Блог Дениса Хоменко

Священный союз XIX века и идея Санкт-Петербургской системы международных отношений

6 Мая 2020
Распечатать
После триумфальной победы над Французской империей Наполеона Бонапарта, Россия, будучи во главе 6-й антифранцузской коалиции, достигла апогея своего геополитического могущества в Европе и мире. В честь триумфа и с целью недопущения новых революций в Европе, российский император Александр I составил договор по имени - «Священный союз». 14 сентября 1815 года в Париже договор подписали император Австрийской империи Франц I (он же - последний император Священной Римской империи германской нации и президент Германского союза Франц II Гамбург), король Пруссии Фридрих Вильгельм III, и, впоследствии, король Франции Людовик XVIII (а затем, и большинство европейских монархов). Однако, договор не был подписан Британской империей, не желавшей усиления геополитических позиций России в западной Европе.
regnum_picture_1504597798287927_normal.jpg

Источник: Regnum.ru | Жан-Батист Изабе. Венский конгресс. 1814

На основании «Священного союза» в рамках Венского конгресса был определен посленаполеоновский баланс сил в Европе и основана Венская система международных отношений (по имени столицы Австрийской империи, в которой проходил конгресс). По итогам конгресса в 1815 году был образован, по сути, военно-политический союз России, Австрии, Пруссии, Франции и других европейских монархий по имени александровского договора – «Священный союз».

В частности, в рамках Венской системы на месте ликвидированной Наполеоном Священной Римской империи был создан Германский союз 39 немецких княжеств во главе с австрийским императором и усилены позиции Прусского королевства за счет включения в его состав западногерманского княжества (Вестфалия). Тем самым, Александр I подтвердил фарватер петровской геополитики России по усилению русско-австрийского военного союза, и екатерининской геополитики – по усилению русско-прусского военного союза.

Разумеется, будучи во главе «Священного союза» после решающего вклада в общую победу союзников над наполеоновской Францией, Российская империя с 1815 года стала играть «первую скрипку» в концерте европейской геополитики 1-й половины XIX века. Однако, не стоит забывать, что между Британской и Российской империями начинается так называемая «Большая игра» (по сути, «Холодная война» XIX века) по поводу решения «восточного вопроса» - судьбы Османской империи и распределения сфер влияния в Персии, странах Ближнего Востока и центральной Азии.

По иронии истории, в историографии закрепилось такое наименование новой системы международных отношений, как – Венская (по месту проведения конгресса). Но, поскольку в Венской системе главная роль по недопущению и пресечению новых революций в Европе основывалась на дипломатических и вооруженных силах Российской империи, данную систему российские императоры Александр I и Николай I закономерно рассматривали с точки зрения Санкт-Петербургского «Олимпа».

Таким образом, «Священный союз» XIX века воспринимался в европейской политике в контексте геополитической идеи Российской империи по созданию Санкт-Петербургской системы международных отношений. Основой такой системы являлись заложенные со времен Петра Великого и Екатерины Великой русско-австрийский и русско-прусский военные союзы.

Таким образом, располагая в Царстве Польском стратегическим плацдармом в случае антиреволюционных походов в центр и запад Европы, Россия в 1820-х годах приступила к окончательному решению «восточного вопроса». Дело в том, что непрекращающиеся русско-османские войны носили религиозный характер и воспринимались в России как, по сути, «крестовые походы» с целью освобождения христианского населения на Балканах и Ближнем Востоке.

Однако, такое усиление России на Балканах, как ни странно, было невыгодно Австрийской империи, а на Ближнем Востоке – Британской и Французской колониальным империям. Если поведение последних вполне объяснимо с точки зрения вышеупомянутой «Большой игры», то австрийский демарш привел к первой трещине внутри «Священного союза». Например, в случае австрийского воспрепятствования российской поддержки «войны за независимость» греческого народа в 1820-х годах против османского ига. Несмотря на такие противоречия, России удалось в 1833 году вследствие Босфорской операции заключить с османским султаном оборонительный союз (Ункяр-Искелесийский триумф) с правом закрытия черноморских проливов для третьих стран. Данный триумф стал высочайшим достижением России относительно успешного решения многовекового «восточного вопроса» и мощным фактором для продолжения формирования российским императором Николаем I Санкт-Петербургской системы международных отношений. Однако, в условиях давления других геополитических сил Европы Османская империя приняла в 1841 году Лондонскую конвенцию о черноморских проливах, перечеркнувшую достижения Ункяр-Искелесийского триумфа России.

В 1848-1849 годах в Франции, итальянских государствах, княжествах Германского союза, Австрийской империи произошли национально-освободительные революции, вошедшие в мировую историю под ярким именем - «Весна народов». Целью революций было переформатирование монархических принципов Венской системы международных отношений и воплощения революционных принципов республиканских и национальных прав и свобод. Если Пруссия в соответствии с положениями «Священного союза» смогла подавить революционные движения в большинстве княжеств Германского союза, то в Австрийской империи вследствие мощного венгерского восстания императорская династия вновь оказалась перед угрозой поражения и последующего распада империи. В этой ситуации состоялся антиреволюционный поход русского генерала Паскевича, благодаря которому австро-русским войскам удалось подавить венгерское восстание и спасти Австрийскую империю от распада на национальные части. Венгерский поход Паскевича в 1848-1849 годах стал самым ярким проявлением союзнической миссии России в рамках «Священного союза». Но, русско-австрийские противоречия относительно прав южнославянских пророссийских народов на Балканах это не решало.

В 1851 году вследствие государственного переворота во Французской республике, к власти приходит Наполеон III, который уже через год провозглашает о восстановлении бонапартистской Французской империи (побежденной усилиями антифранцузских коалиций в 1815 году).

В 1853 году с целью освобождения славянских народов Балканского полуострова из-под османского ига начинается очередная русско-османская война, в которой Россия уверенно побеждает оттоманские войска на море и на суше. Николай I с целью окончательного решения «восточного вопроса» (то есть победы над Османской империей) планирует решительный поход на Константинополь через балканские земли. Наполеон III создает военный союз Англии, Франции, Австрии и Османской империи против России, что приводит к Крымской войне в 1853-1856 годах. Для Николая I австрийское предательство в пользу новой наполеоновской Франции стало непредвиденным фактором (даже несмотря на недавнее австро-русское усмирение «Весны народов»). Однако, такой демарш стал следствием нежелания Вены усиления России на Балканах и возможного создания «Славянского союза» в случае долгожданной победы над османами. Разумеется, в этом случае бы, габсбургская монархия также лишилась славянских земель, входивших в ее состав.

Австрийский ультиматум наступающим на Константинополь российским войскам ознаменовал собой крах «Священного союза» (хотя Пруссия сохранила нейтральность по отношению к участию в Крымской войне против России, но предпринять что-либо не могла). В Крымской войне России удается благодаря героической обороне Севастополя и успехам против османов в Закавказье достичь практически ничейного результата. Но, при этом Россия теряет право иметь Черноморский флот и продолжать русско-османские войны, что знаменует собой триумф англо-французской «Большой игры» и крах «Священного союза». По итогам Парижского конгресса коалиция Наполеона III, по сути, утверждает в Европе профранцузские правила и принципы Парижской системы международных отношений. Последнее знаменует собой лишь мнимое продолжение существования Венской системы (более того, в 1867 году Австрия станет крайне нестабильной дуалистической Австро-Венгерской империей) и сворачивание основных достижений побед антифранцузских коалиций эпохи наполеоновских войн. Новому российскому императору Александру II будет не до идей о продолжении формирования всеевропейской Санкт-Петербургской системы отношений. Главным останется только способ решения проблем русско-османских войн с целью освобождения славянских народов и от Османской, и от Австро-Венгерской империй. Но, последняя, вскоре получит сильнейшую поддержку возникшей единой Германской империи (бывшей Пруссии).

В 1871 году Наполеон III терпит поражение в франко-прусской войне, и французская гегемония в Европе вновь уходит в прошлое. Германская империя, являясь геоэкономическим центром Европы, начинает поддержку Австро-Венгерской и Османской империй с целью построения транспортного коридора через балканские земли к районам ближневосточной нефти. В 1873 году Александру III удается заключить с австро-венгерским императором Францом-Иосифом I и германским кайзером Вильгельмом I договор «Союз трех императоров» с ясным императивом на реинкарнацию «Священного союза». Но, русско-австрийские противоречия на Балканах вновь всему виной…

В 1877-1878 годах в успешной русско-османской войне (Балканская война) российские войска генерала Скобелева подходят вплотную к османской столице – Константинополю. И здесь вновь начинает повторяться сценарий Крымской войны: британская военно-морская поддержка османов и австро-германские ноты протеста с недвусмысленным намеком на возможность австро-русской войны на Балканах. Как следствие, новый константинопольский поход России терпит неудачу и на Берлинском конгрессе в 1878 году германский канцлер Бисмарк поддерживает австрийский демарш против достигнутых результатов русско-османской войны. На данном конгрессе Германская империя заявляет о себе как новой центральной державе Европы, что сигнализирует о появлении своеобразной Берлинской системы международных отношений. Антагонизм Парижской и Берлинской систем на руинах Венской и Санкт-Петербургской систем международных отношений ознаменует собой финишный путь Европы к развязыванию самоубийственной Первой мировой войны.

На протяжении 1873-1890 годов России все же удастся поддерживать договорный процесс «Союза трех императоров» с целью гипотетического возрождения «Священного союза» (который давал бы и России, и Германии, и Австро-Венгрии преимущества против англо-французской гегемонии). Но, балканские противоречия и австро-германский страх перед тенью «Славянского союза» в случае русской победы над османами оказались сильнее. В 1882 году Германская и Австро-Венгерская империи (а также Италия) заключают военный блок «Тройственный союз», направленный и против Франции, и против России. В 1890 году берлинская сторона отказывается продлевать последний договор из серии «Союза трех императоров». В 1891 году, не имея выбора перед видом австро-германского военного блока, Россия заключает антигерманский оборонительный франко-русский союз. Франко-русский союз предполагал собой взаимные военные действия с запада и востока против возможных агрессивных акций Тройственного союза. В 1904 году Франция заключит антигерманский союз с Англией – «Антанта», к которому в 1907 году присоединиться и Россия. Главным интересом российской стороны в рамках «Антанты», по-прежнему, оставался «восточный вопрос». Однако, не следует забывать, что этот же «восточный вопрос» был ключевым моментом той самой «Большой игры» между Англией, Францией и Россией на протяжении всего XIX века.

Парадоксально, но факт, что Россия после неудачной попытки возрождения русско-австро-германского "Священного союза" могла видеть в образе Антанты такого рода союз с Англией и Францией (однако, тут следует помнить о категорической англо-французской позиции относительно "восточного вопроса" в период Крымской и Балканской войн).

Таким образом, вследствие краха «Священного союза» и забвения идеи Санкт-Петербургской системы отношений, в Европе после Крымской, Балканской и франко-прусской войн обозначились очертания антагонистических систем – Парижской и Берлинской. Русско-австрийские противоречия по «восточному вопросу» привели к краху идеи «Союза трех императоров» (как второго «Священного союза») и не оставили России выбора другого решения проблемы русско-османских войн. Кроме как, в союзе с бывшими противниками в годы Крымской войны – Англией и Францией (будущая Антанта).

Возможно, что России стоило бы выждать время и оставить решение «восточного вопроса» до лучших времен, а по результатам неизбежной новой франко-прусской войны смотреть на дальнейшее поведение Берлина и Вены. Но, в этом случае, Россия оказывалась бы перед лицом единой австро-германской угрозы (учитывая тот факт, что Британская империя продолжала бы политику «блестящей изоляции», опираясь на лучшие в мире военно-морские силы). Но, ясно одно, что если бы до Крымской войны Австрия не помешала бы России окончательно решить «восточный вопрос», то Санкт-Петербургская система международных отношений из идеи стала бы реальностью. Австро-русский союз, заложенный со времен Петра Великого, сохранил бы стабильность в центре Европы и не допустил новых наполеоновских амбиций Франции. Но, конечно, кроме русско-австро-прусского «Священного союза» на балканских руинах Османской империи мог бы появиться и полноценный «Славянский союз» (чего, естественно, боялась не только Австрия).
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся