Блог Аделины Радуйко

Интересы КНР в Арктике

22 Марта 2021
Распечатать

В данной статье анализируются экономические и политические факторы повышенного интереса КНР к Арктике. Особое внимание уделяется важности не только нефтегазовых ресурсов, традиционно входящих в основной спектр интересов КНР в Арктическом регионе, но и полиметаллов, а именно — Баимскому месторождению Чукотской АО, освоение которого в настоящее время реализуется казахстанской компанией «KAZ Minerals». Данное месторождение содержит огромные запасы меди и золота, что имеет огромное значение для Китая, заинтересованного в поставках концентрата.

ea81c9f6af4c857d4f2d88b375084591.jpg

Фото: Jean de Pomereu, International Polar Foundation

Китай в Арктике

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., все государства обладают исключительным правом на разработку недр в пределах принадлежащей им исключительной экономической зоны и континентального шельфа. Арктическими государствами являются Россия, Канада, Норвегия, Дания, США, Исландия, Финляндия и Швеция. Однако таяние льдов вызвало повышенную активность в Арктическом регионе не только арктических государств, но и неарктических, в том числе стран АТР. В 2013 г. такие страны АТР, как Китай, Япония, Южная Корея и Индия, вступили в Арктический совет в качестве членов наблюдателей. Несмотря на то, что данная организация играет значительную роль в принятии решений, связанных с деятельностью в регионе, такие решения носят лишь рекомендательный характер [4].

С момента вступления в Арктический совет Китай стал прикладывать всё больше усилий для развития региона, что объясняется заинтересованностью этой страны в природных ресурсах, которыми богата Арктика. Выделим политические и экономические факторы повышенного интереса КНР к Арктическому региону.

Политические интересы

КНР, будучи второй экономикой мира и государством, имеющим существенный вес в мировой политике, стремится не только закрепить, но и увеличить степень своего регионального и геополитического влияния. Арктический регион, нуждающийся в масштабном развитии и освоении, как в области научных исследований, так и в области добычи минеральных ресурсов, является регионом, где Китай может сыграть важнейшую роль.

Первым шагом к преодолению «арктического барьера» стало вступление неарктического азиатского государства в Арктический совет. Затем грандиозные планы Поднебесной в Арктике отразились в выпущенной в 2018 г. Белой Книге КНР по Арктике, где Китай открыто заявляет о принадлежности страны к статусу морской державы, что непосредственно относится к развитию активной деятельности в Арктическом регионе. Более того, Арктика стала частью китайской Инициативы пояса и пути (ИПП): планируется связать Северный морской путь и морской Шелковый путь XXI в. Данная инициатива содержится в Концепции морского сотрудничества в рамках ИПП, выпущенной морским ведомством КНР и Государственным комитетом по делам реформ и развития в 2017 г. Концепция призвана определить рамки и стандарты использования маршрута Северного морского пути при передвижении в европейские порты. Таким образом, КНР на государственном уровне посредством публикации многочисленных официальных документов открыто заявляет о своих намерениях наращивания деятельности в Арктике.

Экономические интересы

К экономическим интересам КНР в Арктике, главным образом, относятся Северный морской путь и минеральные ресурсы, которыми богата Арктика.

Северный морской путь

Северный морской путь является более коротким маршрутом до крупнейших мировых портов, по сравнению с Суэцким и Панамским каналами. Например, расстояние из Гамбурга до Ванкувера по Суэцкому каналу составляет примерно 15400 морских миль, по Панамскому каналу — 8700, а по Северному морскому пути — примерно 6600 [8]. Более короткий маршрут привлекателен с точки зрения быстрой транспортировки грузов и экономии топлива. Проход по СМП является более безопасным по сравнению, например, с Суэцким каналом, расположенным вдоль Африканского рога, где наблюдается пиратская деятельность. Более того, использование альтернативного Северного морского пути выгодно ввиду отсутствия очередей при прохождении судов по маршруту, если сравнивать его с перегруженными Суэцким и Панамским каналами [10]. Круглогодичное использование маршрута Северного морского пути с каждым годом увеличивает объёмы грузоперевозок по СМП. Так, в 2020 г. объём грузоперевозок составил около 33 млн т.

Нефтегазовые ресурсы

На долю Китая по мировым запасам нефти приходится около 1,8%, природного газа — 0,7%, железной руды — 9%, медной руды — 5%, алюминиевых руд — менее 2% [12]. Ограниченность углеводородных ресурсов связана с неравномерным распределением месторождений на территории государства и высоким уровнем энергопотребления в экономике [13]. Ресурсы имеются в основном в прибрежных районах Жёлтого и Южно-китайского морей. Еще одним фактором ограниченности ресурсов Китая является высокий процент содержания серы в китайской нефти, что рождает потребность импортировать нефть из других стран, т.к. высокое содержание серы в ископаемых является показателем низкого качества.

В 2020 г. импорт нефти КНР был увеличен на 7,3% по сравнению с 2019 г., и составил около 542,39 млн т. Еще в 2018 г. импорт нефти достигал 40,64 млн т. Увеличение объёмов импорта нефти с каждым годом говорит о том, что Китай серьёзно настроен принимать участие в освоении Арктических месторождений и способствовать развитию этого процесса посредством научно-исследовательской деятельности по добыче в суровых условиях Арктики, а также инвестиционной деятельности в области добычи ископаемых.

Баимская рудная зона

Однако нефтегазовые ресурсы не являются главным фактором заинтересованности Китая в Арктике. Китай находится в импортной зависимости от поставок сырья и материалов, необходимых для поддержания темпов роста экономики. Чукотская АО как раз является приарктической зоной, в состав которой входят богатые медью и злотом месторождения — «Баимская рудная зона», включающая месторождение «Песчанка». Планируется, что концентрат будет поставляться в основном в Китай. Полиметаллы нужны КНР для наращивания мощностей производства таких товаров, как электрические кабели, заводы по изготовлению которых повсеместно развиты в Китае.

В настоящее время зона разрабатывается казахстанской компанией «KAZ Minerals», которая выкупила медный проект «Баимская» у Романа Абрамовича в 2019 г. за 900 млн долл. Запуск производства данного проекта планируется в 2027 г. Совокупный потенциал произведенных ресурсов оценивается примерно в 25 млн тонн меди и около 2 тыс. тонн золота.

В связи с тем, что KAZ Minerals является казахстанской компанией, возникает вопрос о выгоде развития «Баимской» для России. Однако развитием проекта занимается не только иностранная компания. Так, энергоснабжение Баимского ГОКа будет осуществляться российской компанией. В настоящее время, для обеспечения энергоснабжения рассматриваются такие компании, как «НОВАТЭК» с СПГ-электростанцией на 356 МВт и «Росатом» с атомными энергоблоками на базе реакторов «Ритм-200», но окончательное решение еще не принято. Проведение инженерных изысканий — компаниями АО «ЛЕНМОРНИИПРОЕКТ» и АО «Инжиниринговая компания РГП».

В рамках развития данного проекта, пусть даже и реализовываемого иностранной компанией, выгоду для России представляют значительные налоговые отчисления за использование ресурсов. Более того, именно за счёт средств KAZ Minerals, развивается и будет продолжать развиваться инфраструктура Баимской рудной зоны, а вместе с ней и Чукотской АО в целом. В настоящее время производится строительство новой дороги из Баимской до города Певек протяженностью 800 км. Более того, планируется создание более 3 тыс. рабочих мест, что гарантирует не только развитие экономики Чукотской АО, но и приток налоговых отчислений в бюджет. Еще одним благоприятным фактором развития данного проекта является возможность создания особых условий деятельности казахской стороне со стороны России, например, покупка и использование исключительно российского оборудования в рамках ведения проекта. Пока что официальных заявлений по этому поводу не было, и вопрос остаётся открытым, но такая перспектива существует.

Таким образом, рассматривая «Баимскую» с разных ракурсов, с одной стороны, можно увидеть полное отсутствие выгоды для РФ и факт передачи всех благ казахстанской компании, которая в дальнейшем будет извлекать выгоду посредством продажи российских ресурсов. С другой стороны, ранее компания принадлежала частной компании Романа Абрамовича, которая точно также извлекала бы выгоду из продажи концентрата в Китай, только в лице российской компании. При этом важно учитывать благоприятный аспект развития сложного и трудоёмкого Баимского проекта, который является таковым из-за слаборазвитой инфраструктуры и сложных погодных условий Чукотской АО.

Тем не менее следует отметить тот факт, что концепция продажи сырья за рубеж и затем покупка продукции за рубежом является сомнительной и устаревшей, в том числе и в контексте Баимского проекта. Такая концепция не подразумевает национального использования ресурсов и технологии высокого передела. Вероятно, такой подход будет пересмотрен, и в России будут созданы заводы по переработке сырья, в том числе и баимских полиметаллов.

КНР и Казахстан

Важно отметить, что Баимская рудная зона имеет связь с Китаем как с экономической точки зрения (поставки концентрата в Китай), так и с политической. Тесные отношения Китая и Казахстана играют немаловажную роль и в контексте российской Арктики. Участие Поднебесной проявляется не только в области инвестиций в фонды региона со стороны China National Gold Group и China State Construction Engineering Corporation, которые будут соинвесторами Баимского проекта под эгидой Межправительственной российско-китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству, но и в области покупки акций непосредственно KAZ Minerals, о чём в 2018 г. объявила Китайская национальная металлургическая корпорация. Так, дочерняя компания, полностью принадлежащая Китайской национальной металлургической компании, NFC Kazakhstan намерена приобрести 19,39% капитала KAZ Minerals за 70 млн долл. в рамках проекта медного рудника «Коксай». Несмотря на то, что эти акции относятся не к Баимской рудной зоне, а к месторождению «Коксай», этот факт показывает тесную связь Китая с KAZ Minerals. Такой процент акций является достаточным для принятия тех или иных решений в свою пользу.

Таким образом, возникает очевидное намерение Китая, с одной стороны, инвестировать в развитие Арктического региона в рамках российско-китайского сотрудничества, а с другой — влиять на создание благоприятных условий покупки концентрата посредством тесных отношений с Казахстаном и владения акциями компании.

Тем не менее Россия нацелена на развитие Арктического региона и принимает финансовую и технологическую поддержку со стороны стран-партнёров. Китай, будучи не арктическим государством, является важным партнёром для России, имеющим огромный финансовый и технологический потенциал, что благоприятно влияет на экономическое сотрудничество в рамках развития Арктического региона и его инфраструктуры. Более того, российско-китайское сотрудничество интенсифицируется на фоне охлаждения отношений России и Европы, особенно в рамках ситуации с Северным Потоком-2 и на фоне охлаждения отношений Китая и США.

В условиях конфронтации России с США и Европой и слаборазвитой арктической инфраструктуры, наша страна всё больше сближается с Китаем и позволяет ему извлекать выгоду из участия в развитии Арктики. При этом Россия является крупным государством с мощным военно-морским флотом, а также самодостаточным государством, обладающим огромными ресурсами для развития того или иного региона своей территории. Таким образом, Россия должна как извлекать выгоду из сотрудничества с Китаем в Арктике, так и не допускать «ползучую экспансию» Поднебесной в данном регионе.

Список литературы

1. Антюшина Н.М ФГБУН Институт Европы РАН Российской академии наук. Арктический вызов для национальной и международной политики. Москва: «Русский сувенир», 2012. Доклад.

2. Борис Хейфец Г.н.с.И.э.Р.п.д.э.н. Северный морской путь - новый транзитный маршрут «Одного пояса - одного пути» // Международная жизнь. 2018. No. №7.

3. Ю.Ф. Л. Международные морские пути грузоперевозок в Арктике // Арктика и Север. 2020. No. №40. P. с.234.

4. 中国能源战略要实现转型 [Энергетическая стратегия Китая должна быть преобразована] // 中国经济日报 [Китайская экономическая газета], Ноябрь 2003.

5. Состояние и перспективы развития торгово-экономических отношений России и Китая (на примере энергетической сферы), Национальный исследовательский Томский политехнический университет, Томск, Бакалаврская работа 2016.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся