Блог Михаила Дергачёва

Колеблющаяся политика Индии и ее преимущества

20 октября 2022
Распечатать

В избирательной системе Соединённых Штатов Америки существует понятие «swing state», которым обозначают штат, где явного преимущества в ходе выборов и перед их началом не имеют ни демократы, ни республиканцы. От таких штатов в большей степени зависит результат голосования, что значительно повышает их важность. Ту же ситуацию можно наблюдать на международной арене с поправкой на то обстоятельство, что «колеблющимся» может оказаться любой штат, но не любое государство. В международных отношениях «swing state» синонимично «swing power». Соответственно, речь идёт о государстве, имеющем одновременно сильные позиции на мировой арене и «колеблющийся» внешнеполитический курс. Эти страны оказываются самыми желанными партнёрами для крупных акторов, поскольку их незакрепленная внешнеполитическая ориентация позволяет значительно усилить и без того мощного союзника в решающий момент. Генеральный директор CNAS (Centre for a New American Security) в своей статье «International Order and Global Swing States» выделил 3 основных признака такого государства: большая быстрорастущая экономика, стратегическое географическое положение (центральное положение в регионе или же стык нескольких регионов) и демократический режим как залог возможности реализации первых двух преимуществ. На сегодняшний день этими признаками обладают Турция, Индонезия, Бразилия и Индия. На последней заострим своё внимание.

37ea4e84391901.5d5bb8e20e039.jpg

Источник: Behance

Имеет все шансы

На сегодняшний день Индия — третья экономика и четвёртая армия мира, вторая страна по численности населения, которое при этом значительно моложе, чем в остальных великих державах. Эти факторы определённо подтверждают фрагмент «power» в рассматриваемой нами формулировке. Индия — очевидный кандидат на звание нового центра силы, принимаемые ей внешнеполитические решения чрезвычайно важны для мирового сообщества. Почему же Индия «колеблется»?

Формирование «колебательной» традиции

Можно предположить, что на современном этапе неоднозначность курса Нью-Дели объясняется историческим наследием. После обретения Индией независимости в 1947 г. основными внешнеполитическими целями государства стали: недопущение участия в военных конфликтах, интенсификация торгово-экономических связей на правах уже самостоятельного субъекта мировой политики, увеличение объёмов иностранной помощи. Эти задачи были обусловлены необходимостью проведения модернизации Индии. Стояла цель — догнать в развитии страны Запада или хотя бы приблизиться к ним. Осуществить поставленные цели и задачи в условиях холодной войны оказалось возможно только ловко балансируя между враждующими лагерями и не вступая в военные конфликты, откуда и началась история движения неприсоединения — яркого проявления «swing power».

Начало данному движению в Индии положили действия США, когда в середине 1950-х гг. было организовано американо-пакистанское военное сотрудничество в целях противостояния социалистическому блоку на его южных границах. Ответом Индии стало сближение с соцлагерем, прежде всего с СССР. Так, если в первые годы независимости страна была куда больше расположена к западному лагерю, после обозначенных событий была установлена равноудаленность Индии от двух противоборствующих систем.

Стоит заметить, что выгоды от неприсоединения к военным блокам и неучастия в военных конфликтах руководство страны оценило достаточно быстро. Этим объясняется поведение правительства после неудачного пограничного конфликта с Китаем в 1962 году. Кажется очевидным, что на волне общественной напряженности или как минимум негативного восприятия коммунистических режимов Индия могла бы вступить в союз с Западом, получив при этом множество привилегий, развитие военной инфраструктуры, прямую иностранную помощь и т.д. Тем не менее куда более важным в Нью-Дели сочли возможность сохранить геополитическую гибкость. Тенденция не потеряла актуальность и в наше время.

Природа явления

«Swing power» нельзя назвать просто политикой государства, действиями, осуществляемыми конкретным правительством в тот или иной момент исторического развития. Это более объёмная характеристика, выражающая особенность индийской внешней политики — традиционную преемственность.

Тем не менее в наши дни в индийском экспертном сообществе неприсоединение и «колебания» всё чаще принято объяснять вполне рациональными соображениями политического реализма. Термин «стратегическая автономия» прочно вошёл в дискурс индийской внешней политики. Подразумевается под ним обращённое внутрь себя стремление обеспечить не только безопасность страны, но и недопущение потери различных выгод.

Здесь можно рассмотреть другую тесно связанную или даже вложенную в «swing power» концепцию мультиприсоединения, пришедшую на смену неприсоединению. Суть в том, чтобы участвовать в как можно большем количестве межправительственных, региональных, экономических и каких угодно других международных организаций. При этом они могут и даже должны быть на разных полюсах конфронтации. Так Индия одновременно состоит в ШОС, БРИКС, уже упомянутом соглашении Quad. Интересно, что Нарендра Моди в конце июня посетил саммит G7, а уже в сентябре первый замминистра иностранных дел Индии Винай Кватра заявил: «Индия не является членом «Группы семи» и не рассматривает возможность введения потолка цен на российские энергоносители».

Как уже было сказано ранее, индийское видение предполагает взгляд вовнутрь, достижение своих интересов путём сотрудничества со всеми лагерями, пусть даже испытывающими сильную неприязнь друг к другу. Поэтому участвовать в парадигме индийской внешней политики можно и нужно во многих форматах, но как только приверженность тому или иному из них заставляет отказаться от каких-либо выгод на пути к достижению национальных интересов или какие-либо жесткие обязательства, заинтересованность в участии резко снижается. Это база внешнеполитической призмы Нью-Дели, которая, какой бы двойственной она ни казалась, приносит государству очевидные дивиденды.

Чтобы и в будущем оставаться «колеблющейся» силой и иметь возможность не вступать в военно-политический союз с какой-либо крупной державой, Индия пытается развивать автономию во всех областях. Так, например, сейчас Нью-Дели задумывается о создании собственной поисковой системы и национальной электронной торговой платформы. IT-сектор в индийской республике развит очень хорошо, специалисты оттуда часто оказываются устроены в Кремниевой долине. В данной сфере поиск собственных решений и отказ от попыток находить более выгодные и способствующие укреплению отношению с различными партнерами жизненно необходимы, поскольку в XXI веке цифровая независимость становится равна независимости государственной. Более того, цифровая независимость — это престижно, ведь страна самостоятельно справляется с одной из наиболее сложных областей применения человеческого интеллекта.

На вершине треугольника Киссинджера

Также можно усмотреть проявление концепции «swing power» при анализе треугольника Китай – Индия – США. Сегодня распространена парадигма, в рамках которой Соединённые Штаты считаются главным стратегическим партнёром Индии с постоянно интенсифицирующимися двухсторонними отношениями. Китай же в силу некоторых причин видится первым оппонентом Нью-Дели. Тем не менее при ближайшем рассмотрении можно увидеть всю ту же двойственность отношений в данном треугольнике. У США с Индией всё складывается далеко не так гладко. Причины этому следующие: ключевым образом различающийся ценностный аппарат нынешних правительств, неочевидность гарантий безопасности со стороны Соединенных Штатов (кейс Афганистана), нежелание терять таких традиционных партнеров, как, например, Россия. В то же время с Китаем, несмотря на все сложности в отношениях двух стран, Нь-Дели связывает многое. Во-первых, это первая статья индийского импорта. Если с США индийцы держат постоянный торговый профицит, то с Китаем ситуация обратная, соответственно, их товары, главным образом ресурсы и высокотехнологичное оборудование, для Индии трудно заменимы и стратегически важны. Во-вторых, страны принадлежат к одному макрорегиону, имеют общую границу и множество территорий «общего соседства», что несомненно, влечёт необходимость поддержания отношений. В то же время есть давний приграничный конфликт, есть общий политический тренд на сближение со Штатами, поэтому «swing power» работает и здесь. В данном треугольнике Индия всегда остаётся наверху, получая преференции с обоих оставшихся углов.

Вывод

Индия — государство нового типа, с внешнеполитическим мышлением, позволяющим «дружить» со всеми и никогда не дружить против кого-то. Сформировано это мышление посредством работы множества факторов: исторических, идеологических, а также сформированных вполне реальными интересами. Мастерство, с которым Нью-Дели лавирует между великодержавными оппонентами заслуживает восхищения. Думать о том, что в ближайшем будущем внешнеполитический курс страны изменится и она будет вести себя более однозначно не приходится — «колебательная» динамика с Индией надолго.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся