Сдвиг поколения

Шаткий суверенитет. Приведет ли "Брекзит" к новому референдуму в Шотландии и Северной Ирландии?

27 Февраля 2020
Распечатать

На фоне недавнего «Брекзита» и нарастающих сепаратистских настроений в Шотландии и Северной Ирландии, желание Премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона построить мост через Ирландское море является политическим маневром, цель которого отвлечь от возможных референдумов о независимости.

Автор: Виктория Малушенко

1280px_brexit_crowds_in_parliament_square.jpg

Толпа на Парламентской площади в Лондоне ожидает момент выхода Великобритании из Евросоюза вечером 31 января 2020 года. Фото: Andrew Davidson / Wikipedia

На прошлой неделе СМИ сообщили, что Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон намеревается построить мост через Ирландское море между Северной Ирландией и Шотландией. Так он хочет объединить два острова. Строительство данного моста поможет значительно увеличить уровень торговли и туристический поток, отмечает Судоходная Палата Великобритании.

На фоне недавнего «Брекзита» и нарастающих сепаратистских настроений в Шотландии и Северной Ирландии, желание Джонсона построить мост является политическим маневром, цель которого отвлечь внимание от возможных референдумов о независимости в этих двух проблемных регионах.

Эхо Брекзита

31 января Великобритания официально вышла из Евросоюза почти через четыре года после референдума о независимости и непростых переговоров с европейскими политиками. Фактически Борис Джонсон довел до конца то, что начала его предшественница Тереза Мэй, которая вынуждена была уйти в отставку после серии неудачах раундов переговоров с Европейским Союзом.

«Вообще характер будущих финансово-экономических и правовых отношений Британии и ЕС на данный момент сложно предугадать, так как сейчас подданные Великобритании перестали быть гражданами ЕС», - профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Руслан Костюк.

Борис Джонсон добился успеха, но дело в том, что все это может спровоцировать волну сепаратизма в проблемных регионах Объединенного Королевства, а именно в Шотландии и, возможно, Северной Ирландии.

Например, в январе первый министр Шотландии Никола Стерджен уже обращалась к Джонсону с просьбой передать полномочия законодательному собранию Шотландии для того, чтобы провести повторный референдум о независимости. Как ранее отмечала Стерджен, повторное голосование поможет жителям Шотландии остаться европейской нацией или стать самостоятельным государством. Но Джонсон отказал ей, аргументируя это тем, что Шотландцы высказали свое мнение ещё в 2016 году во время прошлого референдума. Также он заявил, что повторный референдум может привести к усилению стагнации в стране.

Напомним, что большинство жителей Англии и Уэльса проголосовало за выход из Евросоюза, а именно 17,4 млн человек , а люди, проживающие в Северной Ирландии и Шотландии, 16,14 млн человек, были категорически против.

Дилемма Джонсона

Сегодня власти Великобритании столкнулись со сложным выбором — отказать или разрешить референдум. Дилемма в том, что и одобрение, и отказ на проведение референдума могут привести к одинаковым результатам — к очередным социально-политическим волнениям, а также к усилению сепаратистских и националистических настроений как в Шотландии, так и в Северной Ирландии. В данной ситуации срабатывает так называемый «эффект домино».

«В Шотландии общественное мнение достаточно четко проевропейское. Выход Британии из ЕС условно увеличил число сторонников независимости Шотландии. За это и выступает Шотландская Национальная Партия», — отмечает Костюк.

Несмотря на то, что Шотландия вот уже более трёх веков находится под крылом Великобритании, по сути борьба с англичанами за автономию идет с 12 века по настоящее время. Сегодня она усугубляется и тем, что у берегов Шотландии находятся нефтяные месторождения, что только «подпитывает» и без того сильные сепаратистские настроения. С возникновением независимого парламента в Шотландии, который был учрежден в 1998-1999 годах, стремление к независимости активизировалось.

«Шотландское общественное мнение явно разделено. Далеко не все шотландцы сторонники сохранения членства в Европейском Союзе, но они одновременно являются адептами выхода из Великобритании, — полагает Костюк. — Шотландское правительство будет требовать от Лондона референдум, но пока непонятно, готово ли оно пойти на несогласованный референдум. Каталонский пример показал, что это достаточно рискованная авантюра» [ Референдум о независимости Каталонии от Испании, который состоялся 1 октября 2017 года, привел к массовым протестам и арестам участников демонстраций и инициаторов референдума].

Более того, возможный выход Шотландии принесёт большие убытки для экономики Британии и, по сути, приведет к развалу страны. Если референдум состоится и Шотландия станет независимой, то тогда большие запасы нефти и газа, добываемые в Северном море, перейдут шотландцам, при условии, что море разделяется по международно-признанным морским границам.

В любом случае решение о проведении референдума дастся Джонсону и его команде нелегко, но от него зависит, увидим мы на мировых картах новое государство или же будем наблюдать внутриполитические противоречия.

Сейчас спрогнозировать возможный выход Шотландии из Великобритании крайне сложно, практически невозможно. Костюк считает, что референдум вполне вероятен, но независимость – вряд ли. «Правительство Джонсона и правящая Консервативная партия все-таки готовы в ближайшее время позволить проведение этого референдума. Власти Великобритании и автономной Шотландии в любом случае будут пытаться организовывать диалог. Но я не думаю, что в ближайшие несколько лет мы увидим независимое Шотландское государство».

Виктория Малушенко, начинающий журналист-международник, учится на подготовительных курсах международной группы в Школе Журналистики Владимира Мезенцева в Доме Журналистов.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся