Сдвиг поколения

Хрупкий прагматизм. Как Россия и Турция снова оказались на грани войны, но остановили ее

9 Марта 2020
Распечатать

Турция и Россия борются за влияние на Ближнем Востоке, но при этом пытаются налаживать взаимовыгодные отношения. Им это пока удается, судя по тому, что 5 марта был подписан меморандум и стороны пошли на перемирие. Это, несомненно, прагматизм, но он хрупок и в любой момент может разрушиться.

screen-shot-2020_03_09-at-6.41.37-pm.png

Российско-турецкие переговоры 5 марта 2020 года. Фото: Kremlin.ru

Автор: Вадим Фоменков

10 марта делегация российских военных отправится в Турцию, чтобы начать урегулирование ситуации в Идлибе — подготовиться к совместному патрулированию сирийской трассы M4 «Латакия-Алеппо» в рамках режима прекращения огня в регионе.

Перемирие было достигнуто в результате подписания меморандума российским президентом Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 5 марта. Обе стороны, в соответствии с договоренностями, планируют также создать безопасный коридор в шести километрах к югу и северу от трассы M4. Министр обороны Турции Хулуси Анкар ранее заявил, что Россия и Турция начнут совместное патрулирование трассы M4 15 марта.

Очередной конфликт между странами, ранее считавшимися союзниками в Сирии, обострился в конце февраля. Именно тогда были убиты 33 турецких военных в результате обстрела сирийскими войсками при поддержке военных сил России. В этом же месяце советник президента Турции Мессут Хакки заявил, что Турция готова начать войну с Россией. «В прошлом мы сражались с Россией 16 раз, мы сделаем это снова, наша месть будет ужасной», — цитирует чиновника издание Ahval в Twitter.

В это же время Министерство обороны России заявило, что турецкие войска, попавшие под удар, находились среди террористов, наступавших на сирийскую армию. Поскольку они не передали свои координаты, то случайно попали под обстрел, уточнили в российском военном ведомстве. Тем не менее, Турция утверждала, что удары по позициям турецкой армии наносились, несмотря на координацию действий с Россией.

Все это привело к обострению российско-турецкого конфликта, который был улажен 5 марта на встрече Путина и Эрдогана в Москве. Несмотря на попытки Москвы и Анкары урегулировать конфликт, соблюдение условий меморандума продвигается со скрипом. Так, за сутки со дня подписания соглашения было зафиксировано 20 нарушений режима прекращения огня в Сирии, согласно информационному бюллетеню Министерства обороны России. Крайне напряженная ситуация между Турцией и Сирией может вскоре снова нарушить временное перемирие.

Яблоко раздора: Сирия и Ливия

Россия и Турция ведут себя на Ближнем Востоке, как «заклятые друзья»: их дружба нестабильная и ситуативная, может легко перерасти во вражду. В прошлом уже были прецеденты: в ноябре 2015 года турецкая ракета сбила российский самолет на сирийско-турецкой границе. Тогда Москва ввела санкции против Анкары, российский и турецкий лидеры общались на повышенных тонах, а ситуация обострилась настолько, что нельзя было исключать и военного противостояния между двумя странами.

Однако напряжение удалось снизить частично благодаря тому, что президент Турции извинился перед Россией. Тогда здравый смысл возобладал. Прагматизм побеждает и сегодня, однако насколько хватит терпения у Москвы и Анкары продолжать в том же духе? По сути, сейчас они находятся на пороховой бочке Ближнего Востока, и любое неловкое движение может привести к плачевным последствиям.

Геополитические амбиции Турции и России только усугубляют ситуацию. С одной стороны, Анкара стремится установить былое господство на Ближнем Востоке как преемник Османской империи. С другой стороны — Россия пытается укрепить свои позиции в этом регионе с момента начала своей кампании в Сирии осенью 2015 года. Примечательно, что и Россия, и Турция изначально мотивировали свою политику борьбой с боевиками из «Исламского государства» (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная на территории России).

Если с 2015 года яблоком раздора была и по-прежнему остается Сирия, то в 2019 году масло в огонь подливала другая страна на Ближнем Востоке — Ливия. В прошлом году в СМИ появилась информация, что Россия отправляет в эту страну своих наемников и оказывает поддержку маршалу и верховному главнокомандующему Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифе Хафтару, который ведет войну против временного Правительства национального согласия (ПНС), возглавляемого Фаизом Сараджем и официально признанного ООН, а также Турцией.

Сегодня Анкара пытается восстановить свое влияние в Ливии, чтобы, во-первых, вернуть былое величие Османской империи, и, во-вторых, получить доступ к нефтяным ресурсам.

«Чисто экономически Ливия для Турции — это, как и для России, нефть, порты и политическое влияние в Средиземноморье. … Если копнуть еще глубже, то в ливийской политике Турции также найдется реализация идей неоосманизма. ... Ливия в представлении адептов великой Османской империи остается ее частью. И даже небольшая надежда вернуть влияние на утраченных территориях греет душу неоосманистов», — пишет тюрколог и внештатный автор Московского центра Карнеги Кирилл Жаров.

Ближний Восток — поле противостояния России и Турции

Таким образом, Турция и Россия борются за влияние на Ближнем Востоке, но при этом пытаются налаживать взаимовыгодные отношения. Им это пока удается, судя по тому, что 5 марта был подписан меморандум и стороны договорились пойти на перемирие. Это, несомненно, прагматизм, но он очень хрупок и в любой момент может разрушиться.

«Обе стороны, российская и турецкая, загнали себя в угол из-за завышенных ожиданий, конфликтных в своей основе обещаний друг другу и своим союзникам. ... Отчасти это снова откладывание проблемы в долгий ящик, но позиции сторон слишком непримиримы , а аппетиты слишком велики, чтобы решить все сейчас», — полагает старший научный сотрудник МГИМО и арабист Максим Сучков.

Вадим Фоменков, начинающий журналист-международник, учится на подготовительных курсах международной группы в Школе Журналистики Владимира Мезенцева в Доме Журналистов.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся