Московское молодежное отделение РОП

Историческая политика как один из ключевых факторов в отношениях между Россией и Польшей

28 Января 2020
Распечатать

Автор: Кучук Андрей Валерьевич (AndreyVKuchuk@gmail.com), руководитель Рабочей группы по европейским исследованиям Московского молодёжного отделения Российского общества политологов (europeangroup.mosmolrop@gmail.com), студент 3 курса факультета Международных отношений МГИМО (У) МИД России, член Клуба Восточноевропейских исследований НСО МГИМО.

Французский историк и дипломат XIX в. барон А. Барант писал, что «история не должна унижать себя до того, чтобы сделаться отголоском современной вражды и злопамятств», и с ним сложно поспорить на этот счет. Действительно, трудно противостоять подобному искушению, а оно может быть особенно велико, когда у людей в руках сосредоточена значительная власть. Власть не в том понимании, о каком можно подумать в первую очередь – приказывать, заставлять, угнетать, – но власть над сознанием и над отношением людей к чему-либо, в данном случае, к истории. Инструментом подобной власти служит в настоящее время историческая память в своем концентрированном виде – историческая политика. Историческая политика явление относительно новое, появившееся в 1980-х гг. в ФРГ, которое затем стало активно эксплуатироваться в странах бывшего ОВД после падения социалистических режимов для конструирования новых общественных отношений, а также для защиты от возможной реставрации коммунизма. На полях заметим, что в Польше, например, на конституционном уровне запрещена деятельность партий, которые в своих программах обращаются к тоталитарным методам и практикам нацизма, фашизма и коммунизма; данный запрет вводит Статья 13 Конституции Республики Польша. Безусловно, сложно отрицать значение исторической памяти для народа и её важность для формирования национального самосознания, поэтому важно сохранять умеренность в заявлениях и помнить о том, что одни и те же события могут оцениваться людьми совершенно по-разному.

Одним из последних событий, имеющих прямое отношение к исторической политике, стал своеобразный обмен мнениями между Россией и Польшей, в который были вовлечены даже высшие лица государств. Необходимо подчеркнуть, что он проходил на фоне рождественских и новогодних праздников, а в какой-то момент его и вовсе затмила эскалация конфликта на Ближнем Востоке, а также бурное обсуждение возможности полномасштабной войны, и в итоге он получил меньшее освещение. Однако в данной статье внимание уделяется отношениям России и Польши, поскольку, на наш взгляд, эти болезненные и неприятные для обеих сторон вопросы исторической памяти необходимо решать, невзирая на весь одиозный ореол, существующий вокруг них. В центре внимания находятся высказывания и заявления официальных лиц, ведомств и парламентов обеих стран. В случае с Польшей, речь идет не только об одной Польской Республике, но и о ее влиянии на курс коллективного Запада. А поскольку отношения с Западом имеют, как это представляется, колоссальное значение для всего российского внешнеполитического курса, представляется важным обратиться и к решению противоречий, связанных с вопросами исторической политики. Цель данной работы – наиболее беспристрастно показать то влияние, какое оказывает историческая политика на формирование внешнеполитического курса и государственной риторики.

Как Европейский парламент содействовал усилению неприязненных чувств

Одним из ключевых документов в конфликте на почве исторической памяти и истории Второй мировой войны стала резолюция Европейского парламента № 2019/2819(RSP) от 19.09.2019 г. «О важности европейской памяти для будущего Европы». Казалось бы, повод для принятия резолюции вполне соответствующий – годовщина начала Второй мировой войны, о чем сказано в самом начале резолюции. Говорится в ней и о беспрецедентном количестве жертв, которые произошли в ходе самой разрушительной в истории Европы войны. Далее же риторика имеет четкую направленность – ко всем жертвам и страданиям привел «печально известный» Договор о ненападении, иначе известный как Пакт Молотова-Риббентропа.

В указанной резолюции важно следующее: в ней говорится о важности воспитания молодого поколения в духе демократических ценностей, о том, что любые попытки отрицания Холокоста должны быть осуждены, равно как и преступления авторитарных и тоталитарных режимов: нацизма, фашизма и сталинизма. Это заявление вызывает наибольшее осуждение Российской Федерации. Для России, как правопреемницы Советского Союза, который вынес на себе основную тяжесть борьбы с фашизмом и нацизмом, подобные заявления неприемлемы. Позицию российской стороны выразила на пресс-конференции 20 сентября 2019 г. официальный представитель МИД России Мария Захарова: «Данная резолюция не что иное, как набор ревизионистских утверждений. Европарламент отметился еще одной возмутительной попыткой поставить знак равенства между нацистской Германией - страной-агрессором - и СССР, народы которого ценой огромных жертв освободили Европу от фашизма. <…> Считаем недопустимым искажение прошлого. История, по нашему глубокому убеждению, должна оставаться уделом ответственных профессионалов, а не использующих ее в своих узкокорыстных целях политиков».

2.jpg

Источник: РБК

Основной аргумент, которым оперирует российская сторона в подобных прениях, состоит в следующем: изначально в 1930-х гг. Советский Союз выступал за создание системы коллективной безопасности и провозглашение принципа неделимости мира, в то время как Великобритания и Франция проводили политику «умиротворения агрессора», которая закончилась подписанием Мюнхенского соглашения 1938 г., получившего также название «Мюнхенский сговор». Фактически, в российской историографии существует консенсус, что после мюнхенских событий А. Гитлер окончательно убедился в нежелании западных соседей вести с ним войну, что и стало прологом ко Второй мировой войне: «Германия открыто диктовала свои условия западным демократиям, не говоря уже о восточноевропейских странах. По сути, Мюнхен констатировал, что Германия превратилась в европейского гегемона. <…> В сентябре 1938 г. перед Великобританией и Францией стояла дилемма: либо допустить доминирование Германии на континенте, либо начать европейскую войну. <…> Однако и в Лондоне, и в Париже возобладало желание избежать войны на западе Европы даже ценой слома Версальского порядка»<[1] . Таким образом, можно сказать, что в данном случае существует расхождение между устоявшимися научными оценками и политическими заявлениями, что вызывает вмешательство политиков в сферу истории. Однако в этой ситуации сложно найти панацею, можно лишь допустить, что для более конструктивного диалога стоит усиливать сотрудничество по научной линии, открывать архивы и поощрять совместные исследования, одновременно воздерживаясь от чрезмерно однобоких и одиозных заявлений, поскольку в истории события и фигуры не делятся на однозначно плохие и хорошие.

Конструктивный исторический подход

Следует добавить, что и Россия, и Польша в последние десятилетия осторожно и медленно, но все же вели совместную работу по исследованию наиболее сложных и болезненных вопросов общей истории. Исследовательская работа велась в рамках «Российско-польской группы по сложным вопросам», а основными трудами, изданными историками обеих стран на основе архивных документов, стали работы «Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков»[2] и «Белые пятна – черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях»[3]. Данные труды имеют значительную ценность, поскольку что одни и те же события описываются историками, отстаивающими разные взгляды. К сожалению, в данный момент деятельность Группы приостановлена, и не в последнюю очередь это можно объяснить отсутствием желания у политического руководства обеих стран рассматривать сложные вопросы, поскольку подобные исследования всегда сопряжены с риском узнать такие подробности, которых было бы лучше не касаться, а также с проблемой признания совершенных ошибок. Мы вынуждены констатировать, что на данном этапе ни одна, ни другая сторона не готовы пойти на уступки.

Новый виток напряженности

Резкий всплеск напряженности можно отследить после ряда выступлений российского президента Владимира Путина, на которые последовали официальные ответы польской стороны. Во-первых, это пресс-конференция, прошедшая 19 декабря 2019 г., в ходе которой российский президент затронул тему тоталитаризма, в частности осудил вышеупомянутую резолюцию Европарламента и подчеркнул, что «приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию – это верх цинизма». Во-вторых, это выступление на неформальном саммите СНГ 20 декабря 2019 г., во время которого В. В. Путин читал выдержки из исторических документов, развивая и подкрепляя тезис, что именно западные страны виноваты в том, что они попустительствовали А. Гитлеру в его экспансионистских намерениях, и что во время Судетского кризиса 1938 г. Польша принимала участие в разделе Чехословакии, таким образом, играя на руку Рейху. После этих заявлений В. В. Путина свою позицию озвучила польская сторона, и уже 21.12.2019 г. МИД Польши официально прокомментировал «фальшивые заявления, сделанные Российской Федерацией». В данном комментарии сказано, в частности, что российские власти, в том числе Президент В. В. Путин, представляют ложную картину событий, ссылаясь на пропагандистские положения сталинского тоталитаризма, который осудил еще Н. Хрущев. Вместе с тем, слова российского президента являются препятствием для совместной работы польских и российских экспертов, кроме того в официальном документе подчеркивается важность критического подхода к истории, который позволит отдать дань памяти жертвам сталинских репрессий и с российской стороны.

Заявление Института национальной памяти

Поскольку в статье основной упор сделан на историческую политику, то гораздо больший интерес представляет для нас заявление польского Института национальной памяти, которое тоже было сделано 21 декабря 2019 г. Но для начала следует дать краткую справку: Институт национальной памяти Польши (ИНП), иначе называемый Комиссией по расследованию преступлений против польского народа – это государственное историко-архивное учреждение, занимающееся изучением деятельности органов госбезопасности Польши в период 1944—1990 гг., а также органов безопасности Третьего Рейха и СССР с целью расследования преступлений по отношению к польским гражданам в этот период, а также осуществления люстрационных процедур. Именно это учреждение направляет польскую историческую политику, ревниво охраняя имидж Польской Республики, как в самой стране, так и за её пределами. В заявлении ИНП говорится о том, что во время подписания Пакта Молотова-Риббентропа и секретного к нему СССР и Германия выступили вместе, разделив сферы влияния в Восточной Европе, а позднее заняли территории, указанные в протоколах. Далее говорится о том, что Советский Союз напал на Польшу 17 сентября 1939 г., аргументируя свои действия тем, что защищает интересы братских народов, украинского и белорусского, но в действительности он проводил политику репрессий по отношению к польскому населению. В заявлении также говорится о послевоенном периоде, когда Польша не получила независимости и не стала демократическим государством. Но самое интригующее в заявлении то, что в нем есть упоминание Мюнхенского сговора 1938 г., и есть аккуратные слова, что Мюнхенский сговор не делает чести двум западным странам, Великобритании и Франции. О действиях Польши, получившей Тешинскую Силезию, или хортистской Венгрии, которая получила часть Словакии после мюнхенских событий, ничего не говорится. Более того, озвучивается тезис, что в 1938 г. западные державы искали способ спасти мир любой ценой, идя даже на такие уступки ради всеобщего блага. В случае же с Пактом 1939 г. и секретным протоколом все предельно ясно: И. Сталин прекрасно понимал, что война неизбежна, но стремился реализовать свои имперские амбиции путем захвата польских территорий.

«Антисемитская свинья и сволочь»

Именно так В. В. Путин назвал польского посла в Германии в 1930-х гг. Юзефа Липского на расширенном заседании коллегии министерства обороны, после того как в рассекреченных документах было найдено письмо посла министру Юзефу Беку, в котором он предлагает поставить памятник А. Гитлеру в Варшаве, если тот вышлет всех евреев в Африку. Надо лишь заметить, что в то время действительно разрабатывались проекты создания независимого еврейского государства, причем были предложения создать его в Африке, среди проектов можно вспомнить, в частности, Мадагаскарский проект[4], однако на предложения А. Гитлера министр иностранных дел Ю. Бек никак не ответил, что можно трактовать как нежелание рассматривать этот вопрос. Подобный комментарий стал поводом для вызова в польский МИД посла России в Польше С. Андреева для разъяснения. После беседы С. Андреев заявил, что беседа была жесткой, но конструктивной, стороны откровенно высказали свои аргументы, а также он подчеркнул, что Россия не позволит читать себе нотации. При всем этом С. Андреев добавил, что польская сторона не вручила ему никакой ноты протеста и никаких действий после беседы не последовало. По его мнению, это был обмен мнениями.

Еврейская общественные деятели по-разному отнеслись к данному «обмену мнениями». Глава Федерации еврейских общин России Александр Борода поддержал В. В. Путина, назвал заявление президента страны очень искренним и человечным, а вот Председатель Союза еврейских религиозных общин Польши К. Колодзейска-Полтын и главный раввин республики М. Шудрих заявили, что В. Путин манипулирует запиской посла Ю. Липского, поскольку, в то время когда Третий Рейх изгнал тысячи польских евреев в 1938 г., польские дипломатические службы, в том числе лично посол Ю. Липский, предоставили поддержку, поэтому, по их мнению, обвинять посла в антисемитизме на основании одного предложения, вырванного из контекста крайне безответственно.

Апофеоз исторической войны

29 декабря 2019 г. премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий опубликовал заявление, в котором высказался на тему развязывания Второй мировой войны. В нем вновь был поставлен знак равенства между фашизмом, нацизмом и коммунизмом, вновь прозвучала мысль, что Советский Союз и гитлеровская Германия ответственны за развязывание Второй мировой войны, что они разделили Польшу и совместно подавляли всяческое сопротивление – все это звучало и раннее. Но прозвучала новая мысль: российский президент неоднократно старался оболгать Польшу, делая это сознательно, но особенно так происходит, когда власти в Москве чувствуют международное давление, связанное с ее действиями. Давление вовсе не на исторической, а на современной геополитической арене. Таким образом, премьер Польши завуалированно признал связь исторической политики с современным развитием отношений. Впоследствии идею премьера развил польский Сейм, который 09 января 2020 г. принял резолюцию, носящую декларативный характер, в которой он осудил «провокационные и не соответствующие правде заявления представителей высших органов власти Российской Федерации, пытающихся возложить на Польшу ответственность за начало Второй мировой войны. Величие нации и отношения между государствами нельзя построить на лжи и фальсификации истории, поэтому Сейм Республики Польша обязан напомнить, что к началу Второй мировой войны привели две тогдашние тоталитарные державы: нацистская Германия и сталинский Советский Союз». После принятия резолюции вице-спикер Госдумы С. Неверов назвал ее вопиющим цинизмом и неуважением к вердикту Нюрнбергского трибунала. Официальный представитель МИД России М. В. Захарова подчеркнула, что все эти действия имеют одну цель – пересмотр итогов Второй мировой войны. Надо сказать, что подобную декларативную резолюцию недавно принял Сейм Латвии, в которой он осудил оккупацию Латвийской Республики и заявил, что считает неприемлемым искажение истории Второй мировой войны. Теперь, похоже, может сработать теория домино, и остальные страны социалистического блока могут начать принимать подобные резолюции, которые, надо признать, при всем свое декларативном характере могут сильно влиять на сознание населения и на отношения с Россией, что приведет вовсе не к расширению научной дискуссии.

Прогнозы

Нам приходится признать, что в настоящее время отношения между Россией и Польшей находятся на низком уровне. Это связано с позициями обеих стран, так как взгляды на ключевые вопросы истории Второй мировой войны у сторон расходятся. Негативно повлияло на отношения с Западом и принятие резолюции Европарламента, причем вопрос носит идеологический характер и характер личного восприятия. Очень сложно строить доверительные отношения со стороной, когда между вами существуют подобные противоречия. Тем не менее, России и Польше следует продолжать дискуссию для того, чтобы совместно выработать консенсус и если придется, то принять неприятную правду. Но этот процесс обязательно должен носить двусторонний характер и происходить на основе равенства и взаимного уважения. Наверное, самая важная идея была высказана В. В. Путиным, занимавшим в тот момент пост премьер-министра, и премьер-министром Польши Дональдом Туском на мероприятиях, посвященных Катынской трагедии в апреле 2010 г.: «правда очищает», – сказал российский премьер. «Не только очищает, но и просветляет», – добавил его польский коллега.

1.Системная история международных отношений, 1918-2000: в 4 т. / Науч.-образоват. форум по междунар. отношениям и др.; Под ред. А.Д. Богатурова. М. 2000. Т. 1. 516 с.

2.Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков: Научное издание / М. Волос, Я. Войтковяк, В.И. Дашичев и др.; Под ред. М.М. Наринского и С. Дембского. — М.: Аспект Пресс, 2009. — 480 с.

3. Белые пятна – черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях / Под общ. ред. акад. А. В. Торкунова, проф. А. Д. Ротфельда. М.: Аспект Пресс, 2010. 823 с.

4. Мадагаскарский проект – франко-польский проект переселения польских евреев на французский колониальный Мадагаскар с последующей передачей острова Польше.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся