Китай в меняющемся мире: новые вызовы

РВЭП в приоритетах внешней политики КНР

25 Августа 2016
Распечатать

Жизнь требует движений (с) Аристотель

 

   Начало 2000-х годов было сопряжено с появлением новых инициатив сотрудничества в Восточной Азии. Первоначально желание Китая развивать региональную интеграцию основывалось исключительно на экономических факторах, а не на фундаментальном переосмыслении глобальной и региональной геополитики. Региональные аспекты внешней политики КНР базировались на ускорении развития экономического сотрудничества со странами АТР, что в конечном итоге, по мнению Пекина, должно привести к формированию устойчивых общих интересов стран региона и, соответственно, к созданию надежных механизмов региональной безопасности. Но, активизация американских действий в АТР, усиление позиций Китая в регионе и на мировой арене, побудили страну развивать собственную интеграционную стратегию. Одним из ключевых приоритетов Китая в начале века стало формирование Восточноазиатского саммита на базе АСЕАН+3. Несмотря на то, что первоначальная идея КНР не воплотилась в жизнь, ВАС был создан в 2005 году 16 странами, куда помимо АСЕАН+3, Австралии, Новой Зеландии и Индии в 2011 году вошли США и Россия.

 

Предпосылки к образованию РВЭП

 

   В рамках ВАС существовало немало разногласий. Так, например, две параллельные инициативы Китая и Японии о создании Восточноазиатской ЗСТ и Всеобъемлющего экономического партнерства. В отличии от китайской инициативы, Япония предлагала образование сотрудничество на более высоком уровне, в условия которого, помимо либерализации торговли, включалось решение вопросов интеллектуальной собственности, введение таможенных стандартов и проч. Таким образом, подобный раскол внутри ВАС, инициатива создания ТТП, предложении Австралии создать Азиатско-Тихоокеанское сообщество вынудило Китай действовать. В ноябре 2012 года в Камбодже состоялись первые переговоры по созданию РВЭП.

   РВЭП — интеграционная инициатива Китая, направленная на упрочение связей в АТР и в конечном итоге, создания единой ЗСТ между странами АСЕАН +6 (Китай, Япония, Республика Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия). Несмотря на тот факт, что изначально двигателем создания РВЭП была АСЕАН, именно Китай активно старается претворить эту идею в жизнь. 

 

Фото: Toto S / http://print.kompas.com/baca/2016/03/15/Indonesia-and-RCEP-Initiative?utm_source=bacajuga     

Являясь крупнейшей экономикой в регионе, Китай – важнейшая движущая сила экономической кооперации в АТР – активно поддерживает АСЕАН в продвижении РВЭП. Ключевые интересы Китая можно условно разделить на два блока: политические и экономические.

 

РВЭП в приоритетах внешней политики КНР

 

   В первую очередь к экономическим интересам относится создание единого открытого регионального емкого рынка с большим потенциалом развития. Сейчас перед Китаем стоит задача найти новые рынки сбыта. Это одна из главных задач создания также и других интеграционных проектов, например, «Один пояс – однин путь».

   ТТП представляет собой распространение американских идей и стандартов внутри партнерства. РВЭП, в свою очередь, во многом является отражением китайской политики. Информация в таблице № 1 наглядно иллюстрирует, что сферы сотрудничества в рамках проекта обусловлены в основном китайскими интересами. Так в рамках переговоров пока что не затронуты такие нормы как защита интеллектуального права, введение единых стандартов по защите окружающей среды и проч.

   В связи с тем, что со предполагаемые участники РВЭП уже тесно связаны с КНР в сфере экономики, данное партнерство можно рассматривать как удобную платформу для реализации китайских торговых амбиций. «Китай может эффективно использовать РВЭП в качестве полигона, чтобы объединить свои двусторонние и многосторонние экономические связи…»[1]. Уже 4 год идут переговоры по созданию трехсторонней ЗСТ КНР-Япония-РК. Образование РВЭП может заметно ускорить этот процесс, что так же весьма выгодно Китаю.

   Сотрудничество в рамках РВЭП может оказать содействие осуществлению других региональных проектов Китая, а именно ЭПШП, Морской Шелковый путь, Экономический коридор Китай-Индия-Мьянма-Бангладеш. После образования РВЭП процесс переговоров будет облегчен, и странам будет проще прийти к консенсусу уже на достигнутых договоренностей в рамках РВЭП. 

   К политическим интересам Китая, несомненно, относится стратегическая задача – упрочить свою позицию лидера в регионе, не допустив усиление роли США.

 

Ключевые противоречия образования РВЭП

 

   Существует немалое количество препятствий образования РВЭП. Главным источником противоречий являются диспропорции в уровне экономического развития стран-участниц. Страны не могут договориться о списке товарных позиций, на которые предполагается снижение тарифов[2], условиях доступа на рынок услуг и таможенных процедур. Существуют разногласия между предполагаемыми участниками партнерства в создании ЗСТ (с 2013 года идут переговоры о создании зоны свободной торговли между Китаем, Японией и РК), одной из помех являются территориальные споры. Немаловажным препятствием является участие 9 предполагаемых членов РВЭП в ТТП. Несмотря на то, что членство в ТТП не подразумевает запрет на вступление в похожие интеграционные группы, оно ставит вопрос о необходимости участия в других.

 

Фото: http://aseantuc.org/2015/10/what-is-rcep/

РВЭП и ТТП: конкуренция или комплиментарность?

   Здесь представляется целесообразным рассмотреть перспективу сосуществования двух мега – партнерств. Анализируя характеристику двух интеграционных структур, можно сделать вывод, что условия членства РВЭП довольно лояльны, в сравнении с категоричными требованиями ТТП. В первую очередь, ТТП это продвижение американской модели развития, в то время как РВЭП предполагает учитывать индивидуальные особенностей каждой из стран. Транс-Тихоокеанское партнерство продвигает торгово-экономические стандарты Америки: соглашение ТТП предполагает не только практически полную либерализацию экономики, но и вмешательство во внутреннее регулирование стран. Фактически – распространение американских норм и ценностей на всех участников, с целью достижения всеми высоких стандартов развитых стран. Примером могут послужить рекомендации по борьбе с коррупцией. Для детального сравнения условий двух интеграционных партнерств в Таблице № 1 указаны сферы сотрудничества в рамках двух интеграционных проектов, которые предполагают введения общих стандартов для участников.

Таблица № 1. Сравнение сфер сотрудничества ТТП и РВЭП.

Сферы сотрудничества

ТТП

РВЭП

Торговля товарами

+         

+         

 - Доступ к рынку для товаров

+         

+         

- Текстиль и швейная продукция

+    

0

 - Правила происхождения

0

 - Таможня

+    

0

 - Содействие торговле

 

+         

 - TBT

+   

0

 - SPS

+       

0

 - Средства защиты торговли

+        

0

Торговля услугами

+      

+      

 - Трансграничные услуги

+      

+        

 - Финансовые услуги

+      

0

 - Телекоммуникации

+

0

Инвестиции

+   

+         

Техническое сотрудничество

+       

+        

Интеллектуальная собственность

+        

+        

Конкурентоспособность

+        

+     

Разрешение конфликтов

+   

+    

Правовые и организационные вопросы

+      

0    

Другое:

+        

+         

 - Электронная коммерция

+        

 - Окружающая среда

+        

 

 - Гос. Закупки

+  

 

 - Трудовые ресурсы

+         

 

(прим.)  +   знак означает, что вопросы обсуждены.  0   – этот знак в колонке РВЭП означает, что вопросы должны быть обсуждены, исходя из уже существующих ЗСТ АСЕАН+1.

 

Источник: Shujiro Urata. A Stages Approach to Regional Economic Integration in Asia Pacific. // New Direction in Asia-Pacific Economic Integration. 2014. С. 126.

  

Однако главные вопросы, которые задают эксперты: каковы перспективы создания РВЭП и будет ли деятельность ТТП и РВЭП направлена на сотрудничество или противостояние. Для того чтобы ответить на них, необходимо выявить истинные цели создания данных интеграционных образований.

   Принимая во внимание тот факт, что все страны-участницы ТТП являются членами АТЭС и ВТО, условия нового соглашения не являются новаторскими. Между странами-членами ТТП уже существует льготная торговля, а таможенные барьеры снижены и вне рамок данного партнерства (см. Таблица № 2).

 

Таблица № 2. Страны-Члены ТТП, РВЭП, ВТО, участвующие экономики АТЭС

 

Источник: APEC // URL: apec.org/member-economies.aspx; TPP // URL: ustr.gov/tpp/; RCEP members. ARIC // URL: aric.adb.org/; WTO members // URL: www.wto.org/

 

      По заявлениям Х. Клинтон, реализация условий ТТП может отрицательно отразиться на Америке, а именно, потеря рабочих мест в связи с унификацией рынка труда. Крайне вероятно появление описанного Робертом Мертоном «эффекта Матфея», при котором крупные корпорации будут выигрывать, а потребитель терять. Не говоря уже об убытках, которые могут понести другие страны-участницы. Несмотря на то, что условия соглашения должны быть выполнены странами в течении 30-ти летнего периода, с трудом представляется, каким образом Вьетнам и Малайзия воплотят в жизнь жесткие требования ТТП, например, как они достигнут заявленных, к примеру, экологических и трудовых стандартов.

   Китайская интеграционная инициатива хоть и является более гибкой, но также во многом повторяет условия уже существующих интеграционных форматов. Одна из заявленных окончательных целей РВЭП – создание единой ЗСТ, но у стран АСЕАН уже действует 5 ЗСТ (в формате АСЕАН+1) со всеми участниками РВЭП (с Австралией и Новой Зеландией одна зона свободной торговли). Кроме того, между предполагаемыми участниками есть и двусторонние ЗСТ (Япония-Вьетнам, Китай – Новая Зеландия и т.д.). А «обязательства по таким инструментам торговой политики как, например, антидемпинговые, компенсационные, специальные защитные меры, а также субсидии в секторе сельского хозяйства, вероятно, продублируют те, которые потенциальные члены РВЭП взяли на себя в рамках соглашений ВТО»[3]. К тому же, Китай сейчас активно продвигает проект «Один пояс – один путь», который является более масштабным и амбициозным.

   Таким образом, на практике получается, что нет реальной экономической необходимости в создании данных партнерств. В политическом плане это не что иное как гонка на опережение за лидерство в АТР. 

 

Фото: http://economyincrisis.org/content/it-is-time-to-stand-up-to-china

 

 Вместо заключения

 

   На основании проделанного анализа, можно сделать вывод, что экономические выгоды создания РВЭП крайне сомнительны. Несмотря на бесспорное углубление экономической интеграции между участниками проектов, в случае реализации запланированных целей, потери так же неизбежны. В случае развивающихся стран – возможная экономическая эксплуатация и неравноправное распределение выгод, для развитых стран – осложнение на рынках труда, приток мигрантов, кроме того, отсутствие политики протекционизма непременно нанесет удар по некоторым отраслям производства. Несмотря на заявленный новый образец «всеобъемлющего и высококачественного сотрудничества», ТТП и планируемый РВЭП во многом повторяют уже существующие интеграционные блоки, как в доктринальном плане, так и составном (см. таблицу 2). Это так же ставит вопрос о целесообразности воплощения данных проектов.

   Единственной неопровержимой причиной продвижения Китаем нового проекта является стратегическое соперничество с США в регионе.


[1] Quan Yi. RCEP: A Chinese perspective. // New Direction in Asia-Pacific Economic Integration. East-West Center. 2014. С. 136

[2] Канаев Е.А. ТТП и РВЭП в системе экономического регионализма АТР // Современные и перспективные направления сотрудничества России с экономиками АТЭС. - Комсомольск-на-Амуре, 2013. С. 62

[3] Кадочников П.А., Пономарева О.В. Формирование Всеобъемлющего регионального партнерства: перспективы и последствия. // Мировая экономика. 2014. С. 7.

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся