Блог Марины Бакановой

Prana ya Naya: Кульминация противостояния в Пакистане

29 Мая 2022
Распечатать

Для Пакистана свойственны перевороты и передача власти насильственным путем. Только удавшихся насчитывается не менее четырех: в 1953­–1954 гг., 1958 г., 1977 г. и 1999 г. Впрочем, последний, в котором армия страны участвовала косвенно, произошел в апреле 2022 г., что фактически поставило Пакистан в ситуацию, когда нужно выбирать между старой системой власти и новой, или, как говорят в самой стране, «Prana ya Naya»? Также стоит отметить, что если изначально государственные перевороты исходили из внутренних интересов различных пакистанских групп, то начиная с 1977 г. можно утверждать об их зависимости от международной повестки, растущей раз от раза, а в 2022 г. ставшей глобальной.

pakistan.jpg

REUTERS/Akhtar Soomro

В ночь на 10 апреля 2022 г. от власти путем вынесения вотума недоверия был отстранен премьер-министр, лидер партии Tehreek-e-Insaf (PTI — Движение за справедливость) Имран Хан. Формальной, озвученной причиной от оппозиции была: неспособность справиться с галопирующей инфляцией и падением рупии. Однако, по прошествии полутора месяцев с момента его отставки рупия ослабла еще больше, и инфляция продолжилась рекордными темпами, что и позволяет говорить о «надуманности» причины.

Сам Имран Хан, впрочем, утверждал о наличии гораздо более серьезных причин и «американских тузах» в руках оппозиции.

Дело в том, что последнее десятилетие политической, экономической и культурной жизни Пакистана проявилось постепенным, а затем и резким отходом от сотрудничества с США, активизацией пакистано-китайских связей и медленным поворотом в сторону России и Центральной Азии. Активизация данных процессов пришлась на период президентства Трампа (с 2017 г.), который открыто отказался от сотрудничества с Пакистаном, а также проявилось в 2015 г. в момент вступления Пакистана в ШОС. Но ключевым для Пакистана стал момент смены политических элит, когда в июле 2018 г. парламентские выборы в стране выиграла относительно новая сила, основанная в 1996 г. PTI с лидером Имраном Ханом. «Движение за справедливость» изначально представляло собой новое направление в пакистанской политике, которое отошло от принципов старой британско-колониальной аристократии Панджаба — партии PML-N и семьи Шарифов и Синда — партии PPP Бхутто-Зардари. Нельзя сказать, что эти две партии не занимались внутренними или внешними проблемами страны. Однако выстроенная ими политика подразумевала изначальное сотрудничество в рамках англо-саксонского мира, проамериканской концепции и максимальной поддержке внутренней старой, сверхбогатой элиты. Причем эти направления были приоритетными даже в тех случаях, когда они явно наносили ущерб самому Пакистану и препятствовали его развитию. Также серьезным минусом старой власти стала коррупция, причем следует отметить, что Асиф Зардари (бывший муж Беназир Бхутто), который был прозван «мистер 10%» — за стандартные откаты при запуске любого проекта в 10% от суммы контракта, был осужден и отсидел некоторое время за коррупцию; а Наваз Шариф также за коррупцию был отстранен от должности премьер-министра Пакистана в 2017 г. по документам, опубликованным WikiLeaks, и как раз 10 апреля 2022 г. над ним должен был состояться первый судебный процесс (который естественно был заторможен пришедшим к власти Шахбазом Шарифом — его младшим братом).

Имран Хан, придя к власти, пообещал стране грандиозные перемены, причем не только во внутренней политике (с укреплением позиций среднего класса и городской интеллигенции), но и во внешней. Основные ее задачи сводились к укреплению позиций Пакистана среди дружественных арабских стран, в сотрудничестве с Китаем и повороту в сторону России и Центральной Азии.

Экстренное прекращение американской военной операции в Афганистане и одномоментный вывод войск летом 2021 г. с одновременным переходом страны под контроль Талибана (запрещен в России) сделал Пакистан ключевой фигурой в любых переговорах по Центральной Азии и в группах урегулирования афганского вопроса, причем в ущерб Вашингтону.

Ситуация на Украине с проведением Россией специальной военной операции расколола страны мира на два лагеря: признавших легитимность СВО и отрицающих ее. Несмотря на традиционное противостояние с Индией, сложные в историческом плане отношения с Россией (СССР) и, казалось бы, партнерские с США, Пакистан занял пророссийскую сторону. При этом, намеченный заранее визит премьер-министра Имрана Хана в Москву совпал по времени с началом операции, но отменен не был. Более того, в марте 2022 г. Хан открыто заявил, что испытывает беспрецедентное давление со стороны США, включая открыто высказанные лично ему угрозы, чтобы повернуть страну обратно в рамки проамериканской политики. На что он ответил уже исторической фразой: «Мы не рабы Америки». Аргумент Имрана Хана заключался в письме, отправленном послом Пакистана в Вашингтоне Асадом Ханом с протоколом его беседы с помощником госсекретаря США по делам Южной Азии Дональдом Лу. Лу ясно дал понять послу, что администрация Джозефа Байдена недовольна пакистанским лидером, особенно из-за его визита в Москву и встречи с Владимиром Путиным накануне начала спецоперации РФ на Украине, и что будут последствия, если Хану не будет объявлен вотум недоверия. Кроме того, Вашингтон действовал и через традиционно лояльную к нему армейскую верхушку — в данном случае — генерала Баджву, который за два дня до вынесения вотума выступил с разгромной речью о том, что Пакистану просто необходимо сотрудничать с США.

Впрочем понять пакистанскую военную и политическую элиту довольно легко. Большинство их сбережений хранится в банках Великобритании или США, их дети/внуки получают там образование или работают, бизнес большинства из них завязан там же… В общем, пакистанская верхушка действительно имеет сильную зависимость от англо-саксонского мира и ей очень дорого бы обошлось противостояние с Вашингтоном в настоящее время. И это вопрос не только материального плана, но и прямых угроз здоровью или жизни.

Впрочем, как показали события апреля­–мая 2022 года Имран Хан добровольно сдаваться не планирует. Начиная с момента его отставки, он беспрестанно критикует «старое» правительство (и есть за что — инфляция ускорилась, коррупция возросла, а элита начала откачку пакистанских резервов на личные счета за рубеж) и проводит многотысячные митинги своих сторонников с главными лозунгами «скорейшей отставки правительства Шарифа» и «проведения новых парламентских выборов в кратчайшие сроки». Стоит отметить, что правительство изначально легко отнеслось к данным митингам и считало, что постепенно они сами сойдут на нет. Однако поскольку численность участвующих в них постоянно росла, власть начала применять меры: обвинения Хана в том числе в богохульстве, аресты сторонников, угрозы и шантаж.

Кульминационным моментом стали события последней недели мая. На 25 мая 2022 г. Имран Хан назначил дату проведения последнего протестного митинга в Исламабаде, который по его замыслу должен был окончиться сидячей забастовкой рядом с парламентом страны до момента его официального роспуска и назначения даты новых парламентских выборов. Однако правительство Шарифа решило действовать на опережение. В ночь с 23 на 24 мая начались массовые аресты сторонников Хана, лидеров различных крыльев партии, депутатов… Причем официально по стране объявлено не было, но среди полиции и других силовых структур негласно был распространен приказ о введении ЧС и сопутствующих действиях. Соответственно большинство арестов было произведено в ночное время, причем полицейские проникали в дома через стены и заграждения никого не уведомляя, чтобы избежать активного противостояния. Хотя совсем тихо провернуть данные операции не удалось, в части домов им было оказано активное сопротивление, в части — была даже произведена видеосъемка, сюжеты которой быстро распространялись через социальные сети и мессенджеры. Утром 24 мая начались активные постройки заграждений на междугородних трассах и внутри крупных городов для того, чтобы помешать сторонникам Хана (понятно, что далеко не всех лидеров удалось арестовать) выдвинуться в Исламабад и провести там митинг. Укреплялась и оборона самого Исламабада. Основные методы — выставление на дорогах контейнеров, земляных валов, противотанковых ежей, бетонных плит, колючей проволоки и даже разбросаны осколки стекла на подходе к барьерам. Были мобилизованы все возможные полицейские резервы, установлены блокпосты и дежурные патрульные бригады. Несмотря на это, в тот же день активные сторонники Хана уже начали сносить контейнеры. Самому Имрану также грозил арест, что вызвало его экстренное перемещение в Пешавар, где сторонников Шарифа даже в среде полиции крайне мало.

Однако основные события развернулись 25 мая. С утра сторонники Хана вышли на снос полицейских заслонов и заграждений. Причем ситуация развивалась очень неоднозначно. В ряде мест митингующие смогли договориться с симпатизирующими им полицейскими чинами и загородки сносили при полном отсутствии сопротивления полицейских (они отходили в сторону), в Лахоре и ряде крупных городов были выставлены полицейские бригады, лично преданные Шарифу, и в протестующих летели дымовые шашки, выпускался слезоточивый газ… самых активных разгоняли дубинками и палками, что привело к достаточно большому количеству пострадавших. Но и митингующие, несмотря на это, не отходили, в ход шли защитные средства в виде масок или тканевых повязок, палки, камни… Героем социальных сетей стал парень, на лету поймавший дымовую шашку и сразу же бросивший ее обратно в полицейских. Нападению полицейских подверглись и женщины, которые участвовали в протестах. Так у бывшей министра здравоохранения Пакистана — члена PTI, приехавшей поддержать протестующих, полицейскими были разбиты стекла машины, более того, ее водитель и секьюрити была вынуждена выйти из машины и пристыдить их, после чего испытала настолько сильное состояние стресса, что полицейские же были вынуждены отпаивать ее водой, а министр здравоохранения пересела за руль сама, чтобы вернуться домой.

В результате заграждения и сопротивление полицейских было сломлено, и колонны митингующих выдвинулись в Исламабад. Стоит отметить, что часть дорог разблокировать не удалось и машины выезжали на центральные магистрали из деревень. К тому моменту, когда они добрались до Исламабада, в столице уже сняли большинство ограждений. Дело в том, что в самом Исламабаде были не только сторонники Имрана, постоянно проживающие здесь, но и часть (в основном молодежь) приехала сюда еще во второй декаде мая — именно с их помощью была произведена деблокировка города изнутри. Впрочем Верховный Суд Пакистана тогда же 25 мая срочно издал указ о разрешении митингующим входа в город и проведении акции в районах H9 и G9. И, хотя правительство Шарифа этот указ не подтвердило, полицейские сами также не оказывали особых препятствий. Количество митингующих было столь высоко, что к 9 часам вечера все главные магистрали Исламабада стояли в пробках. При этом полностью оставался заблокированным контейнерами и усиленными полицейскими нарядами правительственный квартал столицы, так называемая «Красная зона» или «D-Chock». К полуночи, число протестующих рядом с ним достигло такого числа, что от разблокировки и входа в парламентское здание их удерживало только отсутствие прямого приказа Хана. Объем слезоточивого газа, распыляемого полицейскими был настолько велик, что создавал по периметру зону нулевой видимости. Но и это уже перестало помогать — к 3 часам ночи с 25 на 26 мая в правительственную зону были введены войска. И хотя формально главнокомандующий (Баджва) заявлял о нейтралитете армии и выполнении ей исключительно целей охраны правительства, мало кто этому поверил. Тем более на том фоне, что некоторые члены правительства и «старых партий» прямо пообещали Имрану Хану физическое устранение.

Ранним утром 26 мая Имран Хан во избежание прямого столкновения с армией призвал своих сторонников отказаться от насильственных действий по разблокировке правительственного квартала и штурма, но при этом вынес правительству ультиматум: распустить парламент и правительство в шестидневный срок и назначить дату новых выборов не позднее июня 2022 года. Таким образом, несмотря на кажущееся спокойствие в стране, в настоящее время проходит самая настоящая кульминация противостояния между старым (prana) и новым (naya) Пакистаном. Срок действия ультиматума истекает в ночь на 1 июня 2022 г. Правительство явно готовится к противостоянию — столица укрепляется экстренными средствами блокировки. На диалог с Ханом никто не идет, параллельно усиливая процесс его очернения в прессе и выдвигая все новые и новые неподтвержденные ничем обвинения.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся