Блог Ивана Самоловова

На каких языках говорит и слушает Европа

28 Декабря 2012
Распечатать

Как известно, в Европе существует 23 официальных (рабочих) языка, что на деле позволяет гражданину даже самого небольшого государства, как Мальта, обратиться в органы ЕС на своём родном языке. Но одно дело подавать, другое - найти интересующий гражданина Евросоюза документ на его родном языке. О проблемах перевода в органах ЕС в этом посте.

 

Цель европейского языкового законодательства проста: граждане Союза имеют право справляться о работе людей, действующих от их имени, не утруждая себя изучением иностранного языка, что также должно способствовать более активному их вовлечению в европейскую политику.

 

В Европейской комиссии существует Генеральная дирекция переводов, проще говоря, служба, занимающаяся переводами. Для простоты назовём её ГДП. Обязательному переводу ГДП на все языки подлежат законы ЕС, а также документы особой важности. Делопроизводство же внутри ЕС ведётся на трёх языках - английском, французском и/или немецком. Кроме того, документы, поступающие в Еврокомиссию на другом языке, переводятся именно на эти языки.

 

Однако на деле эта задача сопряжена с большими трудностями. Помимо огромного объёма информации, подлежащей обработке и, соответственно, нехватке специалистов, существует дилемма устного перевода. При особо сложных темах и длинных выступлениях практикуется так называемый "поэтапный" перевод. Например, речь выступающего на греческом может сначала переводиться на английский (или французский/немецкий), а затем уже, скажем, на финский. Это, во-первых, подразумевает задержку во времени, а во-вторых, повышает риск ложной интерпретации сказанного (помните игру "испорченный телефон"?). Конечно, трудно найти профессионалов перевода пары "финский-греческий" или "венгерский-голландский". Поэтому от практики поэтапного перевода никуда не деться, тем более что унификация языковой политики (обязательное использовние английского или общего языка - эсперанто) не являются выходом из ситуации.

 

Другая проблема - правомерность преимущественного использования английского и французского языков по отношению к немецкому во внутреннем делопроизводстве. До вступления Великобритании в ЕЭС, доминирующим языком делопроизводства был, естественно, французский. Однако после 1973 г. английский занял очень прочные позиции в виду того, что почти каждый второй член союза (включая самих британцев) знает язык Шекспира (на каком уровне - уже другой вопрос). При всём при этом, немецкий язык является родным для примерно 18% (т.е. большинства) населения сообщества,  но в делопроизводстве употребляется значительно реже. Даже французского, доля носителей языка которого и знающих его иностранцев, ниже немецкой. А при обсуждении вопросов ОВПБ/ОПБО используется без перевода либо английский, либо французский (может поэтому и ОВПБ/ОПБО оставляет порой желать лучшего?).

 

Правящая в Баварии партия Христианско-социальный союз (ХСС) привела данные, согласно которым до 90% оригиналов всех документов служебного характера публикуются на английском и французском. Поэтому ХСС, принимая во внимание, что немецкий имеет равный им статус, требует, чтобы эти документы изначально оформлялись в том числе и на немецком. По мнению "христианских социалистов" это кроме всего прочего будет способствовать улучшению имиджа Евросоюза в глазах немцев.

 

Много шуму наделала пресс-конференция с участием министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. Один бритнаский журналист попытался задать вопрос на английском, на что Вестервелле парировал на своём родном: "Извините, но мы находимся в Германии, поэтому логично, чтобы вопрос задавался на немецком, как это по обыкновению делается на английском в Англии". Соль была в том, что когда Вестервелле его перебил, журналист сказал следующее: "Я хотя бы задам вопрос по-английски, а вы можете ответить по-немецки", как будто министр иностранных дел Германии изначально обязан давать справку на английском. Логичнее предположить, что аккредитованному в стране журналисту следует знать соответствующий язык. В итоге вопрос бедолаги с би-би-си был учтиво переведён. 

 

Я помню, что тогда даже в немецких СМИ г-на Вестервелле критиковали, что он, мол, отказался слушать вопрос на английском, потому что по нему сильно "прихрамывает". Но дело не в том, знает кто-то язык или нет. Дело в том, что политика "языкового разнообразия" на практике сталкивается со значительными трудностями. А позиция Вествервелле является лишь выражением стремлений федерального правительства по повышению значимости немецкого языка.

 

В настоящее время активно полемизируют по поводу решения Европейской комиссии сократить 22 места ГПД в отделе немецких переводов (в настоящее время 110). По мнению, германской стороны это в корне противоречит языковому равенству ЕС.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся