Блог Эльвиры Числовой

Французский мультикультурализм: до и после терактов 2015 года

28 Апреля 2016
Распечатать

Спустя несколько месяцев после ужасающих терактов во Франции споры об эффективности французской миграционной политики и о рациональности европейского мультикультурализма не утихают. Тема политики Франции в отношении иммигрантов является дискуссионной на протяжении многих лет, однако на этот раз в адрес французских и европейских властей обрушился настоящий шквал критических заявлений в связи с событиями прошлого года. Францию обвиняют в неспособности справиться с обеспечением безопасности и благополучия как коренных французов, так и выходцев из других стран.

 

Политика мультикультурализма в Европе, призванная способствовать плавной интеграции иммигрантов в европейское общество, начала давать очевидную трещину ещё в 2010-2011 годах. Тогда всё чаще начали звучать заявления о крахе или, как минимум, кризисе мультикультурной модели Европы. Действовавший на тот момент президент Франции Николя Саркози заявил о «провале» европейского мультикультурализма вслед за другими лидерами Европейского cоюза в 2011 году. Так что же изменилось во Франции с момента официального признания провала мультикультурализма? Какие меры предпринимало французское правительство после расправы над Charlie Hebdo? И что происходит сейчас, после ноябрьских терактов в Париже?

 

В начале 2000-х, задолго до заявления о провале мультикультурализма, французская интеграционная политика стала более жесткой. В 2002 году Саркози занял пост министра внутренних дел Франции и взял курс на ограничение «нежелательной» иммиграции. Принимались дискриминационные решения в отношении инокультурных граждан: например, запрет на ношение религиозной атрибутики государственными служащими, преподавателями, учащимися государственных школ, введенный в 2004 году. В 2010 г. этот закон был расширен до запрета на появление в общественных местах в одежде, полностью закрывающей лицо. Однако предпринимались меры и в пользу расширения прав иммигрантов, так, например, в 2006 году был принят закон «О равных возможностях», благодаря которому преодолевалась дискриминация в сфере труда и занятости, а также было создано Национальное агентство по вопросам социальной сплоченности и равенства возможностей. Саркози старался проводить сбалансированную политику, направленную на ограничение именно нелегальной миграции, а также на поддержание безопасности в районах, заселенных преимущественно иммигрантами. Тем не менее, действия, направленные на преодоление дискриминации в отношении инокультурных граждан, обычно предпринимались уже после волнений и погромов. Примером могут быть решения, принятые после беспорядков, устроенных выходцами из арабских стран в 2005 году. По большей же части, решения Саркози, как и его риторика, не соответствовали в полной мере европейским представлениям о мультикультурализме. Таким образом, можно сказать, что политика, проводимая Саркози в отношении иммигрантов, была довольно жесткой и скорее ассимиляционистской, нежели направленной на создание мультикультурного общества.

 

В отличие от своего предшественника Франсуа Олланд, занявший президентский пост в 2012 году, сразу же проявил себя более лояльным по отношению к иммигрантам политиком. Олланд не заявлял о кризисе или провале мультикультурализма, напротив – он настаивал на сохранении открытых границ в Шенгенской зоне и приветствовал свободный приток легальных иммигрантов. В подтверждение своим словам президент постановил упростить процедуру получения гражданства. Тем временем число лиц, иммигрировавших во Францию по экономическим причинам, росло, а безработица достигала всё больших уровней. Так, в 2014 году французское правительство было вынуждено сократить пособия по безработице, что не могло не вызвать недовольства со стороны тех иммигрантов, которые привыкли жить на социальные выплаты. Начался рост налогообложения, что, в свою очередь, повлияло на антимиграционные настроения работающих французов. Снова начали набирать популярность правые и крайне правые силы – «Республиканцы» Саркози и «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен.

 

К началу 2015 года в пригородах Парижа и других крупных городов уже сформировались целые «гетто» с радикально настроенными по отношению к властям и французскому обществу иммигрантами. Среди них были как те, кто недавно прибыл в страну, так и французские иммигранты во втором поколении, которым так и не удалось – а некоторым и вовсе не хотелось – интегрироваться в общество. Далеко не каждый приезжавший во Францию, страну с такими свободными ценностями, готов был их разделять. 

 

Существуют мнения о том, что «террористическая волна» пришла во Францию еще с нападениями франко-алжирского террориста Мохаммеда Мера на французских военных и еврейскую школу в Монтобане и Тулузе. На самом деле, призывом к действию для радикальных исламистов стала карикатура сатирического журнала «Charlie Hebdo» на пророка Мохаммеда – с намерением отомстить террористы устроили нападение на редакцию. После этого вопиющего случая на Францию обрушилась настоящая волна преступлений с участием вооруженных исламистов. В связи с террористической угрозой после убийств в редакции «Charlie Hebdo» был введен в действие план «Vigipirate», подразумевавший охрану наиболее важных мест массового скопления людей. Затем премьер-министр Франции Мануэль Вальс объявил о принятии нового закона по борьбе с терроризмом, по которому вводились изменения в деятельность спецслужб и армии, начиналась борьба с «радикализацией» французских граждан, а также устанавливался контроль за Интернетом и социальными сетями в частности. Вальс также выступил с инициативой усилить меры по контролю авиаперелетов, несмотря на блокировку в Европарламенте предложения о создании общеевропейской системы регистрации авиапассажиров. Таким образом, после теракта в «Charlie Hebdo» меры безопасности были усилены. В большей степени изменения затронули армию и полицию, однако, конечно, расположить усиленную охрану во всех общественных местах невозможно.

 

После чудовищных событий 13 ноября 2015 года во Франции был введен режим чрезвычайного положения. В феврале 2016 года Национальное Собрание Франции приняло решение о продлении режима еще на три месяца в связи с повышенным уровнем террористической угрозы. Действие режима чрезвычайного положения позволяет МВД помещать под подписку о невыезде и полицейский контроль лиц, чье поведение «может вызывать угрозу безопасности и общественному порядку», вводит паспортный контроль на границах Франции. Также полиция имеет право проводить обыски в любое время суток без получения разрешения суда. После терактов в Париже были проведены многочисленные обыски в иммигрантских районах, намечено внесение жестких изменений в конституцию. В частности, было предложено лишать гражданства обвиняемых в терроризме (при наличии второго гражданства), что вызвало серьезные споры во французском парламенте из-за противоречия принципу всеобщего равенства перед законом. Впоследствии Олланд заявил, что вынужден отказаться от идеи внесения такой поправки. В 2015 году также выросло число выдворенных из Франции иностранцев, нарушивших правила пребывания в стране – оно составило 15500 человек.

 

Несмотря на огромное количество беженцев, прибывших во Францию за последний год, и несмотря на рост популярности правых сил, о чем свидетельствовал успех «Национального фронта» на региональных выборах, не все жесткие меры вызвали одобрение у французского общества. С критикой в адрес властей обрушились некоторые французские издания, проводились митинги против решения о продлении режима чрезвычайного положения. С осуждением этого решения выступили даже эксперты ООН по правам человека. Однако в МВД Франции заявили, что за 2015 год были предотвращены 10 терактов, и этот факт может быть одним из аргументов в сторону противников усиления мер безопасности.

 

Теракты во Франции за последний год всерьез изменили как настроения во французском обществе, так и направленность политических решений в стране. Действия по борьбе с терроризмом значительно отразились на жизни французских граждан иностранного происхождения – вопросы безопасности вынудили французские власти пойти на ужесточение иммиграционной политики. Возможно ли в таких условиях говорить о мультикультурализме? Тем не менее, в своей риторике Олланд не дает повода обвинить себя в антимиграционных настроениях и не привязывает необходимость обеспечения безопасности с обязательствами по приему мигрантов. Предстоящие выборы президента Франции в 2017 году станут знаковыми для французской миграционной политики, ведь результаты смогут отразить настроения общества, а также изменить сам практический взгляд на мультикультурализм.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся