Блог Евгения Макарова

Влияние индекса демократии и формы политического правления на количество насильственных конфликтов по странам и регионам

16 Марта 2022
Распечатать

Военные конфликты стали сегодня частью повседневности. Так было не всегда. Точнее, так было всегда, но ранее вооруженное насилие не носило столь банального и развлекательного характера, доставляемого по каналам сводок социально-ориентированных новостей наравне с личной жизнью известных персон, спекулятивным курсом акций и спортивными новостями. «Война в гомеопатических дозах всегда порождает воинственность» — писал советский филолог Федор Нестеров. [1] Можно сказать, что потребность в конфликте или демонстрационных войнах плодотворно сказывается на сознании обывателя, делая его более конформным существующему политическому режиму, а также хорошим тонизирующим средством для пресыщенного западного сообщества. В современном мире разрозненных амбиций и необоснованных ожиданий в лице тех, кто конструировал данную парадигму десятки лет, мы рассмотрим два ключевых момента, входящих в базис данной конфигурации — власть и насилие, выраженных в различных формах политических режимов и сопровождающих их конфликтах. Причем сделаем это с позиции наблюдателя, мировоззрение которого также можно отнести к западноцентричной модели устройства. Важно показать, что в данном контексте западное, а, соответственно, и мировое экспертное сообщество формирует свой взгляд на мироустройство, исходя из суммы статистических факторов (параметров), которые сами же и закладывают в модели с сомнительными методологическими принципами. В данной работе мы будем опираться лишь на открытые данные из общепризнанных экспертных источников: «Индекс демократии 2020» — продукта аналитического отдела The Economist Group и Глобальный набор данных о событиях версии 21.1, реализуемый по программе сбора данных о конфликтах и войнах в Университете Упсалы (UCDP).

hasan_almasi_owqlxcvovxi_unsplash.jpg

Источник: Unsplash

Гипотеза

Основная гипотеза заключается в статистической значимости таких показателей, как индекс демократии, форма правления и количество конфликтов в рассматриваемых странах, то есть мы предполагаем, что они взаимосвязаны.

μ0≠μ1

План:

1. Рассмотреть данные по индексу демократии за 2020 г. и выделить основные статистические показатели. Проверить статистическую значимость представленных групп, используя AOV

– таблица результатов

– график

2. Рассмотреть данные по конфликтам и выделить основные показатели

– графики

3. Объединить данные (1) и (2) и проверить гипотезу

– создать общую таблицу

– сделать сводный график

– проверить гипотезу, используя уравнение линейной регрессии

4. Сделать вывод

Индекс демократии 2020

Данные содержат наблюдения по 167 странам за 2020 г., индекс демократии и разбивку по формам правления: Authoritarian, Flawed democracy, Full democracy, Hybrid regime.

Типы режимов (Regime Type):

1. Полноценные (либеральные) демократии (Full democracy) — это государства, где гражданские свободы и основные политические свободы не только уважаются, но и подкрепляются политической культурой, способствующей процветанию демократических принципов.

2. Несовершенные (нелиберальные) демократии (Flawed democracy) — это страны, где выборы являются справедливыми и свободными, а основные гражданские свободы соблюдаются, но могут быть проблемы, например, со СМИ.

3. Гибридные режимы (Hybrid regime) — это государства, в которых в ходе выборов имеют место определенные нарушения, регулярно препятствующие их справедливому и свободному проведению.

4. Авторитарные режимы (Authoritarian) — это страны, где политический плюрализм исчез или крайне ограничен. Эти страны часто являются абсолютными монархиями или диктатурами, могут иметь некоторые традиционные демократические институты.

Описательная статистика Индекса демократии 2020

Regime Type

Всего

Среднее

Медиана

Мин.

Макс.

Authoritarian

57

2.764912

2.850

1.08

3.93

Flawed democracy

52

6.892692

6.885

6.01

7.99

Full democracy

23

8.761739

8.830

8.01

9.81

Hybrid regime

35

5.120286

5.100

4.10

5.99

Результаты однофакторного дисперсионного анализа

term

df

sumsq

meansq

statistic

p.value

Regime Type

3

774.2

258.1

619.4

0

Residuals

163

67.9

0.4

NA

NA

Результаты дисперсионного анализа говорят нам о статистической значимости данного фактора, иными словами, форма политического правления влияет на индекс демократии, что также видно из графика (Рис. 1).

a.png

Данный график (Рис. 1) демонстрирует, что медиана индекса демократии (красная линия) находится на уровне верхнего квартиля гибридной формы правления, что дает основания считать этот режим все-таки демократическим, но при этом страны, находящиеся в данной категории, являются ареной борьбы, так как в одном случае могут «скатиться» в авторитаризм, а в другом (при грамотном политическом управлении и с помощью других видов влияния) — «дотянуть» до «правильных» форм демократии. Интересно, что помимо африканских стран здесь также можно увидеть Турцию, Гонконг, Черногорию, Македонию и, что немаловажно, Украину, Грузию, Армению и Молдавию, то есть страны, которые, находясь много лет под внешним влиянием США, как в последних четырех примерах, так и не стали настоящими демократиями по стандартам тех же Соединенных Штатов.

Мировые конфликты

Так как весь объем данных в данной подборке очень велик, нас будут интересовать конкретные показатели: наблюдения по 123 странам с 1989 по 2020 гг., а также общее количество конфликтов — 261864, зафиксированных за данный период, и их типы по классификации UCDP.

aa.png

Однозначно, на графике выбивается Ближний Восток, и связано это с началом серии государственных переворотов в 2011 г., известных как «арабская весна», и затянувшимся свержением законного президента САР Башара Асада. В Европе пик приходится на 1992 г., что может быть связано с такими конфликтами как: Нагорный Карабах, война в Югославии, Приднестровский вооруженный конфликт, Баскский конфликт, конфликт в Северной Ирландии. Начало «азиатской волны» положило вторжение США в 2001 г. в Афганистан. Также обострились отношения правительственных и иных сил в отношении гражданского населения в Непале, Мьянме, Индонезии, Индии, Пакистане и Филиппинах. Конфликты в Африке перманентны и имеют тенденцию к интенсификации из-за сложной гуманитарной обстановки, в основном это межплеменные конфликты, что будет видно из следующего рисунка. В Южной Америке «бичом» являются конфликты среди наркоторговцев, что также будет видно из следующего графика. Европа на этом фоне представляется «тихим местечком», где можно провести остаток «сытой жизни».

По классификации UCDP конфликты делятся на:

1. State-based conflict — государственный конфликт, который может включать более одной диады, если несколько групп выступают против правительства по одной и той же политической проблеме;

2. Non-state conflict — негосударственные конфликты, осуществляемые любой организованной неправительственной группой людей, применяющих вооруженную силу против правительства или друг друга;

3. One-sided violence — организованные или неорганизованные группы, осуществляющие насилие над гражданскими лицами в одностороннем порядке.

aaa.png

Многократное превалирование первого фактора вкупе с предыдущим графиком, где пиковый всплеск также совпадает с конвейером госпереворотов на Ближнем Востоке, дает основания полагать об «анти-государственном» генезисе конфликтного потенциала, то есть ,говоря проще, борьбе за власть в стране, регионе. Также можно отметить, что начиная с 2013 г. начался заметный рост числа конфликтов второго типа. В основном это может быть связано с внутренним обострением на почве религиозных и межэтнических конфликтов, например, буддистов и мусульман Мьянмы или индуистов и мусульман Индии в Азии. Также это конфликты представителей племенных групп в Африке, но во многом это и картельные войны между наркоторговцами Южной Америки. На Ближнем Востоке радикальные исламистские группировки продолжают бороться за власть и влияние между собой, и связано это, прежде всего, с началом сирийской кампании, возглавляемой США. По официальным данным UCDP, конфликт второго типа имел место на Украине в 2014 г. между сторонниками украинского единства и сторонниками независимости юго-всотока Украины. По сообщениям, полученным от агентства France Presse 2 мая 2014 г., в Одессе вспыхнули беспорядки, в которых погибли три человека. Всего официально было зафиксировано 45 «неопознанных» смертей в Одессе.

Можно сказать, что второй тип конфликтов, как и третий, выпадает из поля зрения западного экспертного сообщества и обывателей, так как не затрагивает напрямую «европейский мир». Все происходит либо где-то очень далеко, либо в странах бывшего СССР или в Европе «малых скоростей», по утверждению бывшего канцлера Германии Меркель, то есть ее восточной части. Беспокоится нет смысла, пока это не коснулось вас.

Демократия и война

В последней части мы объединим данные по странам, включающие индекс демократии и количество конфликтов. По мере объединения часть данных будет потеряна, так как количество наблюдений по странам во второй таблице меньше, и есть пропущенные значения. В итоге мы получили таблицу cо 120 наблюдениями следующего содержания:

111111.jpg

Поскольку количество насильственных действий варьируется от 1 до 78485, для корректного отображения данной шкалы мы используем логарифмическое преобразование. Далее построим соответствующий график и соответствующую регрессионную модель.

aaaa.png

Результаты линейной регрессии

term

estimate

std.error

statistic

p.value

(Intercept)

8.03

1.13

7.11

0.000

rank

-0.86

0.38

-2.26

0.026

Regime TypeFlawed democracy

1.91

1.63

1.17

0.245

Regime TypeFull democracy

1.59

2.48

0.64

0.523

Regime TypeHybrid regime

1.47

1.06

1.39

0.166

Данный статистический анализ показывает, что авторитарный тип правления как фактор является статистически значимым и оказывает влияние на количество конфликтов, в отличие от других политических режимов. Также в авторитарных странах увеличение числа конфликтов на единицу снижает индекс демократии на 0.86.

Украина — не Россия!

Так можно было бы утверждать с западной позиции, если взглянуть на цифры статистики.

Страна

Кол-во конфл.

Индекс

Тип правления

Russia

3764

3.31

Authoritarian

Ukraine

1299

5.81

Hybrid regime

Количество конфликтов в РФ за тридцать лет почти втрое превышает аналогичный украинский период. Но это были годы конфликтов, связанных с распадом единой советской системы и отстаиванием своего права на существование как единого государства, сохранившегося в границах России. А что отстаивала Украина, отделившаяся на самых выгодных условиях? Индекс демократии разнится всего на 2,5 пункта. Но это различие в годах и пунктах, по мнению экспертов, отделяет авторитаризм от демократии, несмотря на то что выборы в РФ были законными и легитимными, а Украина майданов и государственных переворотов является на сегодняшний день символом антигосударственного, антиправового режима правления и социальной организации с усилившимся фактором влияния националистической фашистской идеологии и криминальных вооруженных группировок, прославляющих данную антигуманную идеологию. Все эти «анти» делают из Украины не противоположность России, а противоположность существованию территориально организованной группы людей как человеческого сообщества.

Вывод

Если делать вывод, исходя из позиции западного эксперта, то можно заключить, что в первом случае у стран с гибридным типом есть шанс стать настоящей демократией, надо лишь лучше стараться. Во же втором случае авторитарные страны априорно конфликтны. Индекс демократии в таких странах уменьшается и провоцирует рост конфликтных настроений, что и приводит к войне. Этот факт является научно обоснованным, так как подтверждается статистическими данными. Стремление к либеральной («настоящей») демократии спасает жизни миллионов людей.

А какой вывод делаем мы? Мы можем утверждать, что статистическая гипотеза о взаимозависимости индекса демократии, политического режима и количества конфликтов подтвердилась. Но мы можем также сказать об этом и в ином ключе. Во-первых, встраиваясь и солидаризируясь с иностранными рейтингами, мы всегда будем занимать отведенное нам место, несмотря на все наши усилия. В демократическом индексе наше положение авторитарное, мы — проблема, пособники разжигания конфликтов, как показывает статистика, следовательно, и разговаривать с нами не о чем, в чем и заключается вся политика сдерживания Запада в отношении России. Во-вторых, максимальный конфликтный потенциал реализовался на Ближнем Востоке после планомерной хаотизации данного региона усилиями западной коалиции под предлогом демократизации данного сообщества. Такой же процесс был запущен и в странах бывшего СССР. Насилие нарастает вопреки желанию сторон договариваться, благодаря нагнетанию хаотических настроений извне. Наблюдая за безумной информационной кампанией по «вторжению РФ на Украину» в последние месяцы, дата которого неоднократно переносилась, мы можем видеть весь процесс создания конфликтного потенциала на определенной территории, даже если сама «территория» этого не желает.

«Современное государство создано войной», — писал известный европейский историк Фернан Бродель. Но наша вселенная также создана хаосом, так что — вернем мир и космос к изначальному порядку?

1. Нестеров Ф. «Связь времен», М.: 1980.

2. Бродель Ф. «Грамматика цивилизации», М.: 2014.

Впервые опубликовано: www.researchgate.net

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся