Блог Кристианы Денисенко

Коронавирус: время смерти Евросоюза

23 Марта 2020
Распечатать

«Их принципы, их кодекс — всего лишь слова, забываемые при первой опасности» — удивительно, как фраза Джокера из фильма «Темный рыцарь» подходит для описания нынешней ситуации в Европе. Декларированное единство стран — членов Евросоюза на поверку оказалось фикцией. Пока президент Франции Эммануэль Макрон объявлял священную войну «невидимому врагу», предвкушая закат движения «желтых жилетов», а британцы впервые за долгое время искренне радовались своевременному брекзиту, тысячи итальянцев умирали от коронавируса, лишенные поддержки европейских братьев. Брюссель трусливо бросил Италию в трудный час, а вскоре и сам закрылся на карантин.

Страх перед коронавирусом и всеобщая паника заставили забыть про Шенгенский кодекс — основу европейского сотрудничества. Один за другим сторонники евроинтеграции захлопнули свои границы под оглушительное молчание наднациональных институтов ЕС. Даже канцлер ФРГ Ангела Меркель, назвавшая такие меры «неадекватным ответом на вызовы в связи с коронавирусом», спустя четыре дня перекрыла границы с пятью соседними государствами. Национальные интересы оказались важнее общеевропейских принципов.

italydark.jpg

REUTERS/Antonio Parrinello

Цена их солидарности

«Не буду сейчас делать политических выводов, но мы поняли, что не существует международной или европейской солидарности, все это были сказки на бумаге, — заявил сербский президент Александр Вучич в ответ на запрет главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен экспортировать из Евросоюза медикаменты и медоборудование. — Когда им (членам ЕС. — “Эксперт”) нужны были сербские деньги, они требовали менять условия тендеров, чтобы европейские фирмы получали контракты. Когда настали тяжелые времена, сербские деньги оказались не нужны».

Потеряв веру в европейских «товарищей», глава Сербии обратился за помощью к лидеру КНР Си Цзиньпину, отправив письмо генеральному секретарю Коммунистической партии Китая «не только как к дорогому другу, но и как к брату». Его примеру последовали и другие члены европейской семьи, не нашедшие поддержки в лице братьев по союзу. И дело тут вовсе не в малодушии европейцев. Просто системы здравоохранения стран — членов ЕС оказались не готовы к пандемии.

Одной из первых слабость и бессилие в санитарной войне продемонстрировала Италия. Эпидемия COVID-19 началась здесь раньше, чем в остальной Европе, и разворачивалась стремительно. В середине февраля в стране было зафиксировано не более десяти подтвержденных случаев коронавирусной инфекции. Сегодня счет заразившихся идет на десятки тысяч. Итальянские больницы и медперсонал просто не выдерживают такого наплыва пациентов.

«Система не справляется абсолютно. В тяжелой форме больным нужны аппараты искусственного дыхания. Их не хватает, как и мест в реанимациях. Врачи и медсестры работают по шестнадцать часов в сутки без выходных. Все силы брошены на борьбу с вирусом, а ведь есть еще онкобольные, сердечники, роженицы. На них нет ни мест, ни персонала, — говорит “Эксперту” Юлиана из Рима. — Страны ЕС еще недавно относились к ситуации в Италии так же легкомысленно, как и сами итальянцы в начале всего этого. А теперь и французские, и немецкие врачи, может, и хотели бы помочь, но у них в странах разворачивается тот же сценарий. Помощь пришла только из Китая».

В ночь на 13 марта в Рим прибыла китайская команда из девяти медицинских работников с 31 тонной медикаментов. Из провинции Чжэцзян в страдающую Италию было направлено порядка 26 тонн оборудования для профилактики коронавируса. Особенно важно, что у китайских врачей уже есть опыт успешной борьбы с коронавирусом, который помог им погасить вспышку в провинции Хубэй. Китайские медики сразу заявили, что людей на улицах Рима по-прежнему очень много. В ответ итальянская полиция ужесточила карантинные меры и оштрафовала порядка семи тысяч граждан за нарушение режима.

Не спешите хвалить Китай за бескорыстную помощь. Как и любой элемент «мягкой силы», она в первую очередь направлена на укрепление репутации КНР на мировой арене. Пекин продемонстрировал не только умение справляться с чрезвычайными ситуациями, но и способность экспортировать свою помощь в другие страны, как и подобает великой державе. Внутренняя пропаганда КНР не оставила это незамеченным. На сайте «Хуаньцю шибао» (подразделение главного рупора КПК «Жэньминь жибао») уже вышли статьи с громкими заголовками вроде «Солидарность Китая и Италии усиливается на фоне пандемии COVID-19».

Пекин не единственный, кто помог Риму в борьбе с вирусом. Столкнувшись с неспособностью итальянского правительства самостоятельно справиться с лечением больных, правительство Ломбардии (этот регион на севере Италии особенно пострадал от коронавируса) официально запросило медицинскую помощь у Кубы и Венесуэлы. Гавана направила в Рим порядка 25 врачей и десять тонн лекарств. Ее примеру последовал и Каракас, призвав на помощь итальянцам «персонал, специализирующийся на борьбе с инфекционными заболеваниями».

В то время как официальные власти США ограничили европейцам въезд в страну, в Вероне приземлился самолет с гуманитарной помощью от американского общества евангелистов. Вместе с двадцатью тоннами медицинского оборудования в Италию прибыли добровольцы-медики для развертывания в Кремоне полевого госпиталя на 60 коек, включая восемь мест, полностью оборудованных для интенсивной терапии.

А что же сами европейцы? Поначалу Евросоюз по привычке играл в доброго мецената. В конце февраля этого года ЕС выделил 232 млн евро на поддержку третьих стран в борьбе с коронавирусом, в том числе 15 млн евро странам Африки для обеспечения быстрой диагностики и эпидемиологического надзора. Но затем вирус расползся по европейским странам, и запал благородства быстро иссяк. Так что, когда Италия направила в Координационный центр реагирования на чрезвычайные ситуации в Брюсселе призыв о помощи, ни одна европейская страна на него не откликнулась.

Поначалу лидеры стран ЕС не придали происходящему значения, а затем сосредоточились на собственных бедах. Всеобщий карантин ударил по бизнесу. Германия сразу сконцентрировалась на поддержке немецких компаний. По словам министра финансов ФРГ Олафа Шольца, немецкий банк развития KfW может предоставить на эти цели порядка полумиллиарда евро. Такую же сумму на поддержку своей экономики выделила Франция. Британское правительство не осталось в стороне и уже распорядилось потратить на помощь местному бизнесу порядка 15% британского ВВП, или более трети бюджета королевства.

До итальянцев никому не было дела. Эгоизм отдельных европейских государств дошел до того, что они даже блокировали грузы с медицинскими масками, ранее закупленными Италией. Сейчас ситуация со средствами защиты от вируса разрешилась (Германия отправит итальянцам миллион санитарных масок), но ценность коллективной солидарности была поставлена под сомнение. Как, впрочем, и другие европейские ценности.

Диктатура вируса

Превратившись в главный очаг коронавируса, Европа запаниковала. Лидеры европейских стран в спешке позакрывали границы, а сами европейцы изъявили готовность подчиняться любым, даже драконовским мерам, оправдывая это «вынужденной необходимостью». Евросоюз в прямом смысле парализовало от страха. Бары, музеи и кинотеатры закрылись, массовые мероприятия были отменены. Не сделали исключения даже для «Евровидения», чего не случалось за всю его 64-летнюю историю. Каннский кинофестиваль тоже перенесли на неопределенный срок.

Всего за месяц коронавирус установил в странах — членах ЕС диктатуру, превратив их в карикатуру на полицейские государства. В ряде стран уже объявлен круглосуточный комендантский час. Опустевшие улицы патрулируют стражи порядка, запрещая гражданам собираться в группы больше четырех человек. Где-то введена военная техника. Еще недавно такое можно было услышать разве что о Северной Корее. А сейчас так живет почти вся Европа.

«Можно погулять по району, сходить в супермаркет, и, пожалуй, все. Нельзя выезжать за пределы коммуны, а для перемещения по городу необходимо специальное разрешение. Документ можно скачать на сайте министерства внутренних дел Италии, его нужно самостоятельно заполнить и везде носить с собой. Если вас остановят полицейские и во время проверки обнаружится ложная информация, например о пункте назначения, вас оштрафуют», — рассказала «Эксперту» жительница Турина. При этом девушка уверяет, что все не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Время паники прошло. Теперь итальянцы стараются соблюдать самоизоляцию, не пренебрегая установленными государством правилами: «Очереди в супермаркеты, которые можно увидеть на фото и видео из Италии, вызваны не тем, что народ скупает все подряд, а тем, что внутрь запускают по пять человек. В очереди на улице нужно выдерживать расстояние метр между людьми. Со стороны это выглядит не очень, но на самом деле все спокойны», — подтверждает Юлиана.

А вот лидеры стран ЕС спокойствия обычных итальянцев не разделяют. Чрезвычайное положение уже ввели Болгария, Чехия, Венгрия, Румыния и Финляндия. Испания объявила о переносе выборов в двух северных регионах — Стране Басков и Галисии. Франция ограничила передвижения внутри государства, объявив коронавирусу санитарную войну. «Мы не воюем ни с чьей-то армией, ни с каким-то государством, но враг рядом с нами, среди нас. Он невидим, неуловим и становится все сильнее. Положение требует всеобщей мобилизации», — заявил президент Макрон.

Германия ограничилась частичным закрытием границ с соседями, но даже эти меры Ангела Меркель назвала беспрецедентными, ведь «такого не было за все время существования ФРГ». Режим чрезвычайной ситуации пока объявило только правительство федеральной земли Бавария. В других регионах Германии меры разнятся: «У нас в Гамбурге меры мягче по сравнению с тем, что происходит в Северном Рейне — Вестфалии, наиболее пораженном вирусом регионе. Но ситуация быстро меняется. Каждое утро мы просыпаемся с новыми ограничениями», — рассказала «Эксперту» Эрика из Германии.

Несмотря на всеобщий карантин, число заразившихся в Европе уже превысило показатели КНР. Европейцы надеялись повторить успешный китайский сценарий, но не учли многолетний управленческий опыт КПК, новейшие китайские технологии (вроде тепловизоров в шлемах полицейских) и особенности китайского национального характера. В результате запоздалых, бессистемных и необоснованно жестких мер пострадали и люди, и экономика. Удар был нанесен не только по сфере услуг, но и по производству. Уже сегодня в Европе закрылось столько заводов, сколько не закрывалось со времен Второй мировой войны.

Но главная проблема стран — членов ЕС в том, что в коронавирусной истерии, перед лицом первобытного страха быть уничтоженными, они забыли про сам Европейский союз. Забыли ценности и цели Лиссабонского договора, идеи и принципы наднациональных институтов. В конце концов, забыли, что их сила в политическом единстве, что только вместе они могут играть весомую роль на международной арене и противостоять масштабным угрозам.

Позднее зажигание

Сказалась неопытность новых управленцев. Транзит власти в структурах ЕС завершился недавно, в декабре 2019 года (см. «Новые европейские крестоносцы», «Эксперте» № 49 за 2019 год). Обновленная администрация ЕС во главе с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем оказалась попросту не готова к такому количеству сложных задач. Ведь коронавирус был еще не самым страшным из них.

В последние месяцы в центре внимания ЕС находилось формирование долгосрочного бюджета на 2021–2027 годы. Брекзит пробил в европейской казне брешь размером в 60–75 млрд евро, и нужно было придумать, каким образом ее залатать. В противном случае в 2021 год ЕС мог войти без бюджета. Между тем из-за разногласий европейские страны так и не смогли решить вопрос о размере отчислений. Февральский саммит по бюджету завершился без договоренностей: «К сожалению, нам не удалось достичь соглашения. Мы очень много работали, но нам нужно больше времени», — заявил Шарль Мишель.

В начале марта на Евросоюз свалилась новая напасть: президент Турции Реджеп Эрдоган пригрозил открыть границы с ЕС для беженцев. В 2016 году турецкий президент заключил с Евросоюзом соглашение о приеме миллионов сирийцев в обмен на финансовую помощь. Сегодня нелегальные мигранты стали фактором политической нестабильности в самой Турции, и Эрдоган решил от них избавиться. Это неминуемо привело бы к повторению миграционного кризиса в Европе, так что руководству ЕС нужно было срочно реагировать на ультиматум турецкого султана.

Отсутствие должного внимания к теме коронавируса вызвано и тем, что в Евросоюзе сфера здравоохранения, в отличие от финансов и торговли, регулируется в основном на уровне национальных правительств. Да, есть «Система раннего предупреждения и ответа» на случай трансграничных угроз здоровью европейцев, а также «Механизм защиты граждан», предоставляющий отдельным странам возможность обращаться в ЕС за помощью в случае чрезвычайных ситуаций. Но реальной власти у этих структур нет.

Комитет Евросоюза по безопасности здоровья пытался проводить видеоконференции по борьбе с коронавирусом с января 2020 года, но толку от них было мало. Министры здравоохранения стран ЕС больше обменивались опытом, чем координировали свою работу. Только в начале марта Урсула фон дер Ляйен распорядилась создать специальный комитет по борьбе с коронавирусом. Но и он оказался декоративной структурой. В итоге руководство Евросоюза так и не сумело предотвратить спонтанное и несогласованное закрытие границ европейских государств.

Чтобы окончательно не подписаться под собственным бессилием, администрация ЕС решила: раз безумие нельзя остановить, его надо возглавить. В итоге Евросоюз закрыл и внешние границы. Националисты возликовали. Позиции евроскептиков усилились. Так, согласно последним опросам, доверие итальянцев к премьер-министру Джузеппе Конте и правительству евроскептиков всего за неделю выросло с 48 до 52%. При этом 62% итальянцев одобрили работу исполнительной власти в режиме чрезвычайной ситуации. «Европа стала нулем. Нет братства, нет солидарности», — подытожил общие настроения лидер ультраправых в Италии Маттео Сальвини.

Евросоюз в очередной раз доказал свою низкую эффективность в критических ситуациях. Долговой кризис еврозоны в начале 2010-х заметно подточил европейскую экономическую систему. Миграционный кризис 2015 года расшатал систему политическую, усилив влияние националистов и евроскептиков. Трехлетний брекзит заставил весь мир говорить о кризисе евроинтеграции. Но добила ЕС истерия вокруг коронавируса. Евросоюз может продержаться в своих физических границах еще год, два, да хоть десять лет. Но идейно он мертв. И виновата в этом не пандемия, а сами европейцы. Коронавирус, как известно, убивает тех, у кого уже есть хронические болезни.

Впервые опубликовано на сайте "Эксперт-Online"

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся