Московское молодежное отделение РОП

Экономика Иордании: вызовы и перспективы

21 Февраля 2020
Распечатать
Автор: Яйлян Валентин Хачатурович, руководитель рабочей группы по исследованию политических процессов на Большом Ближнем Востоке Российского общества политологов
Российским и зарубежным компаниям, рассматривающим Ближневосточный регион как возможную территорию для своей экономической деятельности следует обратить внимание на королевство Иорданию. Но прежде всего нужно выяснить условия, в которых развивается народное хозяйство страны, а также его потенциал.
Слабые стороны
Дело в том, что это государство с небольшими запасами природных ресурсов, которое находится в зависимости от экспортеров энергоносителей. В 2014 году около 96% потребностей страны в ископаемом топливе удовлетворялись поставками из соседних стран. Традиционно поставщиком нефти для Иордании была Саудовская Аравия. Покупка египетского газа также покрывает значительную часть требуемых ресурсов, но она были на какое-то время прервана в результате теракта на Синайском полуострове в 2011 году. Израильский газ помог бы стране диверсифицировать импорт энергоресурсов, но в конце января 2020 года парламент Иордании проголосовал за отказ от него, несмотря на то что совместный израильско-иорданский проект позволил бы властям сэкономить более $1 млрд. Правительство страны планирует решить эту проблему с помощью использования альтернативных источников энергии, а также атомной энергетики. По поводу развития последней Иордания заключила ряд договоров о взаимопонимании со многими странами, включая Россию и США. Хотя в ближайшее время эта проблема вряд ли будет решена, что отразится на высоких затратах производителей и рядовых граждан на топливо и электричество. Внутренняя безопасность - другая актуальная проблема Иордании. Расходы на оборону всегда были важной статьей бюджета, так как территориально она находится в нестабильном регионе и соседствует со странами, которые находились или находятся в состоянии внутреннего вооруженного конфликта: Ирак и Сирия. Действия Израиля, поддерживаемые США, также осложняют обстановку на западной границе страны. Эти процессы, а также Арабская весна 2011 года, потребовали больших трат на армию и спецслужбы. Более того, Иордания периодически вынуждена принимать беженцев, которых на данный момент в стране насчитывается около 2,8 млн человек, из них 1,3 млн - сирийцы. Это также является бременем для экономики Иорданского Хашимитского королевства. Эксперты подсчитали, что прямая стоимость их размещения составляет около 2,3 млрд долларов США, а ежегодные косвенные затраты - около 3,1 млрд долларов США. Правительство страны в сотрудничестве с международными организациями пытается улучшить условия проживания беженцев и обеспечить их рабочими местами. В частности, это касается принятия либерального трудового законодательства, а также организацией Международным фондом сельскохозяйственного развития специальных учебных курсов, нацеленных на увеличение объемов производства продовольственных товаров, повышение эффективности животноводства и создание возможностей для получения дополнительных доходов. Высокопоставленная сотрудница Фонда Халида Бузар отмечает, что эти люди - фермеры, которые “естественным образом тяготеют к сельской местности”. Более того, сами беженцы стремятся выбраться из лагеря и зарабатывать на жизнь самостоятельно. Однако естественным препятствием для развития сельского хозяйства этого государства является нехватка воды и плодородных земель. Примером решения этой проблемы может служить опыт Израиля, с которым у Иордании, как считает специалист О.Б. Марашдех, имеются схожие базовые условия. Автор научной статьи отмечает: “Если шестьдесят лет назад Израиль получал продовольственную гуманитарную помощь, то в настоящее время благодаря выращиванию овощей, фруктов и цветов в современных теплицах, его сельскохозяйственный экспорт достигает полутора миллиардов долларов”. Это результат совершенствования инфраструктуры и использования современных технологий, например, капельного орошения, позволяющего экономить воду. Перечисленные недостатки отражаются на макроэкономических показателях Иордании. Во-первых, объем госдолга продолжительное время превышал ее годовой ВВП. Только в 2019 году удалось снизить его до показателя - 94,6% ВВП. Во-вторых, страна постоянно находится в состоянии бюджетного дефицита, выходящего за приемлемые рамки. Впрочем, меры, предпринимаемые руководством государства в тесном сотрудничестве с МВФ, позволяют постепенно и последовательно его сокращать: с 10% ВВП в 2014 г. до 2,5% в 2017 г. К сожалению, безработица продолжает оставаться на высоком уровне. По данным МВФ, в 2018 году она составляла 18,3%, причем большая часть безработных - женщины и молодежь. Учитывая средний возраст иорданского населения - 21 год - это представляет угрозу внутренней стабильности, которая часто проявляется в виде уличных демонстраций. Большое количество квалифицированных иорданских специалистов вынуждено уезжать за границу в поисках работы. В основном, они уезжают в страны ССАГПЗ, так как большинство из них получили образование в области нефтяной промышленности. В итоге, значительную долю ВВП страны составляют денежные переводы эмигрантов, что повышает зависимость экономики Иордании от конъюнктуры мирового рынка нефти. Хотя наблюдается тенденция к постепенному сокращению этого показателя.
Наиболее развитые отрасли
Важной особенностью экономики Иордании является ее сервисный характер, поскольку около ⅔ ВВП занимает сфера услуг, причем наибольшую значимость в ней имеет сектор туризма. Основная масса людей, посещающих Иорданию, прибывает из стран Персидского залива и Европы. Туристический бизнес имеет немалый потенциал из-за благоприятного средиземноморского климата, множества важных исторических мест и путей, особенно привлекающих паломников. Но проблемы, связанные с безопасностью соседних стран, имеют негативное влияние на развитие этого бизнеса. Другими важными направлениями в сфере услуг в Иордании являются транспорт, связь, здравоохранение, признанное жителями других ближневосточных стран, а также финансовые услуги. В стране успешно развивается банковская деятельность, причем активы крупнейших банков Иордании увеличиваются примерно на 13% в год. Постепенно увеличивается количество малых и средних предприятий, которые не требуют специальной инфраструктуры и практически не вредят окружающей среде. Особую роль в Иордании играют квалифицированные промышленные зоны, которых на данный момент всего 13. Их доля в промышленности очень значительная, например, в 2017 году она составляла 82%. Суть таких зон заключается в освобождении товаров, произведенных на их территории, от тарифов и квот, и совместном участии в производстве стран, заключивших договор об их создании. Такие проекты положительно влияют на занятость, рост товарообмена между странами, а также на приток прямых иностранных инвестиций в королевство. Имеются огромные запасы фосфатов, калийной соли. Также государство планирует начать добывать сланцевую нефть совместно с иностранными ТНК, в том числе с “Royal Dutch Shell”. Успешно функционирует фармацевтическая промышленность, направляющая свои товары на экспорт в соседние страны. Сельское хозяйство, о котором шла речь ранее, имеет минимальную долю в ВВП по известным причинам. Руководство Иордании уделяет большое внимание экспорту. В 2004 году между Иорданией, Марокко, Египтом и Тунисом было заключено Агадирское соглашение, установившее между ними зону свободной торговли. Более того, с июля 2016 года королевство получило преференциальный режим в торговле с ЕС, который является одним из основных экономических партнеров страны наряду с США, Саудовской Аравией и КНР. Открытие границы с Ираком также способствует росту товарообмена двух стран.
Либеральные реформы
Международные организации, в частности МВФ, отмечают позитивные сдвиги в иорданской экономической системе. Правительство тесно сотрудничает с различными многосторонними институтами для решения существующих макроэкономических проблем, перечисленных ранее, и для использования немалого потенциала страны. Иордания последовательно выполняет советы Международного валютного фонда, призывающего ей укрепить макроэкономическую стабильность и улучшить деловой климат, чтобы привлекать иностранных инвесторов. Особое внимание уделяется энергетическому сектору, так как все еще сохраняются субсидии на электроэнергию. В качестве законодательных мер, положительно рассматриваемых представителями МВФ, можно привести принятие новых законов: о подоходном налоге, о банкротстве, а также об обеспечительных сделках. Все они направлены на поддержание среднего класса и привлечение иностранного капитала. Новое либеральное трудовое законодательство расширило возможности беженцев получить рабочие места, в нем есть пункты о неполной занятости и гибком графике работы. Реформы в стране поддерживаются международным сообществом, осуществляющим безвозмездную финансовую и технологическую помощь. Усилия иорданского руководства не проходят даром: рост ВВП оставался стабильным в кризисные 2008-2009 годы и в 2014 году, когда резко упали цены на нефть. Тем не менее, безработица остается на высоком уровне и население болезненно реагирует на такие непопулярные меры, как, например, отмена субсидий на хлеб.
Инновации и цифровая экономика
С начала ХХ века Иордания стала уделять особое внимание развитию человеческого капитала и обеспечению рабочими местами своих высококвалифицированных кадров. Государство способствует созданию венчурных фондов, бизнес-инкубаторов, и т.д. Количество инновационных стартапов в королевстве одно из самых больших в мире. Также с 2016 года Иордания осуществляет оптимизацию цифровой трансформации экономики в рамках программы REACH2025, направленной на повышение производительности труда и привлечение дополнительных инвестиций. Особенно это касается таких сфер, как транспорт, энергетика, здравоохранение, финансы и экология. Как пишут в своей статье А.Я. Быстряков, Е.В. Савенкова и Н.А. Хамдан: “Ожидается, что доходы после инновационного совершенствования этих секторов увеличатся на 25-30 процентов.” Некоторые крупные ТНК, в том числе Microsoft и Expedia, уже открыли свои офисы в Аммане. Американский “The Heritage Foundation” оценивает степень экономической свободы в Иордании как умеренную, занимающую 53 место из 180, что является неплохим показателем для арабской страны. Преимущество королевства отмечает исследователь О.Б. Марашдех: “Почти весь кадровый научный потенциал Ближнего Востока определяют Иран, Израиль и Иордания”. Однако при всех достижениях инновационно-инвестиционной трансформации, остаются препятствия, связанные с клановостью иорданского общества и коррумпированностью властей. Чуть более 40% местных предпринимателей называют главной преградой своего развития отсутствие доступа к государственному финансированию и получению банковских кредитов.
Потенциально выгодное сотрудничество
Что касается российских компаний и учреждений, то на Иорданию следует обратить внимание прежде всего крупным университетам, а также предприятиям из сферы здравоохранения, фармацевтики, туризма, информационных технологий и текстильной промышленности. Открытие их филиалов в этой стране будет полезно как для соответствующих организаций, так и для страны, стремящейся трудоустроить своих граждан с высокой профессиональной квалификацией. Сельское хозяйство вряд ли будет привлекательным для иностранных инвесторов, поскольку оно не обеспечивает быструю и высокую доходность, тем более Иордания испытывает острый дефицит водных ресурсов. При этом, надо отметить, что не стоит размещать в этой стране энергоемкие производства, так как цена на соответствующие ресурсы высокая. Также очень выгодным для обеих сторон может оказаться соглашение между Россией и Иордании о создании квалифицированной промышленной зоны, которая, как показывает опыт, стимулирует не только экономическое, но и политическое сотрудничество.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся