Блог Ксении Быкановой

Начало 2020 года: противостояние Ирана и США

7 Февраля 2020
Распечатать

2018 год был полон событий во внешней политике США: от торговой войны с Китаем, введения санкций против КНДР и выхода из ядерного соглашения (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД) с Ираном до решения вывести войска из Сирии. Однако если мы внимательно проанализируем события того года, то заметим, что в 2019 г. Вашингтон действовал более рискованно, особенно в области нераспространения ядерного оружия. При условии, что администрация Трампа продолжит выбранный курс внешней политики, США, вероятно, окажутся в более напряженных отношениях с тремя ядерными державами: Россией, Ираном и Северной Кореей.

iranusa.jpg

Nazanin Tabatabaee/WANA

За последний год риск возникновения войны на Корейском полуострове снизился. Стратегия администрации Трампа остается непостоянной, поскольку зависит от меняющейся политики Северной Кореи. После термоядерных испытаний в 2017 г., которые вызвали угрозы со стороны Трампа, лидер КНДР Ким Чен Ын в своем новогоднем обращении 2018 года отдал указание «массово производить» ядерные боеголовки. Директива осталась неизменной и в обращении 2019 года. Вскоре начался мирный процесс между двумя Кореями. В июне состоялся исторический саммит в Сингапуре с участием США.

В следующем году Соединенные Штаты могут оказаться не в одной, а в трех кризисных ситуациях. Переговоры с Северной Кореей будут сорваны, ситуация с контролем над вооружениями между США и Россией еще более ухудшится, и Иран начнет нарушать свои обязательства по ядерной сделке 2015 года. Учитывая развитие событий, мы упустили важный фактор. Как и ожидалось, за последние несколько лет США развязали ядерное противостояние с Россией, КНДР и Ираном. Однако Вашингтон также пристально следил за тем, как Индия и Пакистан оказались на грани тотальной войны и множество союзников США начали переосмысливать свои политические стратегии. Если правительства в Вашингтоне и других странах не предпримут быстрых действий для изменения курса, в будущем эксперты могут вспоминать 2019 год как поворотный момент от эпохи относительного спокойствия к эпохе наращивания ядерного потенциала и его распространения. Другими словами, мы можем увидеть новый поворот в вопросе распространения ядерного оружия.

Во главе длинного списка тревожных событий стоит повышенный риск гонки ядерных вооружений между Вашингтоном и его наиболее могущественными соперниками. Прекращение в начале этого года Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) стало первым сигналом проблем. Первое соглашение, когда-либо запрещавшее целую категорию систем доставки ядерных материалов, соглашение 1987 года было краеугольным камнем контроля над вооружениями США и России на протяжении более трех десятилетий. Но Соединенные Штаты обвинили Россию в нарушении условий соглашения и выразили обеспокоенность по поводу большого арсенала ракет средней дальности, который Китай создал без каких-либо договорных ограничений в последние годы. В феврале Вашингтон объявил, что перестанет соблюдать договор. Через несколько месяцев он полностью вышел из соглашения.

Еще более угрожающей является ядерная программа Ирана. Америка вышла из соглашения с Ираном, подписанного в 2015 году с шестью мировыми державами. Трамп утверждал, что сможет договориться о более выгодной сделке, которая также заключалась бы в неядерной региональной деятельности Ирана — предложение, которое он повторил на своей пресс-конференции. Прошлым летом звучало предположение, что Иран готов к переговорам. Но об этом сейчас не может быть и речи. 5 января Иран заявил, что больше не будет соблюдать какие-либо ограничения на обогащение урана. Если Иран получит бомбу, США кардинально изменят подход относительно применения военной силы против Тегерана.

Американская стратегия в отношении Ирана — это не проведение переговоров, а наложение санкций. Тем не менее, угрозы против Ирана вряд ли сработают. Можем вспомнить, что другие режимы дольше сопротивлялись американскому давлению. Поскольку стратегия Америки неясна, опасность затягивания конфликта остается.

Между тем санкции и сдерживание постепенно станут менее действенными. Если политика США придерживается устойчивого курса против Ирана, то она будет направлена на повторные санкции, постоянные военные действия против агрессии Ирана. Трамп пытается найти выход из ситуации. Однако, вероятно, он потерпит неудачу, потому что его стратегия в отношении режима в Тегеране зависит от присутствия Америки на Ближнем Востоке, чтобы сдержать Иран. Убийство генерала Сулеймани может выглядеть как краткосрочная победа, но это не решает проблему отношений Америки с Ираном.

Акт США можно назвать безрассудным, поскольку американские возможности на Ближнем Востоке не соответствуют тому вызову, который они бросили иранскому режиму. Напряженность отступила: Иран нанес точечный удар по второстепенным объектам в Ираке, ущерб был небольшой. Убийство Сулеймани, на которое пошел Трамп, — это отступление президента. Очередная эскалация на Ближнем Востоке могла бы привести к затяжному конфликту с непредсказуемыми последствиями. Это сказалось бы и на мировой экономике, так как Иран может быстро закрыть Ормузский пролив, через который поставляется треть потребляемой нефти на мировой рынок.

Санкции США подрывают экономику Ирана. Иранские лидеры сталкиваются с существенными ограничениями. В мае 2018 года США вышли из СВПД, который ограничивал возможности Ирана по разработке ядерного оружия. После этого Иран ответил более провокационно. Среди ответных действий самым громким стало уничтожение американского стратегического разведывательного беспилотника над Персидским заливом.

В 2020 году Иран возобновил обогащение урана. 5 января Иран отказался от последнего из нескольких ограничений на обогащение урана, которые были введены в рамках СВПД. Он не вышел из соглашения. Но заявляет о своей способности возобновить исследования продвинутых центрифуг и обогатить уран до уровня, превышающего предписанные соглашением ограничения. Это, в свою очередь, значительно увеличивает потенциал создания ядерного оружия. Более того, Иран заявил, что готов вернуться к выполнению обязательств по СВПД, если с него снимут санкции.

Создание ядерной бомбы заставит Вашингтон либо принять этот факт, либо начать кампанию против ядерных объектов Ирана. Такая кампания, безусловно, может задержать создание Ираном ядерного оружия на несколько лет. Однако она вряд ли остановит запущенный процесс. Это означает, что чем ближе Иран к созданию ядерного оружия, тем больше уступок он может потребовать в качестве компенсации за возвращение к ограничениям. Иран не отвергает этот возврат, а, наоборот, все еще настаивает на своём. После столкновения с открытыми угрозами атак Трампа на важные исторические объекты стремление к ядерному сдерживанию, безусловно, остается.

В чьих руках может оказаться дипломатический инструмент — или настоящая бомба — неясно. Иран знает, что четыре десятилетия теократии привели к разочарованию многих людей. Смерть Сулеймани собрала толпы народа, которые хотели проводить своего героя войны. Людям было все равно, что священнослужители не одобрили почетного караула с оружием и речи женщины, дочери генерала. Навряд ли смерть священнослужителя смогла бы найти такой отклик у граждан. Таким образом, можно ожидать, что Иран будет становится все более военизированным.

Десятилетия американских санкций означают отсутствие Америки в Иране. Опасаясь ухудшения отношений с США, многие европейские и японские компании тоже держатся подальше. Компании отказываются работать в регионе, чтобы избежать американских санкций, особенно после того, как президент Дональд Трамп восстановил ту их часть, которая была отменена в рамках сделки по обузданию ядерной программы Ирана.

Чего стоит ожидать от дальнейшей политики США и Ирана? Мы считаем, что события в начале января 2020 года сыграли Тегерану на руку. Во-первых, Иран контролирует Ирак, в то время как Вашингтон не может помешать этому. Во-вторых, Ирак проголосовал за вывод иностранных войск (прежде всего американских) с территории страны. Ирак перестал быть сферой влияния Америки. Угрозы Трампа уничтожить культурные объекты и нанести ядерные удары по Ирану выступают против самих США. Стоит учитывать и то, что Вашингтон не начнет войну против Тегерана, обладающего мощной армией. Следовательно, Иран выходит победителем из противостояния, увеличивая своё влияние на Ближнем Востоке.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся