Блог Александра Степанова

Карибская симметрия для НАТО

10 Ноября 2021
Распечатать

Деструктивная линия Запада

Военная активность НАТО в приграничных с РФ странах Восточной Европы и Прибалтики, все глубже погрязающих в доктрине «Военного устрашения», помимо прямой милитаризации региона разрушают и хрупкую стабильность международной архитектуры безопасности.

l_313828.jpg

Источник: ТАСС

Центробежные процессы внутри Альянса, устойчивые стремления Вашингтона окончательно взять под контроль процесс принятия военно-политических решений без учета интересов европейских партнеров, приводят к выталкиванию последних на рубеж фактически прямого потенциального военного конфликта с РФ.

Развертывание новых элементов системы ПРО, в том числе ее военно-морского компонента, привлечение военнослужащих неядерных стран Альянса к маневрам, направленным на отработку применения оружия массового поражения, по факту полностью обесценивают традиции и нормативно-правовую базу, регламентирующую правила геополитический борьбы.

Линия нагнетания ситуации закреплена на недавно прошедшем саммите НАТО, где Россия вновь обозначена в качества основной угрозы Запада, в результате чего выработан целый комплекс мер сдерживания, включая возможность, «при необходимости», использовать ударный ядерный потенциал и кибероружие.

Устами генсека Йенса Столтенберга Альянс открыто декларирует намерения по быстрой переброске войск в Черноморский район, подключении региональных членов НАТО — Турции, Румынии и Болгарии: «Мы нарастили своё присутствие в Черноморском регионе, в море, воздухе и на суше в ответ на агрессивные действия России. Мы изучаем возможности для быстрой переброски подкрепления в виде сил и средств в регион в случае необходимости».

Упоминаются и «важные партнеры» — Грузия и Украина с их менее скромным, но готовым на использование в рамках демонстрации лояльности военным потенциалом.

«Необходимо четко дать понять руководству в Москве, что мы готовы в конечном итоге применить оружие», - заявила на полях саммита министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

В качестве практического подтверждения агрессивных намерений, после временной «мотивационной накачки» на полях саммита, в акваторию Черного моря направлен флагманский командный корабль 6 флота США Mount Whitney «для проведения совместных операций с силами Североатлантического альянса». Вслед ему устремился второй корабль. При этом Западное командование подтвердило, что «никакие это не учения, а совместная операция». Именно этот термин использовано в официальном заявлении ВМС США.

До этого в июле 2021 года более 2000 военнослужащих и 30 кораблей приняли участие в учениях НАТО в Черном море под условным наименованием «Бриз-2021».

Визит незваных гостей с оккупационными претензиями в зону суверенных интересов России осуществляется на фоне одновременного прекращения работы военной миссии связи и информационного бюро НАТО в Москве и постпредства России при Альянсе в Брюсселе. Диалога больше нет. Исключительно по инициативе наших оппонентов.

Не менее тенденциозным является неоднократное упоминание о наличии в Европе спецпотенциала и возможности дать прикоснуться к его «сакральной силе» военнослужащим из стран, не входящим в «ядерный клуб» (ФРГ и Италии), что было демонстративно реализовано в ходе совместный учений «Steadfast Noon» в Германии. По факту - нарушение положений Договора о нераспространении ядерного оружия.

Образ врага

Инверсия смыслов. Подмена понятий. Наращивание военного присутствия у границ России исключительно из соображений оказания дополнительного давления.

Причин много, от провала политики мультикультурализма и выхода Европы из под тотального диктата Вашингтона, а также поступательно наращиваемого энергетического взаимодействия Берлина с Москвой, неизбежного ввода в эксплуатацию «Северного потока – 2», несмотря на колоссальные усилия американцев по его блокированию. До банально и уверенно набирающих обороты последствий глобального финансового кризиса. Он отчетливо резонирует под палладианскими сводами Белого дома, усугубляя драматическое снижение рейтингов временного хозяина овального кабинета.

Образ врага очень важен для оперативной политики Запада, особенно в контексте военного освоения приграничных с РФ территорий.

Коллективный ритуальный «танец с саблями» Альянса с задействованием современных типов вооружений и средств доставки оружия массового поражения, нацеленных на объекты критически важной инфраструктуры и органы военного управления России, несет прямую угрозу экзистенциального характера для нашей страны. И одновременно становится едва-ли не основным мотивационным фактором объединения утративших общий вектор развития «лидеров» западного мира.

Самоубийственная риторика Альянса направлена на отвлечение внимания внутриблоковой аудитории на негодный объект - надуманную внешнюю угрозу в лице «вездесущей Москвы».

Отсутствие созидательной повестки отчетливо свидетельствует о кризисе западной политической мысли, деградации подконтрольных Вашингтону и Брюсселю глобальных институтов (на примере явно провального Климатического саммита в Глазго). Окончательно размывается прежде присутствовавшее чувство ответственности «за судьбу человечества», опиравшееся на договороспособности постоянных членов Совета безопасности ООН.

Правовая основа архитектуры международной безопасности, после односторонних инициатив Вашингтона (выход из договоров о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), по открытому небу (ДОН)), фактически находится в руинах.

Наш ответ

Но какая реакция возможна и, в первую очередь, оправданна и логически последовательна в данном контексте со стороны России? Какие симметричные меры целесообразно предпринять для разрядки обстановки, придания ей новых доходчивых для оппонентов смыслов и смещения акцентов противостояния на альтернативные геополитические площадки?

Есть возможность зеркальной проекции силы в чувствительный для Вашингтона в силу географической близости регион. Речь о Карибском бассейне. Но не о новой интерпретации одноименного кризиса в версии 2.0, оригинальный сюжет которого чуть не вверг мир более полувека назад в финальную фазу деструктивных процессов ядерного распада.

А скорее, о симметричном смещении акцентов военно-политического и информационного противоборства в зону жизненно-важных интересов США, направленном на снижение их активности в нашем приграничье.

По заявлению министра обороны России генерала армии С.К. Шойгу, ключевым событием 2023 года станут совместные с Белоруссией учения «Щит союза» в рамках совместного плана мероприятий по обеспечению военной безопасности до 2024 года.

Сроки проведения маневров Союзного государства позволяют внести определенные коррективы в план мероприятий, выдвинуть отдельные этапы на внешние рубежи, включив в качестве зоны отработки задач по совместному применению сил и средств территориальные воды Венесуэлы, Никарагуа и Кубы (обращаю внимание, что это лишь теоретические гипотезы).

Венесуэла

Российское командование уже рассматривало возможность развертывания оперативного аэродрома дальней авиации в районе Центральной или Латинской Америки. И в 2008 году в период правления в Венесуэле У.Чавеса такая возможность была обозначена местными властями.

В частности, по данным бывшего начальника штаба Дальней авиации генерал-майора Анатолия Жихарева, тогда Чавес заявил о готовности отдать России свой остров Орчила в аренду для организации на нем базы нашей стратегической авиации. Для этого потребовалась бы несущественная модернизация - наращивание еще 300 метров взлетно-посадочной полосы протяженностью 3200 метров.

В рамках развития международного военного сотрудничества с Боливарианской Республикой, Россия в конце 2008 года провела военные учения в Карибском бассейне. В маневрах совместно с ВМС Венесуэлы принимал участие отряд боевых кораблей Северного флота в составе тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий», большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко».

От Венесуэлы в маневрах участвовали три фрегата, транспортный корабль-амфибия, четыре патрульных корабля, четыре катера береговой охраны, самолеты морской авиации, эскадрилья истребителей Су-30МК2, а также 700 военнослужащих боливарианских вооруженных сил. Существенные силы следует отметить.

В 2018 году в Венесуэлу направлены два ракетоносца Ту-160, где они реализовали совместные маневры с истребителями национальных ВВС Венесуэлы. Летом 2019 года многоцелевой фрегат «Адмирал Горшков» (вооруженный ракетным комплексом «Калибр») пересек Панамский канал с целью «прогулки» по бирюзовой глади Карибского бассейна, вызвавшей панику у регионального американского командования.

В логику выработки стратегии симметричного ответа укладываются проводимые на регулярной основе ВС Венесуэлы командно-штабные учения «Щит Боливара», размах которых в 2020 году вызвал волну негодования со стороны проамериканских СМИ и региональных оппонентов Каракаса. При этом, Боливарианская республика изначально заявляла оборонительный характер своих маневров, прежде всего направленных на отработку тактики отражения внешнего военного вмешательства со стороны США (о возможности которого не стесняясь заявлял бывший президент Д. Трамп).

Никарагуа

Отдельного внимание заслуживает никарагуанский сюжет. Решение Международного суда ООН от 27 июня 1986 года по делу «Никарагуа против Соединенных Штатов Америки» зафискировало влияние института применения силы и дальнейшее его развитие в международном праве.

США были обвинены в нарушении принципа неприменения силы и угрозы силой, а также принципа невмешательства государства в дела другого государства. Данные действия состояли в осуществляемой Вашингтоном поддержке никарагуанской антиправительственной группировки контрас (а именно: финансирование, обучение, вооружение, оснащение, снабжение провиантом), систематических нападениях и вторжениях в водное и воздушное пространство Никарагуа в 1983–1984, а также в минировании войсками США внутренних и территориальных никарагуанских вод в течение первых месяцев 1984 года.

Кроме того, США разрешали и направляли полёты своей военной авиации над территорией Никарагуа, что явилось прямым и грубым нарушением общеобязательного международно-правового принципа уважения и соблюдения суверенитета других государств.

В ходе следования в 2008 году к месту проведения совместных с ВМС Венесуэлы маневров российские военные корабли подошли к побережью Никарагуа с заходом в местный порт Блуфилдс, доставив в страну гуманитарные грузы. Безусловно последовал информационный резонанс со стороны подконтрольных США деятелей местной оппозиции, но заблаговременное согласование данного визита с действующей властью и соблюдение всех установленных норм не позволили им выйти за рамки осуждения и «выражения озабоченности» Госдепом.

Последующее развитие региональной политики Вашингтона показало, что от агрессивной линии по отношению к Манагуа он отказываться не собирается, фактически ведя гибридную войну против правительства Д.Ортеги. Ярким примером сохранения американцами своего контроля, несмотря на геополитические амбиции Пекина, стала блокировка строительства Никарагуанского канала под надуманными предлогами нарушения экологических норм и подкрепленной протестами местного населения, организованными аффилированными с посольством США эко-активистами.

Кубинская линия

Куба также не должна оставаться в стороне от нашего внимания, особенно с учетом регулярных попыток дестабилизации Вашингтоном внутриполитической обстановки на острове свободы. После серии протестных акций в июне 2021 года министром иностранных дел Кубы Бруно Родригесом Паррильей в адрес США выдвинуты официальные обвинения.

Но с военно-политической точки зрения приоритетную значимость имеет возможность возобновления работы центра радиоэлектронной разведки в Лурдесе. Объект действовал с 1967 года. Расположенный в 250 километрах от границ США, он позволял перехватывать данные практически по всей американской территории. В 2001 году по финансовым причинам и настоятельным просьбам Вашингтона, центр прекратил свою деятельность (будем надеяться временно), в феврале 2002 года последние российские специалисты покинули объект.

Целесообразность возвращения на повестку данного вопроса в 2017 году обозначил глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов. По мнению британского The spectator укрепление связей Москвы и Гаваны формируют новые вызовы для Вашингтона, и возобновление деятельности центра в Лурдесе является вопросом времени.

В феврале 2020 года в Гавану с шестидневным визитом слетал главнокомандующий Военно-Морским флотом РФ адмирал Николай Евменов.

По мнению директора американского Института кубинских исследований Х.Сучлицки: «Российские подводные лодки теперь несут ядерные ракеты, а их присутствие на дне океана в водах у побережья Кубы представляют собой серьезную угрозу для США…». Стоит зафиксировать эту линию в западном экспертном сообществе, транслировать ее возможные последствия военно-политическому руководству Альянса для глубокого уяснения взаимозависимости мировых процессов.

Китайское участие

Назидательная политика Вашингтона в ближней морской зоне суверенных интересов Пекина также должна возыметь обратный эффект. Возможность сместить акценты на восточную часть Тихого океана могла бы существенно разгрузить накаляемую Западом обстановку в Южно-китайском море.

По данным американских экспертов, Китай уже установил через свои компании, специализирующиеся на управлении морскими портами и строительстве портовой инфраструктуры, контроль над большинством морских ворот карибских государств. Развертывание там военной инфраструктуры остается для НОАК лишь вопросом времени и остроты повода со стороны агрессивной линии США.

Участие Пекина в совместных с РФ учениях в Карибском бассейне безусловно придало бы «международного веса» маневрам, а их легитимность и соответствие нормам международного права была бы подкреплена соответствующей предварительной правовой проработкой по линии профильных министерств и ведомств двух постоянных членов Совбеза ООН.

Рассматривая данный вид взаимодействия в ретроспективе, впервые военно-морские манёвры флотов России и Китая состоялись ещё в августе 2005 года в Жёлтом море, став частью крупномасштабных учений «Мирная миссия - 2005», организованных Шанхайской организацией сотрудничества. Начиная с 2012 года в формате специализированных военно-морских учений, ежегодно проводилось «Морское взаимодействие».

В октябре 2021 года в Японском море проведено очередное «Морское взаимодействие-2021», которое демонстрирует наши общие интересы с Пекином в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Особенностью данных маневров явился фон громко анонсированного создание нового военно-политического альянса между США, Великобританией и Австралией (АУКУС), имеющего явный антикитайский подтекст.

Комплекс подобных мероприятий, в официальном формате согласованный с властями суверенных региональных союзников РФ и Китая (Венесуэлой, Никарагуа, Куба), реализованный в их территориальных водах, может быть сопряжен с отработкой пусков новых систем гиперзвукового оружия (прежде всего «Циркона»), а также тактических схем применения гиперзвукового комплекса «Кинжал» с возможным задействованием в качестве носителей Ту-160М2 и Ту-22М3М.

Оказание помощи в укреплении суверенитета ключевым региональным партнерам обеспечит развитие российского экономического и военно-политического присутствия в Латинской Америке и зоне Карибского бассейна, создадут новые рычаги влияния на агрессивную политику Вашингтона.

Сопутствующим результатом информационного воздействия станет обеспокоенность командования 4-го флота ВМС США насыщением зоны их прямой ответственности современными образцами отечественного и китайского вооружения.

Сценарий с одной стороны утопический с оттенком призыва к милитаризации. Но давайте рассматривать подобные сюжеты без отрыва от общей картины происходящего. В таком случае они довольно гармонично вписываются в общие тенденции и лишь придают сдерживающий баланс безапелляционно агрессивной линии Запада в зонах жизненно-важных интересов России и Китая.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся