Блог Марины Бакановой

Искусственный интеллект и международные отношения

7 ноября 2022
Распечатать
«В начале было слово…». С момента осознания себя человеком, с момента пробуждения сознания человеческая жизнь и история кружились вокруг слов. Словом можно было выразить дружбу или начать войну, слово пробуждало в ребенке нового человека. Дипломатию нередко именовали «игрой слов». Однако, на смену словам пришли цифры: искусственный интеллект способен генерировать миллионы слов в несколько секунд, создавая новые способы манипуляции сознанием.


ai-gd9d6f7a85_1920.jpg Источник: Pixabay

Прошло почти 100 лет с того момента, когда в концепции Baby Machine Алана Тьюринга было положено начало обсуждению создания машин, которые были бы способны к самостоятельному решению сложных задач. Главная идея была в том, что искусственный разум должен учиться постепенно, на манер маленького ребенка, а не сразу создаваться «умным взрослым» с ограниченным набором знаний и умений. В настоящее время мы называем этот процесс машинным обучением [1]. Термин «Искусственный интеллект» был сформирован в Университете Дартмута в США, где летом 1956 года прошла первая рабочая конференция с участием Маккарти, Минского, Шеннона, Тьюринга и других ученых. Значительный прорыв в практической развитии концепции произошел только в 21 веке в связи с развитием новых теорий и моделей обучения для многослойных нейронных сетей, заложивших фундамент теории глубокого машинного обучения, а также с налаживанием производства недорогих, но высокопроизводительных компьютеров в области IT [2].

В настоящее время под термином «Искусственный интеллект» подразумеваются программные системы и применяемые в них методы и алгоритмы, главной особенностью которых является способность решать интеллектуальные задачи так, как это делал бы размышляющий над их решением человек. Собственно сфера ИИ делится на три типа: слабый, средний и сильный. К задачам «слабого ИИ» относятся – решение вопросов в качестве кибернетического аппарата, работающего по предписанным человеком законам и правилам. В настоящее время делаются ставки на активно развивающийся «средний ИИ», который имеет элементы адаптивного самообучения, совершенствуясь по мере накопления данных, выдающий новые классификации, анализ по новым алгоритмам и т.д. Сферой «сильного ИИ» считается симуляция элементов высшей нервной деятельности человека, переживание эмоций – его развитие только проектируется на 2030-2050 гг. Наиболее спорным вопросом является возможность создания «Сверх ИИ», превосходящего способности человека во всех областях. [3] Однако, ситуация пандемии (c 2019 года по настоящее время) и СВО (с 24 февраля 2022) доказали абсолютную необходимость в динамическом развитии Искусственного интеллекта как собственно, так и на законодательном уровне.

Несмотря на то, что активизация развития ИИ в рамках международных отношений началась с 2018 года, к настоящему моменту достигнуть прорывных концепций не удалось. Тем не менее, безусловно развитие ИИ положит начало изменению существующего мирового порядка и архитектуры мировой безопасности. Существует вполне реальная опасность возникновения новой гонки вооружения уже в сфере технологий искусственного интеллекта, при том, что потенциальные военные технологии ИИ находятся в «серой зоне» международного права и никак не регулируются.

Наиболее эффективными в настоящее время перспективы применения ИИ в рамках международных отношений можно назвать:

1. Ведение документооборота, как в рамках министерств, так и на уровне посольств. Безусловные плюсы: снижение вероятности человеческих ошибок и коррупционных схем, повышение эффективности работы. Минусы: сложности обслуживания программно-технологических комплексов, их защита от сбоев и кибератак, а также обеспечение конфиденциальности данных организаций и граждан.

2. Использование виртуальных помощников вместо части чиновников, что позволит поддерживать связь граждан с организациями и одновременно сократить количество непосредственных обращений в аппарат МИД или консульские отделы Посольств. Одновременно сокращается и бюджетный фонд заработной платы.

3. Системы анализа больших данных и предсказания событий – особенно актуально предсказание вспышек эпидемий, конфликтов (в том числе военных) и прочих международных сдвигов.

4. Системы поддержки принятия дипломатических решений в сложных условиях, особенно в условиях дефицита информации или сложности ее верификации.

5. Системы автоматического анализа и поиска подтверждений относительно «громких» видео, аудио и текстовых материалов в рамках программ «Антифейк», для быстрого дипломатического реагирования на провокации в социальных сетях, интернете и т.п.

При этом стоит отметить, что международные отношения современности и геополитика – это область высокого риска, где за глобальные ошибки придется расплачиваться не только здоровьем и жизнью людей, но и возможно целых народов, стран или континентов. Потенциально – использование ИИ в международных делах и дипломатии может нарушить хрупкий баланс миропорядка.

Безусловно, можно отметить, что развитие ИИ оказало значительное влияние на геополитические и военные доктрины развитых стран. Не исключена возможность развития надолигархической модели при спайке политических и бизнес интересов в рамках конкретных государственных машин. Собственно говоря, при грамотном развитии ИИ технологий вполне возможен новый виток колониализма, когда более слабые в этом отношении страны попадут в зависимость от более сильных и фактически – будут управляться удаленно при правителях-марионетках. В данном варианте – мир ждет глобальная гонка ИИ технологий и вооружений, которая не будет регламентироваться никакими международными законами и которая вполне может закончиться Мировой войной ИИ вплоть до разрушения собственно цивилизации.

Примером возможности такого поворота может служить США, где еще в 2018 году было положено начало созданию военной доктрины о применении ИИ. Стратегия национальной обороны 2018 г. предполагает, что ИИ, скорее всего, изменит характер войны. И потому, по словам 50 замминистра обороны Патрика Шэнахэна, Соединенные Штаты «должны стремиться к применению ИИ с дерзновением и готовностью» [4] А уже к 2020 году была разработана довольно подробная программа «Artificial Intelligence and National Security» [5]. Собственно говоря, в 2022 году можно было воочию наблюдать службу определенных программ ИИ в рамках международных отношений, продвигаемых США в том числе и в противодействию СВО на Украине. Более того, можно отметить, что применение разработок ИИ не было регламентировано в рамках международных законов, практик и традиций и зачастую выдавалось за «реальность». Вероятно не последнюю роль в развитии мировой реакции на СВО сыграл так называемый «заурядный обман» (англ. banal deception), которому подвергается человек при взаимодействии с коммуникативными ИИ-технологиями, запрограммированными определенным образом своими создателями или путем создания фейков и дипфейков. Массивная информационная антироссийская интернет-кампания в марте-апреле 2022 года определенно носила характер использования ИИ.

Также весьма сложным является вопрос нарастания неравенства и поляризацию в глобальном обществе. Часть людей, особенно из развивающихся стран потеряют «свою ценность» в рамках нового мира, в связи с тем, что эффективность машины станет выше эффективности человека. [6] Можно сказать, что ИИ в настоящее время активно влияет на мировой капитализм, а значит – и на мировую политику как минимум в рамках оптимизации капитала. Несмотря на то, что часть исследователей выдвигает возможность построения «социалистического общества с высокой степенью социальной ответственности» путем использования ИИ, в основной части преобладают скептики неомарксистского направления. Они предполагают усиление классового неравенства, расслоение государства и мира на «центр» и «периферию», усиление безработицы и связанные с этим миграционные потоки. Более того, миграционное давление можно будет «создавать» искусственно, также используя технологии ИИ и «наказывать» с их помощью сопротивляющиеся страны. Что несомненно отразится на международных отношениях и дипломатии. [7]

Сбор больших баз данных (Big Data) в настоящее время нельзя назвать «благотворительным проектом». В большей степени эти действия нацелены на властвование и защиту тех, кто получает наибольшую прибыль при этом – нередко избегая ответственности. И примером данной ситуации может служить не только Китай (где есть хотя бы минимальные гарантии государственного контроля), но и США. Практически во всех штатах прошли скандалы со сливами баз данных или раскрытием сведений о конкретных людях, которые никак не регламентируются законодательно, а значит – конкретный человек получает вполне конкретный ущерб, который ему никто не компенсирует. [8] Собственно говоря, этот же «слив» данных может быть осуществлен недружественными странами с более развитыми системами хакерства или ИИ в данной сфере, что может стать угрозой национальной или международной стабильности, а может стать и определенной мерой коррупции, давления, принуждения, вербовки и др.

Можно рассматривать ИИ в рамках концепции «доминирования белой расы», что связано именно с неоколониализмом посредством сферы ИИ. [9] Однако, более верной будет концепции о продвижении идеи монополярного мира (США и его сателлиты в виде Европы, Австралии и Японии) в новом формате. На базе доминирующих разработок в компьютеростроении, системах интернета, собственно в ИИ данные страны вполне могут попробовать диктовать свои условия остальному миру. Угроза лишиться доступа к мировой глобальной сети в настоящее время признается весьма серьезной. На практике, частично ее преодолеть смог только Китай, и к преодолению в настоящий момент стремится Россия. Более слабым странам постройка собственного производства или развертывание параллельных сетей попросту недоступна.

Следует отметить, что развитие ИИ принесет изменения в проблему стратегической безопасности и стратегической стабильности. Создание системы глобального спутникового контроля и возможности наблюдения за любым объектом в режиме нон-стоп – это уже реальности сегодняшнего дня, которые возможно наблюдать в рамках СВО. Конечно, полной автоматизации процессы шпионажа еще не достигли уровня автоматизма и за принятием решений так или иначе стоят конкретные люди, однако – дальнейшее развитие безусловно возможно. Безусловно, большинство эскалаций замерших конфликтов будет возможно «благодаря» большему развитию сетей ИИ-шпионажа. С учетом современной ситуации с нарушениями международных отношений и международного взаимодействия, технологии шпионажа будут только развиваться с возможным обменом исключительно в рамках условно дружественных стран. Преднамеренная эскалация кризисов и увеличение вероятности конфликтов при таком взаимодействии только увеличивается. К сожалению, проблема сдерживания в киберпространстве сейчас практически не обсуждается. [10] А ввиду современного состояния международных отношений – является вообще невозможной в обозримом будущем.

Точно также, идея однополярного мира, реализуемая с помощью ИИ может оказывать глобальное влияние на культуру стран, выстраивая идею «одной, правильной» культуры. В таком случае, локальные культуры, которые не захотят вливаться в «единую семью» будут постепенно выдавливаться за рамки глобальной сети и растворяться ввиду отсутствия поддержки. Возможно продвижение и единой глобальной культуры и культурных ценностей, специально разработанных для большинства населения Земли.

Таким образом, можно выделить следующие моменты в рамках влияния ИИ на международные отношения:

1. Социально-экономическое влияние – оптимизация мирового капитала, повышение уровня безработицы и миграционных волн, проблема больших баз данных и конфиденциальности, экологические проблемы.

2. Международно-политическое влияние – «власть ради власти» и однополярный мир, нарушение стратегической стабильности, «выход» части международных отношений в киберпространство.

3. Культурное влияние – идея «одной, правильной» культуры на базе однополярного мира.

Несомненно, проблема ИИ глобальна и воспринимать ее в рамках отдельной специальности довольно сложно. Она оказывает активное влияние на повседневную жизнь большинства людей. Несмотря на огромные плюсы, в развитии ИИ есть и значительные минусы, которые уже можно наблюдать в режиме реального времени. Причем, с учетом политической ситуации 2022 года, разрешить противоречия в рамках международных переговоров практически невозможно.


Библиография 

1. Taylor Ian (2015) Alan M. Turing: The Applications of Probability to Cryptography the National Archives in the UK at www.nationalarchives.gov.uk using reference number HW 25/37, 33p

2. Kamath U., Liu J., Whitaker J. (2019) Deep Learning for NPL and Speech Recognition. Springer. 621 p.

3. Bostrom N. (2014) Superintelligence: Paths, Dangers, Strategies. Oxford: Oxford University Press. 352 p

4. Department of Defense, Summary of the 2018 National Defense Strategy, p.3, https://dod.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf.

5. Artificial Intelligence and National Security 2020 URL: https://crsreports.congress.gov/product/pdf/R/R45178

6. Коробков А.Д. Влияние технологий искусственного интеллекта на международные отношения. Вестник МГИМО-Университета. 0;. https://doi.org/10.24833/2071-8160-2021-olf1

7. Makridakis S. (2017). The Forthcoming Artificial Intelligence (AI) Revolution: Its Impact on Society and Firms. Futures. Vol. 90. P. 46-60.

8. Crawford K. (2021). Atlas of AI: Power, Politics, and the Planetary Costs of Artificial Intelligence. Yale University Press. 336 p.

9. Katz Ya. (2020). Artificial Whiteness: Politics and Ideology in Artificial Intelligence. Columbia University Press. 352 p

10. Nye J. 2017. Deterrence and Dissuasion in Cyberspace. International Security. 41(3). Р. 44-71

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся