Блог Умарбека Нуриддинова

Движение Талибан и ИГИЛ-Хорасан: сосуществование, сотрудничество или конфронтация?

16 Декабря 2021
Распечатать

Авторы:

Ильдар Якубов, кандидат политических наук, заведующий кафедрой «Прикладной анализ международных проблем» Университет Мировой Экономики и Дипломатии, Узбекистан, город Ташкент, эксперт в области международных отношений и международной безопасности.

Умарбек Нуриддинов, студент 4 курса факультета «Международные отношения, Университет Мировой Экономики и Дипломатии, Узбекистан, город Ташкент.

Пришедшее к власти в Афганистане в августе 2021 г. движение «Талибан» (признано террористическим и запрещено в России) удерживает ситуацию под своим контролем, несмотря на отсутствие международного признания и целый комплекс проблем политического, экономического и социального характера.

taliban_m.jpg

Источник: eastasiaforum.org

Тем не менее, актуальными остаются вопросы борьбы с терроризмом и экстремизмом, с которыми сталкивается теперь уже действующее правительство. В отличие от предыдущего этапа, когда талибы выступали в качестве одного из источников террористической активности, в настоящее время именно движение «Талибан» ответственно за безопасность в стране, подразумевающую в том числе способность противостоять группировкам, которые в качестве метода борьбы могут выбрать террористические акты. В данной статье основное внимание сфокусировано на вопросе о том, является ли террористическая группировка ИГИЛ-Хорасан[1] угрозой терроризма для Афганистана и его правительства, реальна ли эта угроза и справятся ли с ней талибы.

Проблема терроризма и экстремизма для правительства движения Талибан

За два десятилетия иностранного присутствия Афганистан стал как источником терроризма, так и одной из его главных жертв. В период с 2001 по 2021 гг. Афганистан занимал первое место среди стран, которые пострадали от терроризма. За период с 2010 года число терактов в Афганистане выросло в 2,7 раз, а с 2000 года – в 103 раза. Помимо этого, в период с 2001-2017 гг. теракты привели к гибели 32000 человек, при чём только за период с 2012 по 2017 годы число погибших выросло на 70%. В 2017 году Афганистан впервые в XXI в. опередил Ирак по количеству жертв терроризма: на его долю пришлось 4653 убитых.

В общей сложности в 2018 г. Миссия Организации Объединённых Наций по содействию Афганистану (МООНСА) запротоколировала 10993 жертвы среди гражданского населения (3804 погибших и 7189 раненых), что на 5% больше общего числа жертв среди гражданского населения и на 11% больше по сравнению с 2017 годом. Одним из ключевых факторов, способствовавших росту террористических актов, стали действия ИГИЛ по привлечению к терактам террористов-смертников.

С 2019 г. наблюдался спад террористической активности. Так, в 2019 г. число терактов снизилось на 5% в сравнении с 2018 г., МООНСА приписала антиправительственным элементам 6447 жертв среди гражданского населения (1668 убитых и 4779 раненых). Вероятно, это было связано с переговорами в Афганистане. Этот период был завершён в 2020 году. Так, в период с 1 января по 30 июня 2021 года МООНСА задокументировала 5183 жертвы среди гражданского населения (1659 убитых и 3524 раненых). Общее число убитых и раненых среди мирных жителей увеличилось на 47% по сравнению с первой половиной 2020 г. Вновь стала наблюдаться тенденция к росту терактов и увеличению жертв среди гражданского населения.

Хотя терроризм в Афганистане неверно связывать только с иностранным военным присутствием, взаимосвязь между началом военной операции США и ростом террористической деятельности представляется очевидной.

В то же время вооружённая оппозиция не была единой, и самоликвидация их главного противника, который выступал и главным объединяющим фактором, оставляет вопрос обеспечения безопасности актуальным уже для нового правительства.

В этой связи условно можно выделить несколько групп, различающихся по происхождению и масштабу деятельности:

• Афганские группы;

• Пакистанские группы, действующие из Афганистана;

• Региональные группы, которые используют афганские территории для планирования и проведения атак;

• Глобальные группировки ( ИГ и «Аль-Каида», запрещенные в РФ);

В этом контексте представляет интерес изучение того, готовы ли талибы справиться с теми формами религиозного радикализма, которые угрожают их позициям и их правлению. В первую очередь речь идёт о группировке ИГИЛ-Хорасан и её союзниках.

Присутствие ИГИЛ-Хорасан в Афганистане

Группировка «Исламское государство» появилась в Афганистане сравнительно недавно. Только в конце января 2015 г. она объявила о своём присутствии в провинции Хорасан. Однако элементы того, что впоследствии стало основным ядром группировки, уже давно существовали на поле боя в Афганистане.

Фактически первые отряды ИГИЛ-Хорасан появились в афганской провинции Нангархар. К ним присоединились боевики, которые ранее действовали под разными организациями, в основном под эгидой движения «Техрик-и Талибан Пакистан» (ТТП). По материалам некоторых достоверных источников, они прибывали в Нангархар с 2010 г. из зоны племен в Пакистане.

10 января 2015 года в социальных сетях распространилось видео, в котором руководитель ТТП Хафиз Саид (первоначально считавшийся преемником убитого в ходе антитеррористической операции главы ТТП Хакимуллы Мехсуда) и Шахидулла Шахид (главный представитель ТТП) признали власть Абу Бакру аль-Багдаде. Спустя 10 дней Хафиз Саид был назначен руководителем ИГИЛ-Хорасан.

Кроме того, локальные террористические группировки, такие как «Бригада Аль-Тавхид», «Ансар уль-Халифат валь-Джихад» и «Джундулла» переходили на сторону ИГИЛ. Они рассматривают Хорасан как часть исторического названия региона, включающего Афганистан, Пакистан и Центральную Азию.

Движение ИГИЛ-Хорасан выделялось среди других группировок, действующих в Афганистане, и было частью региональной террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), претендовавшее на глобальный масштаб. Его по праву можно было считать огромной террористической сетью, имеющей свои филиалы и втянувшей в свои ряды представителей мусульманского населения со всего мира.

Ещё до вывода американцев из Афганистана ИГИЛ-Хорасан заявило о себе как о конкуренте талибов в борьбе против иностранного присутствия и «марионеточного», с точки зрения движения Талибан, проамериканского правительства А.Гани. Талибы и ИГИЛ-Хорасан занимали враждебные друг к другу позиции, и их сторонники вели военные действия друг против друга.

Нужно отметить, что в период с 2014 по 2018 гг. Кабул занимал второе место по уязвимости после Нангархар для ИГИЛ. В столице Афганистана было зарегистрировано 52 нападения, в результате которых погибли 744 человека и ранены 2092. В 2018 г. группировка продолжала совершать крупные нападения в Кабуле, Харт и Джелалабаде, в частности, на громкие цели, включая центры регистрации избирателей и шиитские религиозные и культурные центры.

В то же время, ИГИЛ-Хорасан так и не смогло стать конкурентом талибов. Во-первых, «головной офис» этой джихадистской группировки был уничтожен благодаря операциям в Сирии и Ираке. В этой связи её деятельность подверглась трансформации, ставка была сделана на то, что джихадистские группировки в Южной Азии примкнут к ИГИЛ-Хорасан.

Однако с 2017 г. наблюдался захват США силами национальной безопасности Афганистана территорий, перешедших под контроль или влияние ИГИЛ-Хорасан. Постепенно с переходом провинций, захваченных ИГИЛ-Хорасаном, правительством А. Гани, группировка перемещалась в столицу Кабул, где проводила более крупные теракты, особенно в регионах, населённых шиитами.

В то же время, несмотря на тот факт, что руководители группировки были уничтожены американскими войсками, она сохраняет свою устойчивость. В период с 2017 по 2018 гг. в Кабуле и в Герате был совершён ряд атак, к которым был причастен ИГИЛ-Хорасан. По оценкам американских экспертов, данная террористическая группировка продолжит вербовку боевиков, распространение пропаганды и, по возможности, нападения на городские центры.

ИГИЛ-Хорасан после прихода к власти талибов

Уже на завершающем этапе войны в Афганистане можно было наблюдать растущее преимущество талибов в борьбе с ИГИЛ-Хорасан. В борьбе с ИГИЛ в Афганистане талибам оказывали поддержку США, которые также были заинтересованы в его уничтожении. В 2019 г. талибам удалось взять под контроль маршруты для контрабанды, ранее принадлежавшие ИГИЛ-Хорасан, который был лишён важного источника доходов.

Тем не менее ИГИЛ-Хорасан не был уничтожен и представляется наиболее мощным и организованным среди тех, кто всё ещё действует в Афганистане. Согласно пресс-релизу МООНСА, движение Талибан не смогло справиться с угрозой ИГИЛ-Хорасан, которое становится всё более активным, увеличив количество атак с 60 в 2020 году до 334 в 2021 г. В Афганистане остается от 2000 до 3000 боевиков этой группировки, большинство из которых сосредоточено в восточной провинции Нангархар, где они пытаются контролировать некоторые из ключевых маршрутов контрабанды в Пакистан.

Уже после прихода к власти талибов группировка ИГИЛ-Хорасан взяла на себя ответственность за террористический акт в аэропорту Кабула, который всё ещё оставался подконтрольным силам США. Атака на аэропорт Кабула была осуществлена 26 августа 2021 г., в результате погибло более 150 человек, которые являлись жителями Афганистана. Этот теракт стал самым смертоносным с момента пребывания в Афганистане американцев. Также жертвами теракта стали 13 американских военнослужащих.

В октябре 2021 г. группировкой было совершено 2 атаки, которые направлены против шиитов. 2 октября нападению подверглась мечеть в Кундузе, 15 октября — мечеть в Кандагаре. В результате терактов погибли около 140 человек.

ИГИЛ-Хорасан не только осуществляет атаки на территории Афганистана, но и угрожает Центральной Азии. Пятеро из шести известных лидеров этой террористической группировки были пакистанцами, трое из которых ранее были связаны с ТТП, а один перебежчик из Талибана. Нынешний лидер группировки известен как Шабаб аль-Мухаджир, как сообщается, араб по национальности.

ИГИЛ-Хорасан не прекращает своей активности в Афганистане и после вывода иностранных сил и поддерживаемого ими правительства. Хотя террористических актов, направленных против правительства талибов, пока не наблюдается, а антишиитская активность группировки в чём-то пересекается с объявлением талибами Афганистана государством, исповедующим ислам суннитского толка, их деятельность подрывает безопасность страны и подвергает сомнению способность талибов принести мир и поддерживать устойчивое и стабильное управление. Кроме того, между движением Талибан и ИГИЛ-Хорасан существуют идеологические противоречия, которые выглядят непримиримыми.

Противостояние ИГИЛ-Хорасан движению Талибан

Противостояние талибов и ИГИЛ-Хорасан возникло практически с момента появления последней группировки в Афганистане. ИГИЛ-Хорасан выдвинуло обвинение, которое заключается в том, что движение Талибан сфокусировано на националистических традициях, и не выходит за пределы Афганистана, в то время как ценности объединения всех мусульман не должны отходить на второй план. Салафизм ИГИЛ-Хорасан выглядел крайне радикальным для талибов, которые не желали отказываться от собственной трактовки религиозной практики.

Для ИГИЛ-Хорасан Афганистан был только небольшой частью провинции их виртуального халифата. Прорыв в Центральную и Южную Азию и свержение в этих странах действующих режимов были их целями, в то время как движение Талибан видело целью освобождение Афганистана.

Исходя из того, что ИГ выступало за объединение всего мусульманского мира и создание единого исламского халифата, в то время как движение Талибан выступало за освобождение своей территории от иностранцев, усиливались противоречия между талибами и ИГИЛ в Афганистане.

Вполне логично, что после 20-летней изнурительной борьбы с Западом, из которой талибы вышли победителями, они теперь стараются поддерживать мир и стабильность на афганской земле и управлять государством самостоятельно.

Кроме того, движение Талибан стремится продемонстрировать некоторую умеренность, которая, в частности, выражается в готовности сотрудничать, развивать совместные проекты, намерении добиваться международного признания, что невозможно при сохранении того уровня радикализма, который был присущ режиму в период 1996 – 2001 гг.

Более широкое, выходящее за пределы Афганистана видение ИГИЛ-Хорасан подтверждается контингентом, который входит в состав этой организации. ИГИЛ-Хорасан включает в себя другие террористические организации, которым предлагает близкую им цель и поддержку. Согласно докладу Института стратегических исследований Афганистана, в составе ИГИЛ-Хорасан также есть и представители Техрик-и-Талибан Пакистан, сети Хаккани, пакистанской разведки, члены Исламского движения Узбекистана и другие более разрозненные и локализованные группы и командиры. В 2018 году 75% всех жертв, погибших в результате терактов ИГИЛ-Хорасан, пришлось на Афганистан, 22,7% — на Пакистан и 0,5% — на Индию.

Вместе с тем, внутренние распри значительно ослабляют ИГИЛ-Хорасан. Сама группировка не является централизованно управлемым объединением. По словам исследователя по Афганистану Антонио Густоцци, есть пакистанская и центральноазиатская фракция, которые в свою очередь также питают недоверие друг к другу.

Заключение

Движение Талибан, будучи у власти в Афганистане, вероятно, не допустит возобновления полномасштабной гражданской войны, как это происходило в первой половине 1990-х гг. В то же время, сохраняющиеся угрозы осуществления террористических актов в самом Афганистане могут в значительной степени дестабилизировать ситуацию и способствовать радикализации и более жёсткой политики самого режима талибов.

Группировка ИГИЛ-Хорасан, вероятно, даже в большей степени, чем иммиграционные группы афганских противников талибов или «Панджшерское сопротивление», олицетворяет угрозу их правлению. Хотя и движение Талибан, и ИГИЛ-Хорасан стремятся установить строгое исламское правление, у этих двух групп есть глубокие религиозные и политические разногласия, и они в течение многих лет борются друг с другом.

Помимо разных интерпретаций ислама, важным различием представляется то, что движение «Талибан» — националистическое движение Афганистана, которое желает международного признания и установления отношений с другими государствами. В отличие от них, ИГИЛ-Хорасан отвергает само понятие национального государства или мирного сосуществования с теми, кто не разделяет их видение ислама и будущего халифата.

Движение «Талибан» едва ли захочет мириться с присутствием группировки, которая не разделяет их взгляды и угрожает всё ещё сохраняющейся возможности международного признания. Вместе с тем ИГИЛ-Хорасан, со своей стороны, не располагает достаточными возможностями, чтобы угрожать правлению талибов.

Вероятно, противостояние будет проходить в форме отдельных экстремистских и террористических актов, носящих локальный характер, которые не обретут формата полномасштабной войны. В то же время, полностью выдавить ИГИЛ-Хорасан из Афганистана едва ли удастся. Афганские политические институты пока ещё недостаточно сильны, также у них имеются значительные организационные проблемы, а история афганского конфликта и деятельности террористических группировок в этой стране насчитывает почти полувековую историю.


[1] ИГИЛ-Хорасан — террористическая организация, запрещенная в России.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся