось 80% мирового производства урана. Так, АО «НАК «Казатомпром» в 2018 г. произвел 11 074 т; канадская горнорудная компания «Cameco» произвела 4 613 т; на компанию «Uranium One» (подразделение российской государственной корпорации «Росатом») пришлось 4 385 т урана.

Потребность мировой ядерной энергетики в уране лишь на 57% удовлетворяется природным сырьем, а остальные 43% покрываются дополнительными источниками, в числе которых складские запасы высокообогащенного оружейного урана, которые появились благодаря вступлению в силу двух договоров — СНВ-1 и СНВ-2. Возможность получать низкообогащенный уран (НОУ) из высокообогащенного урана (ВОУ) снизила значимость природного урана на рынке. Так, в 1994 г. был подписан контракт, согласно которому Россия обязывалась осуществлять переработку высокообогащённого урана в низкообогащенный уран для американских атомных электростанций (Договор ВОУ-НОУ) [1]. Однако складские запасы высокообогащенного оружейного урана постепенно исчерпываются. В 2018 г. прошла Всемирная конференция по ядерному топливному циклу, организованная институтом атомной энергии США (NEI) и Всемирной ядерной Ассоциацией (WNA). Основным докладчиком выступила генеральный директор WNA Агнета Райзинг. В ее докладе говорится о том, что рост ядерной энергетики достиг исторического минимума — в период 2015–2017 гг. запускалось 10 реакторов в год, а «жизнь» атомных реакторов удалось продлить на четыре месяца (средний возраст ядерного реактора составлял в 2017 г. 29,3 года).

Учитывая тот факт, что уран является основным ресурсом ядерной энергетики, с исчерпанием дополнительных источников, ранее покрывавших мировую потребность в минерале, и с открытием новых атомных реакторов с 2020 г. мировой атомной энергетике будет требоваться все больше природного урана. Следует ли ожидать значительного повышения цен на уран с повышением спроса? События на АЭС «Фукусима», произошедшие девять лет назад, безусловно, повлияли на спрос и предложение на рынке урана, что привело к «медвежьему рынку». Цены на уран обвалились примерно до 20 долл. за 0,45 кг урана (цена снизилась более чем на 70%), издержки производства превысили спотовые и долгосрочные цены. Директор блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров на форуме «Атомэкспо-2019» заявил, что в 2018 г. впервые был замечен разворот в ценах на производный обогащенный уран после падения цен, которое наблюдалось на протяжении последних лет. С начала 2018 г. спотовые цены на уран достигли максимума и находились на уровне 25,65 долл. за 0,45 кг урана, а в октябре 2019 г. цена за 0,45 кг урана составляла 24,92 долл. Рост цен на уран объясняются не только ростом мировой атомной энергетики, но и резким сокращением предложения. Канадский производитель урана «Cameco» остановил производство на крупнейшем в мире руднике «McArthur Mine» (40–45% своих добывающих мощностей) и сократил производство урана, аргументируя решение тем, что ничто не предвещает устойчивого роста спроса на уран.

В число компаний, принявших решение сократить производство урана, вошел и государственный производитель урана в Казахстане «КазАтомПром». В августе 2019 г. компания «КазАтомПром» объявила о намерении продолжить сокращение добычи урана до 20% по сравнению с запланированным уровнем в рамках контрактов на недропользование в 2021 г. Согласно заявлению главы «КазАтомПром» Галымжана Пирматова, это решение направлено на сбалансирование спроса и предложения на урановом рынке путем необходимых сокращений производства.

Таким образом, атомная энергетика значительно влияет на состояние и тенденции развития мирового рынка урана. Атомная отрасль выступает локомотивом не только для урановой промышленности, но и для машиностроения, металлургии и строительной индустрии. По данным Международного энергетического агентства, к 2030 г. глобальное потребление энергии может возрасти на 18%, а к 2050 г. — на 39%. Возрастет потребность в различных источниках энергии, в том числе ядерной и, следовательно, в уране. Согласно мнению Адриенн Хэнли, специалиста по урановым ресурсам МАГАТЭ, топливо на основе урана останется основным и надежным источником энергии для атомной энергетики.

Однако с появлением новых технологий, которые в качестве топлива используют ядерные отходы, увеличение производства атомной энергии необязательно повлечет пропорциональное увеличение спроса на добываемый уран. Одновременно с оптимистическими прогнозами развития атомной энергетики и урановой промышленности существует и мнение о безрадостном будущем этих двух отраслей.

Russian-U.S. agreement concerning the disposition of highly enriched uranium extracted from nuclear weapons // «Nuclear Fuel». March 1, 1993, pp. 3-5.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся