Блог Андрея Лямзина

Четыре дня в Минске: путевые заметки

26 Сентября 2013
Распечатать

Будучи по своей первой специальности источниковедом, я имею склонность доверять всему тому, что непосредственно передаёт сведения о прошлом. Став международником, я по прежнему испытываю особое доверие к тому, что можно самому увидеть, услышать и потрогать. Поэтому, неожиданно предоставившаяся возможность увидеть своими глазами загадочную Белоруссию привела меня в неописуемый восторг. Впечатлениями от этой поездки я и спешу поделиться. Они не претендуют на глубокие научные обобщения, но смею заверить, что всё описанное я видел собственными глазами и почувствовал собственным сердцем.

 

Хоть я и знаю о Белоруссии несколько больше статистического россиянина, тем не менее, не был до конца уверен в том, что я увижу. Моё воображение рисовало чистое изоляционистское государство, тихий и спокойный осколок Советского Союза, наполненный чудаковатыми начинаниями своего вождя, профинансированными российскими налогоплательщиками. По крайней мере, мне казалось, что всё будет просто и предсказуемо.

 

Оказавшись на месте, я быстро понял, что со спокойствием и безмятежностью придётся проститься. Все четыре дня мозг напряженно работал, извилины интенсивно извивались. Причиной тому стало несколько моментов. Во-первых привычную картину мира постоянно что-то нарушало, особенно соседство взаимоисключающих элементов. Я постоянно пытался понять как это работает и не находил однозначного ответа. Начнём с аэропорта. Когда наш самолёт приземлился, практически сразу он поразил меня своей пустынностью, это особенно бросается в глаза, когда летишь из Шереметьево, которое гудит как осиный улей. А здесь, вспоминаются строки из песни: «Тихо как в раю, звёзды над местечком высоки и ярки»… Пяток Боингов «Белавиа» и чуть больше Ил-76, грозно возвышающихся вдалеке, терялись на огромном лётном поле и на фоне грозного вида здания аэропорта. Аэропорт напоминал огромный космический корабль из мультфильма про трансформеров. Надо полагать, советские архитекторы спроектировали его с расчётом на устрашение вероятного противника, а может даже надеялись использовать его как оборонительное сооружение на случай Третьей мировой войны. Интерьер зала прилёта поначалу тоже убеждал в том, что мы возвращаемся в Советский Союз. Чёрные пластиковые табло советского образца, похоже, помнили многое как и движущиеся ленты для выдачи багажа. Однако, на соседней стене обнаружилась огромная соблазнительная реклама казино, что вступало в жесткий клинч с образами советского прошлого. Знакомство с залом отлёта выявило ещё одно противоречие с рыночной действительностью. В аэропортовых киосках и магазинчиках отсутствует наценка. Бутылочка чёрной «Бела-колы» стоит 5500 белорусских рублей, как в минском ГУМе.

 

Белорусские деньги, это тоже отдельная тема, которая постоянно не давала расслабиться, потому что приходилось пересчитывать их в российские рубли. Сейчас, после прошлогодней девальвации один российский рубль стоит примерно 280 белорусских. Исходя из этого, мы придумали простое правило пересчёта – зачёркиваешь в уме два последних нуля, остальное делишь на три. Судя по таксисту, который вёз нас из аэропорта, местные жители в совершенстве владеют мастерством пересчёта рублей в доллары, евро и наоборот. И тут понимаешь, что человек, постоянно считающий в уме, продумывает также и варианты своего взаимодействия не только с валютой, экономикой, но и политикой России, Европы и США. С деньгами в Белоруссии творится много загадочных вещей. Реклама казино есть не только в аэропорту. Не только реклама, но и сами казино в городе повсеместно. Рассказывают, что на выходные туда приезжает изрядное количество машин с российскими номерами, пассажиры и водители которых с воодушевлением оставляют в Минске российские рубли.

 

Любопытная особенность связана с инфляцией белорусского рубля. Говорят, некоторые богатые россияне этим также пользуются, но уже себе на выгоду. Суть в том, что ставка рефинансирования белорусского Центробанка около 40 %. Соответственно и проценты по вкладам столь же велики. Соответственно, вложив российские рубли в белорусский банк, через год можно получить неплохую прибыль.

 

Подозреваю, что инфляционные ожидания можно использовать и по-иному. Как известно, руководство Белоруссии призывает население страны: «Купляйце берарускае!» И не только призывает, но и требует у министров освобождать склады любой ценой. По крайней мере, об этом говорят белорусы. Вот и зародилась у меня мыслишка, не была ли девальвация 2012 года, когда с прилавков сметалось абсолютно всё, ещё одним ненасильственным способом отъёма денег у населения в обмен на товары белорусского производства.

 

Полиэтничное, поликонфессиональное и многовекторное общество обострило чувство поиска самоидентичности. У меня как у Айпэда включился поиск геолокации, кто я, где я, на чьей я стороне? Казалось бы, все эти поли… не сразу бросаются в глаза. Более того, одна из характерных особенностей Белоруссии – жесткая миграционная политика. На улицах не встретишь такого количества мигрантов из Средней Азии и Закавказья, как у нас. Белорусы продают виноград и яблоки, мостят тротуары плиткой, моют пол в универмагах, сидят на кассах и водят автобусы. Но здесь есть иное, европейское влияние. Все православные храмы, которые я видел, судя по элементам готики и барокко,  когда-то были костёлами. Молодёжь выглядит абсолютно по-европейски, но говорит по-русски. Минск, с одной стороны – столица сталинского ампира, настолько величественного, что более мощный ампир, наверное, можно найти только в Риме. С другой стороны, это абсолютно европейский город. Дороги ровные, широкие, чистые. Лично ходил несколько дней и ботинки нисколько не запачкались, как в Берлине. Интересно, что и состав автомобилей на улицах как в Германии. В основном, немецкие, японские, французские. Советские и российские машины – в рамках статистической погрешности. Даже «Логаны» и «Сандеро» чаще попадаются румынской сборки, а не российской. Белорусская милиция предпочитает передвигаться на «Опелях». Мною были замечены, например, модели «Инсигния» и «Корса». Белорусские автолюбители очень болезненно, в этой связи, переживают вступление страны в Таможенный Союз с Россией. Теперь вместо 700 евро таможенной пошлины они вынуждены платить 8-10 000 евро таможенного платежа за машину. И они говорят: «А мы всё равно не будем покупать ваши машины! Даже немецкие, собранные у вас. Потому, что они хуже! Мы лучше переплатим, но купим немецкой сборки».

 

А что говорить о других товарах! Очень многие белорусы из страны «последней диктатуры Европы» имеют открытые шенгенские визы и спокойно ездят за покупками в Литву или Польшу. До Вильнюса от Минска рукой подать! Там покупают даже продукты, потому что, говорят, там дешевле и качественнее. Население Белоруссии выбирает, где им удобнее.

 

Тем временем, борьба за белорусский рынок продолжается. Буквально накануне нашего отлёта в Минск, 17 сентября, Президент России поддержал главу российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константина Бабкина, который заявил: «Россия за пять лет не поставила ни одного комбайна на белорусский рынок, при этом только за последнее время в Россию белорусскими компаниями продано 3,5 тысячи комбайнов». Примерно так и начинаются торговые войны. И причины их вполне объяснимы. Белорусы не хотят покупать наши легковушки, но хотят продавать нам свои комбайны и грузовики. Эти и многие другие интересы нам придётся согласовывать, но делать это нужно осторожно и уважительно, потому что у Белоруссии есть выбор, как и у России.

 

Об этом мне подумалось, в последний, четвёртый день пребывания в Минске, когда я заглянул в дом-музей I съезда РСДРП. Тогда мне подумалось, что белорусская земля удивительна ещё и тем, что коммунистический эксперимент, начавшийся в начале марта 1898 года в доме на улице Захарьевской 133, завершился 8 декабря 1991 года в другом уютном белорусском домике, в Беловежской пуще.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся