Блог Натальи Замараевой

Исламский эмират Афганистан: внутренние и внешние вызовы (2021 г.)

15 Сентября 2021
Распечатать

Трансформация запрещенного в РФ Движения «Талибан» от боевой группировки к руководящей структуре в Афганистане — принципиально новый этап для его лидеров. Сформировать национальное правительство в стране, издревле населенной многочисленными этническими группами, управлять современными финансами и экономикой, в сжатые сроки выработать доктрину безопасности и основные направления внешней политики намного труднее, чем выиграть войну у США/НАТО. И Талибан … пошел своим путем.

talibans.jpg

Sayed Khodaiberdi Sadat/Anadolu Agency

Вывод иностранных войск США/НАТО из Афганистана в августе 2021 г. по итогам Соглашения США-Талибан (подписано в феврале 2020 г.) и подавление вооруженного сопротивления новым властям Кабула в Панджшерской долине в первых числах сентября 2019 г. предоставили право лидерам Движения «Талибан» официально заявить о вступлении во власть.

На церемонию инаугурации состава правительства министров Исламского эмирата Афганистан (ИЭА) 7 сентября 2021 г. талибы пригласили представителей шести стран: Ирана, Катара, Китая, Пакистана, России и Турции. Правящие семьи Королевства Саудовской Аравии и Объединенных арабских эмиратов не были приглашены, несмотря на признание и дипломатическую поддержку тех же талибов в 1990-х гг. Вероятно, это плата за их стратегическое сотрудничество с США.

В первом кабинете ИЭА 2021 г. доминируют представители ИЭА (1996–2001 гг.) и их союзники; преимущественно пуштуны, что не отражает этническую палитру страны. Это противоречит их прежним заверениям о формировании правительства на широкой основе. Высшие государственные посты отданы сторонникам жесткой линии, т.е. кандагарским талибам. Правда, новые власти заявили о временном, переходном составе кабинета министров. В региональной прессе новое правительство Афганистана называют кабинетом мулл:

— мулла Мохаммад Хасан Ахунд — глава нового правительства,

— мулла Абдул Гани Барадар — его заместитель. Мулла Барадар от имени политического офиса ДТ в Катаре вел переговоры с США еще во время администрации президента США Д.Трампа, кульминацией которых стало подписание в феврале 2020 г. соглашения;

— мулла Мохаммад Якуб, сын муллы Омара, основателя Движения Талибан в Афганистане, повелитель правоверных ИЭА (1996–2001 гг.) получит пост министра обороны;

— мулла Хайрулла Хайрва руководит министерством информации и культуры;

— пост министра внутренних дел занял Сираджуддин Хаккани, один из лидеров талибов в 1990-х гг. После событий 2001 г. укрывался в полосе пуштунских племен в Пакистане. Группировка боевиков или т.н. сеть Хаккани была признана США террористической организацией, на счету которой десятки терактов и смертей гражданских лиц, похищения людей;

— Амир Хан Муттаки — министр иностранных дел ИЭА;

— Абдул Хаким возглавил Министерство юстиции ИЭА;

— Хидаятулла Бадри получил портфель министра финансов.

Четверо из пяти лидеров, известных как «пятерка талибов» из временного кабинета содержались в тюрьме Гуантанамо-Бей и освобождены в 2014 г. В их число входят мулла Мохаммад Фазиль (заместитель министра обороны), Хайрулла Хайрхва (министр информации и культуры), мулла Нурулла Нури (министр по делам границ и племен) и мулла Абдул Хак Васик (руководитель разведки); Мохаммад Наби Омари назначен губернатором восточной провинции Хост. Иными словами, названные члены кабинета министров не легализованы «де факто» и будут действовать открыто в правительстве доя снятия с них международных санкций.

Исполняющий обязанности министра обороны мулла Якуб, исполняющий обязанности министра иностранных дел мулла Амир Хан Муттаки и его заместитель Шер Мохаммад Аббас Станикзай включены в санкционный список СБ ООН

Иными словами, талибы поставили ультиматум США и СБ ООН, настаивая де-юре исключения названных лиц из санкционного списка террористов.

В состав кабинета министров вощи только мужчины. В крупных городах страны прошли демонстрации женщин, призывающие к более инклюзивному составу правительству, исключавшее гендерную сегрегацию. Чтобы получить доступ к международной помощи и миллиардам активов центрального банка, «Талибан» должен будет убедить мир в проведении более умеренной политики в сравнении с правлением талибов в 1990-е гг., когда девочкам запрещалось посещать школу, женщин забивали камнями до смерти за предполагаемые правонарушения, такие как супружеская измена.

В процессе внутриафганских переговоров, еще до захвата власти талибами в августе 2019 г., обсуждались вопросы о возможном предоставлении министерских портфелей бывшему министру иностранных дел Абдулле Абдулле и бывшему президенту Афганистана Хамиду Карзаю. Однако, в реальности подобных приглашений они не получили, и оказались за бортом новой администрации в Кабуле.

В прессе циркулировала информация, что Талибан стремится заручиться поддержкой Тегерана, но в состав кабинета министров не вошли представители других конфессий, (не были приглашены) хазарейцы.

Иными словами, Талибан отказался продемонстрировать местному населению и мировому сообществу готовность и способность отмежеваться от прошлого. Ожидания оказались напрасными. С самого начала Талибан упустил возможность воспринимать их по-новому.

Подобный состав нового правительства ИЭА затруднит восстановить отношения с международным сообществом и, соответственно получить донорскую помощь и инвестиции от ведущих стран с целью перезапустить экономику страны.

Талибы заявили, что в перспективе они назначат постоянное руководство. Формирование жизнеспособного, признанного на международном уровне общенационального афганского правительства (включая женщин и все этнические группы) неизбежно. Без этого талибы не получат международного признания и легитимность.

Сразу после инаугурации состава правительства талибы запретили местным жителями покидать страну и объявили, что госслужащие, работавшие в прежней администрации, обязаны декларировать свои активы и источники доходов. что означает, что судебные процессы продолжаются.

Международная реакция на новое правительство была осторожной. Западные страны подчеркнули, что это не обещанное инклюзивное правительство, и отказываются от признания Исламского эмирата Афганистан до тех пор, пока Талибан не выполнит свои обещания, в первую очередь предоставят гарантии, «… чтобы афганская территория не использовалась для угроз или нападений на страны или для укрытия или обучения террористов, или для планирования или финансирования террористических актов…».

После захвата власти талибами в августе 2021 г. администрация президента США Дж. Байдена заморозила резервы центрального банка Афганистана в соответствии с распоряжением, принятым еще после атак 11 сентября 2001 г. Вашингтон настаивал на инклюзивной администрации, состоящей из официальных лиц, не являющихся членами Талибана. Вашингтон настаивает, что движение Талибан до настоящего времени не заслужило уважения в глазах мировой общественности. США, как заявляют его официальные лица, не принимают решение в спешке в вопросе признания власти «Талибана» (запрещенная в России террористическая организация) в Афганистане. «США будут наблюдать (…) разрешат ли они американским гражданам и гражданам других стран покидать [Афганистан], разрешат ли они лицам, которые хотят покинуть страну, выехать, разрешат ли они [доставлять] гуманитарную помощь (…), как они будут обращаться с женщинами и девочками в стране».

Правительство Талибана уже нуждается в проектах Международного Валютного Фонда и Всемирного банка, поддерживаемых США. Экономика Афганистана переживает кризис; страна все импортирует и почти ничего не производит. Экономические проблемы Афганистана еще больше усугубляются возглавляемым США Западом, который оперативно задействовал рычаги влияния на афганских талибов. Вашингтон удерживает валютные резервы Афганистана и решает вопросы выделения экономической помощи или займов со стороны международных финансовых организаций. Нехватка продовольствия и наличных средств, рост цен – все это в ближайшей перспективе породит массовое общественное недовольство и приведет к беспорядкам. Иными словами, чтобы получить помощь, Талибану необходимо отказаться от экстремистской идеологии и начать сотрудничать с мировой общественностью.

В настоящее время участие мирового сообщества сосредоточено на неотложных задачах — эвакуации граждан западных стран и их партнеров из Кабула и предоставлении помощи во избежание гуманитарного кризиса в Афганистане. Лидеры стран Запада выразили готовность установить рабочие отношения с талибами. Однако дали понять, что возобновление иностранной помощи зависит от соблюдения талибами основных прав человека и разрешения афганцам, сотрудничавшим с западными кампаниями, покинуть страну.

Германия вела переговоры с талибами и другими группировками боевиков в последние месяцы. Но настоящее время Берлин обсуждает вопрос дипломатического представительства в Афганистане с международными партнерами, подчеркивая важность международной координации. Глава МИД Германии Хайко Маас заявил, что «… столкнулись с серьезным гуманитарным кризисом, которого мы должны избегать. Поэтому мы должны оперативно оказывать гуманитарную помощь людям, прежде всего через ООН…».

Руководитель внешнеполитического ведомства Франции назвал талибов «лжецами», отказавшись иметь с ними дело. Париж обратился к коллегам из Катара в вопросе помощи эвакуации подданных Пятой республики.

Генсек ООН Антониу Гутерриш призвал международное сообщество поддерживать диалог с движением Талибан (запрещено в РФ). ООН «…подтверждает важность защиты прав человека, в том числе прав женщин, детей и меньшинств, призывает все стороны стремиться к инклюзивному

политическому урегулированию путем переговоров при полном, равном и значимом участии женщин; это отвечает стремлению афганцев поддерживать и развивать достижения, которых афганский народ добился за последние двадцать лет; подтверждает необходимость приверженности верховенству закона и подчеркивает важность соблюдения всеми сторонами своих обязательств».

Руководство афганских талибов сталкивается с внутренними разногласиями, внутренними и внешними противниками, мощным враждебным лобби и агрессией СМИ и… необходимостью международного признания.

Политика, которую талибы проводили в 1990-х годах не работает сегодня. Афганистан 2021 г. отличается от прежних дней, когда никто не мог подвергнуть сомнению их способ управления страной. Митинги протеста женщин в Кабуле и других городах страны с требованием соблюдения прав человека и жестокое обращение с мирными демонстрантами и запугивание журналистов — первые признаки сопротивления на местах. Это также вызвало критику со стороны Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, пресс-секретарь которого призвала Талибан прекратить применение силы против мирных демонстрантов.

Но не только вызовы на международной площадке, но и в сфере социальной жизни талибы сталкиваются с рядом вызовов:

Новое поколение афганцев выросло в условиях больших гражданских и личных свобод, доступа к образованию, занятости, меньших гендерных предрассудков, осознания прав человека и преимуществ эмансипации женщин. Это поколение будет сопротивляться возвращению жесткого управления, ограничивающее их этнические и образовательные возможности. Объединение нации (если такая задача стоит) потребует от новых властей предоставить молодежи возможности для обучения и трудоустройства. Важной задачей афганских талибов будет сбалансировать обеспечение всех гражданских свобод и в соответствии с международными нормами с одновременным соблюдением их собственной версии исламского шариата.

Проблемы управления секторами экономики, строительство государственных институтов, формирование национальной армии — очередной вызов для новых властей.

Терроризм. Лидеры Талибана несут ответственность за предотвращение гражданской войны. Афганские талибы обещали мировому сообществу, что не позволят никаким террористическим группам использовать афганскую землю против любой другой страны. Теракт в кабульском аэропорту в конце августа 2021 г. подтвердил, что Талибан не контролирует ситуацию с безопасностью в стране.

Парадокс, но именно власти ИЭА, а не международная антитеррористическая кампания США/НАТО, в настоящее время поставлены перед необходимостью вести борьбу против опытных террористов и боевиков нового поколения, сформировавшиеся в последние годы — Исламское государство (запрещено в РФ). Новым властям придется очень быстро нейтрализовать боевиков ИГИЛ, «Аль-Каиды» Движение Талибан Пакистана (ДТП), Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ) и др. либо в рамках диалога, либо с помощью оружия. «Аль-Каида» и другие группировки боевиков продолжают праздновать приход талибов к власти в Афганистане как победу борьбы Движения Талибан и, следовательно, глобального радикализма»;

Критика новых властей ИЭА со стороны экстремистских группировок, в первую очередь Исламского государства (запрещена в РФ) и «Аль-Каиды» неизбежна. Обращения за помощью к западным странам и США подвергают Талибан резкому осуждению за отступление от идеалов джихада. Племенные общества очень серьезно относятся к предательству, что может вызвать новый виток обострения между талибами и иностранными группировками боевиков, действующими на территории Афганистана;

Новый проект борьбы США за Афганистан — экономическая конкуренция с Китаем. Очередной парадокс Афганистана — экономическая нестабильность страны создает конкуренцию между возглавляемым США Западом и Китаем за влияние в Афганистане. На следующий день после оглашения состава правительства в Кабуле Китай заявил, что уважает суверенитет, независимость и территориальную целостность страны и подтвердил готовность поддерживать связь с лидерами нового правительства Талибана, называя его создание «необходимым шагом» для восстановления.

Поднебесная с ее быстро растущей экономикой, предоставит афганцам жизнеспособные альтернативы западным проектам в рамках китайской Инициативы «Пояс и Путь» (ИПП), которую на протяжении последних лет Пекин последовательно обсуждал и с президентами Афганистана Хамидом Карзаем и Ашрафом Гани, и с новыми лидерами страны. Именно Пекин «убедил» Талибан еще до вступления во власть в августе 2021 г. нейтрализовать боевиков Исламского Движения Восточного Туркестана, действовавших на границе с Китаем и, по мнению Китая, которые ведут подрывную деятельность в Синьцзяне, выступавших за выход из состава Китайской Народной Республики, снять напряжение на границе, обещая в обмен щедрые инвестиции в пост-американскую экономику Афганистана.

— Сопротивление вооруженной оппозиции. Захват талибами Панджшерской долины не означает окончание военного сопротивления, возглавляемого Фронтом национального сопротивления во главе с Масудом на северо-востоке страны и, таким образом, полный контроль новой власти на всей территории Афганистана. Карта вооруженного противостояния с талибами еще будет разыграна, чтобы спровоцировать широкомасштабную и нескончаемую гражданскую войну. Иными словами, блокировать планы новых властей Афганистана навести порядок в стране, дестабилизировать регион, и, как следствие, ограничивать подъем Китая и дальнейшее продвижение ИПП по территории Афганистана в республики Центральной Азии.

Талибы, вероятно, будут реализовывать более мягкую версию исламского шариата и откажется от своего раннего экстремизма. В 1990-е гг. они проводили жесткую версию шариата, что и оттолкнуло международное сообщество. Возникает вопрос – будет ли истинное толкование шариата корректироваться талибами в изменившихся обстоятельствах? Положительный ответ — требование времени. Но, с другой стороны, это может оттолкнуть от них различные группировки боевиков и убедит присоединиться, например, к ИГИЛ, которое исповедует и придерживается еще более радикальной интерпретации исламского шариата и стремится к возрождению халифата.

Талибан и ИГИЛ разделяет идеология; они расходятся в вопросах, что такое истинное исламское государство. Группировка Исламское государство, стремится к созданию политической системы, основанной на шариате для построения всемирного халифата. Исламский Эмират Афганистан, напротив, настаивает на шариате без халифата.

Но остается главный вопрос — станут ли события в Афганистане переломными для отношений между странами на Азиатском континенте?

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся