Блог Евгения Гамермана

ГЛОБАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ – 2019

3 Января 2020
Распечатать
По традиции (которая соблюдается далеко не всегда))) хотелось бы подвести итоги 2019 года в области глобальной безопасности, обозначить основные тенденции, реперные точки прошедшего в года в этой сфере. В январе 2019 года, когда еще политический сезон находился в полудреме, социальные протесты в Венесуэле вышли на новый уровень. Очень серьезный и затяжной социально-экономический и политический кризис в этой стране (с 2013 года), привел к недовольству и протестам. Президентские выборы 2018 года, когда победил Н.Мадуро, многие не признали. А в январе 2019 года на одной из демонстрации, оппозиционный парламентарий Хуан Гуайдо объявил себя президентом. Установилось своеобразное двоевластие (так как ряд стран поспешил признать Гуайдо законным Президентом), и противостояние продолжилось на протяжении всего 2019 года. Однако, Венесуэла стала только 1-й «ласточкой» в Южной Америке. В октябре 2019 года акции протеста начались в Боливии (после выборов, на которых победил действующий президент Эво Моралес). Под давлением военных Моралес отменил итоги выборов и покинул страну. Следующей страной Южной Америки, где начались протесты, стало Чили. Поводом для них стало повышение стоимости проезда в метро, а причиной – низкий уровень заработных плат и повсеместный рост тарифов. Беспорядки с большим количеством погибших (19), пострадавших и задержанных привели к тому, что Правительство вынуждено было отменить проведение форума АТЭС и климатического форума. (случай, практически, беспрецедентный). Также, начались протесты в еще одной стране континента – Эквадоре. Все это заставило вспомнить о такой теоретической формулировке в отношении Южной Америке, как «пылающий континент», относящейся к периоду борьбы народов континента за свободу и независимость. Сегодня, можно говорить о том, что политические, социально-экономические и идеологические модели стран региона претерпевают серьезный кризис и требуют кардинального пересмотра и реформирования, изменения подходов. На континенте серьезные, реальные угрозы человеческой безопасности, ряд вопросов в сфере продовольственной и энергетической безопасности. И, судя, по всему, в 2020 году ситуация будет развиваться дальше. Весной политический сезон продолжился сменой власти в 2-х постсоветских республиках: 1. В марте , после ухода в отставку 1президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, 2-м президентом республики стал Касым – Жомарт Токаев (формально в июне 2019 года). 2. В апреле победив во втором туре выборов Президентом Украины стал Владимир Зеленский. И если в первом случае характерна преемственность внешней и внутренней политики (и нет оснований ждать изменения ситуации в сфере региональной безопасности), то во втором – выборы нового Президента привели к изменению векторов политики. Имело последствия избрание нового Президента и в сфере безопасности. Так, был возобновлен «нормандский формат» переговорного процесса по проблеме Донбасса и дважды были проведены обмены военнопленными. И, хотя, пока «дорожной карты» урегулирования конфликта не просматривается, тем не менее начало диалога, прекращение обстрелов и обмен пленными – уже большой шаг вперед. В июле 2019 года произошла смены власти в еще одной европейской стране – Великобритании. Премьер – министров стал Борис Джонсон. И это дает определенные перспективы по завершению Брекзита и начала нового этапа европейской и британской истории. Это сделает политику Туманного Альбиона более самостоятельной, в том числе в сфере безопасности (и, скорее всего, еще более антироссийской). Одним из самых значимых событий года в сфере глобальной безопасности, причем событий со знаком минус, стал выход США из договора РСМД. Это, был, пожалуй, последний договор – символ периода разрядки, один из последних сдерживающих факторов на пути нового соперничества. Уже сейчас можно говорить о новой «гонке вооружений» и снижение уровня стратегической стабильности и повышению уровня угроз в региональном (европейский континент) и глобальном масштабе. Возвращаясь к проблематике народных протестов, нельзя не вспомнить о таковых и на континенте Евразия. Так, в Гонконге еще в марте начались протесты против законопроекта об экстрадиции, который, в сущности, после его принятия привел бы к значительному уменьшению уровня автономии Гонконга и в перспективе к фактическому слиянию законодательства материкового Китая и Гонконга. В активную фазу протесты переросли в июне, когда на улицы вышли сотни тысяч человек и продолжались все лето и начало осени. Против протестующих были применены резиновые пули и слезоточивый газ. Суть требований последних сводится к полной отмене законопроекта, освобождению арестованных, расследования жестокостей полиции, отмены характеристики действий протестующих, как мятежа. Пекин же согласен идти только на частичные уступки. Проблема Гонконга так и не получила окончательного разрешения в 2019 года. В июле – августе 2019 года многотысячные протестные акции прокатались по Москве. Поводом стал недопуск независимых кандидатов к выборам в Мосгордуму. Протесты сопровождались массовыми задержаниями, административными арестами, уголовными делами и показательными судилищами. Данный политический кризис стал самым крупным в России с 2013 года. Не обошлось без массовых волнений и в Европе. Во Франции, движение «желтых жилетов», которое проявляло наибольшую активность в 2018 года, в декабре 2019 года снова вывело своих сторонников на улицы. На этот раз против пенсионной реформы. В 2019 году международная общественность с нетерпение ждала продолжения истории с переговорным процессом США – КНДР. В июне 2018 году произошла первая в истории встреча на высшем уровне глав двух государств и стороны пообещали продолжить переговорный процесс. И действительно – в июне 2019 года Трамп и Ким Чен Ын встретились на межкорейской границе, а в октябре 2019 года состоялись переговоры двух стран в Стокгольме. Однако, оптимистов ждало разочарование – никаких зримых итогов эти переговоры не принесли. Скорее, диалог зашел в тупик. И если до выборов Президента США в 2020 году вряд ли стоит ждать какой-то радикализации, то после таковых ситуация будет развиваться в негативном ключе. Таким образом, 2019 год прошел под знаком социальных протестов в целом ряде стран. И если цели, особенности таковых везде разные, то тенденции в целом общие – рост недовольства политической, экономической ситуацией и желание перемен; кризис существующих моделей (в том числе и неолиберальной) и необходимость реформ. С точки зрения глобальной безопасности год был относительно спокойным и благополучным. Однако, целый ряд тенденций (выход США и ДРСМД, провал переговоров США и КНДР, рост военных расходов в большинстве стран, военное строительство НАТО, военная активность Турции) позволяют говорить о негативных прогнозах и тенденциях на краткосрочную перспективу.zemnoy-shar-na-ladonyakh.jpg
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся