Китай, США и международная нестабильность

The bigger the better: американское действие и китайское противодействие

26 Апреля 2022
Распечатать

С каждым годом наступательная политика США все сильнее усугубляет напряженность в Индо-Тихоокеанском регионе, где главная угроза, по мнению американских идеологов, — Китай. Значимость проблематики для США подчеркивается использованием 2 альянсов QUAD и AUKUS, а также их активным медийным продвижением и возникновением слухов о расширении последнего до формата AUKUS+. Однако в ситуации американо-китайского столкновении Китай выступает как активный актор, готовый противостоять как политическому, так и военному давлению США, в том числе создавая военно-морские базы за рубежом и наращивая военный потенциал.

1750271309_0_0_3072_2047_1920x0_80_0_0_a8f6fec7847082f481cdcf82ff942659.jpg

Источник: Reuters

Корни и истоки

В 2011 г. Б. Обама провозгласил противоречивый «поворот на Восток», который отражал имиджевые потребности демократического президента. Однако инициатива привела к росту напряженности в Восточной и Юго-Восточной Азии, поскольку неофициальной целью сдерживания становился Китай. «Поворот на Восток» был первым в XXI в. стратегическим маневром, направленным против КНР.

С 2018 г. противостояние Пекина и Вашингтона — один из наиболее острых трендов современной мировой политики. Китай рассматривает отношения с США в достаточно нейтральном формате «мировых великих держав» (great power relations) [2] и «отношений нового типа между великими державами» (new model of great power relations), в основе которых лежит взаимовыгодное сотрудничество. США же при Д. Трампе охарактеризовали Китай как «стратегического конкурента» («China is a strategic competitor») и сохранили конфронтационную риторику при Д. Байдене, повторно заявив, что «Китай является самым важным стратегическим конкурентом» («People’s Republic of China is our most consequential strategic competitor»).

Текущая антикитайская риторика объясняется двумя главными факторами. Первый фактор — США оценивает Китай как угрозу. Навязывание американских ценностей другим народам — один из основных столпов внешней политики США. Будучи сверхдержавой, Америка считает свою политическую систему лучшей в мире (наряду с экономической, социальной, военной, образовательной и валютной системами). Ценностная дипломатия (value-based diplomacy), проводимая США, подчеркивает данный факт высокомерного отношения к другим культурам. Хотя обе страны тесно связаны экономически, США демонстрируют значительное непонимание особенностей китайского образа жизни и системы взглядов (что свойственно для США и в отношении других культур). Китай оценивается с позиции соответствия западным нормам и западному мировоззрению, но китайский дух имеет «конфуцианское сердце», определяющее базовые ценности, и «даосский ум», вырабатывающий стратегии [3]. Американцы опасаются подъема Китая и воспринимают его как угрозу своей экономической системе и своим национальным интересам. Главной стратегической целью Америки после холодной войны всегда было предотвращение появления равного конкурента.

Второй фактор — нейтральная (для США — «пророссийская») позиция Китая в отношении украинского конфликта. Согласно официальному заявлению министра иностранных дел КНР Ван И 26 февраля 2022 г., Китай выступает за уважение и защиту суверенитета, территориальной целостности всех стран, что относится и к Украине; всеобъемлющую концепцию безопасности — необходимо уважать законные интересы безопасности государств; обеспечение безопасности жизни и имущества гражданских лиц, особенно для предотвращения крупномасштабных гуманитарных кризисов; мирное урегулирование украинского кризиса — Китай поддерживает проведение переговоров между Россией и Украиной; участие Совета Безопасности ООН в решении украинского вопроса. Разумеется, отсутствие санкций со стороны Китая в отношении России, США не устраивает.

Американская стратегия «двух линий»

Американская политика по созданию альянсов выполняет 2 функции: военный контроль региона (возможности НАТО, например) и устрашение противника (к примеру, хорошо известная риторика «весь мир против России» в условиях противостояния России и НАТО). Закономерным продолжением американской политики создания альянсов и «Поворота на Восток» стало восстановление QUAD (ноябрь 2017 г.) и учреждение AUKUS (сентябрь 2021 г.). США и раннее демонстрировали свою приверженность различного рода альянсам и военным союзам («Пять глаз», НАТО, АНЗЮС, оборонительные договоры с РК, Японией и Филиппинами и др.), однако именно QUAD (Четырёхсторонний диалог по безопасности — США, Австралия, Индия, Япония) и AUKUS (трёхсторонний оборонный альянс — США, Великобритания, Австралия) являются флагманами американской стратегии в ИТР, которые выступают в качестве инструмента противодействия Китаю. Разведывательный альянс «Пять глаз» также отвечал американским целям в ИТР, однако Канада и Новая Зеландия продемонстрировали нежелание вступать в противостояние с Китаем [1].

В существующей конфигурации QUAD выполняет функцию формального давления, т.к. среди стран-участниц диалога нет консенсуса в отношении политики по Китаю. США и Австралия разделяют «негативные воззрения». Япония же, даже будучи близким союзником США, не может проводить категоричную антикитайскую линию и должна поддерживать относительно дружеские отношения с Китаем из-за ряда факторов. Индия являлась ключевым инструментом для США в ИТР, но ее многосторонняя и относительно самостоятельная политика лишила американцев выгодного инструмента. США выдвинули на передний план Австралию (менее сильную, но весьма лояльную), и предоставили Австралии ударные атомные подводные лодки для противовеса Китаю в Восточно-Китайском и Южно-Китайское морях и в Тайваньском проливе.

AUKUS также вызывает опасения и является неудобным для Китая явлением. Данный альянс в перспективе как раз может использоваться для значительного венного присутствия США в регионе. Актуальность проблемы борьбы с Китаем стала для США настолько значимой, что они были вынуждены создать альянс не из региональных акторов в ИТР, а выделить английскую ветвь среди союзников, выдвигая на первое место критерий сплоченности, а не комплексной мощи. Великобритания же надеется продвинуть стратегическую концепцию «Глобальной Британии», а Австралия стремится усилить свое влияние в Индо-Тихоокеанском регионе.

В соответствии с договором Австралия получила возможность строительства атомных подводных лодок (АПЛ обладают 6 стран: Россия, Китай, Индия, США, Великобритания, Франция; Бразилия ведёт строительство первой АПЛ; Пакистан и Иран проводят проектные работы). В данной ситуации интересы безопасности Китая носят долгосрочный характер, поскольку технология строительства атомных подводных лодок чрезвычайно сложна, требуются большие инвестиции, а цикл строительства весьма долгий — например, проектирование американской подводной лодки серии «Вирджиния» началось в конце 1980-х гг., а головная лодка вошла в состав флота только в 2004 г. (12 февраля 2022 г. как раз АПЛ этой серии нарушил госграницу РФ).

Золотая страна Соломона

В качестве ответа на «альянсовое давление» со стороны США Китай занялся созданием своей сети военно-морских баз в различных странах. На данный момент Китаю официально принадлежит одна военно-морская база за рубежом — в Джибути (Китай называет ее «логистический центр», «пункт материально-технического обеспечения ВМС НОАК»), ее запуск состоялся в 2017 г. В стране также функционируют военные базы США, Франции и Японии. Высказывались предположения о наличии/строительстве китайских баз в ОАЭ, Таджикистане, Экваториальной Гвинее, на островах южной части Тихого океана, однако никаких официальных подтверждений руководство КНР не выпускало.

Неожиданностью стала новость о военном сотрудничестве Китая и Соломоновых Островов, которые находятся в 2000 км от Австралии. В сентябре 2019 г. СО установили дипломатические отношения с континентальным Китаем, хотя государства и ранее связывали тесные экономические отношения. В 2018 г. экспорт в КНР составлял около 380 млн долл., импорт из КНР — около 89 млн долл. (для сравнения, в тот же период экспорт в США составил около 3 млн долл., импорт из США — около 10 млн долл.). Кроме того, экспорт в Китай занимал долю в 66% от общего объема и формировался преимущественного из поставок древесины.

Помимо экономических интересов, для Китая СО стало важным государством, связь с которым позволяет соблюдать стратегический баланс в регионе. Интересно, что уже 24 сентября 2021 г. (т.е. через 9 дней после объявления о создании AUKUS) Си Цзиньпин, председатель КНР, провел телефонные переговоры с премьер-министром Соломоновых Островов М. Согаваре. 6 октября 2021 г. китайский посол Ли Мин и премьер-министр СО М. Согаваре подписали соглашение об экономическом и технологическом сотрудничестве между правительствами двух стран. 31 же марта 2022 г. Ван Вэньбин, официальный представитель МИД КНР, заявил, что Китай и Соломоновы Острова подписали двустороннее рамочное соглашение о сотрудничестве в области безопасности.

Согласно договору, «Китай может, в соответствии со своими собственными потребностями и с согласия Соломоновых Островов, совершать визиты кораблей на Соломоновы Острова, осуществлять материально-технического снабжение, а также делать остановки и переходы на Соломоновых Островах, соответствующие силы Китая могут быть использованы для защиты безопасности китайского персонала и крупных проектов на Соломоновых Островах». Официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил, что сотрудничество между Китаем и Соломоновыми Островами не нацелено на какую-либо третью сторону и не противоречит сотрудничеству Соломоновых Островов с другими странами. Вместо этого оно позитивно дополняет существующие механизмы регионального сотрудничества.

Однако степень обеспокоенности США уже подтверждается визитом 22 апреля 2022 г. К. Кэмпбелла, ведущего специалиста Белого дома по азиатскому направлению, на Соломоновы Острова, что представляет собой редчайшее событие для двусторонних отношений. США пообещали развивать сотрудничество с СО в различных областях, а также открыть в стране свое посольство. Стороны обсудили и соглашение о безопасности между СО и Китаем. Представители Соломоновых Островов указали, что договоренность имеет исключительно внутреннюю направленность, однако делегация США отметила, что соглашение может иметь потенциальные последствия для региональной безопасности, в том числе для США и их союзников — «если будут предприняты шаги по установлению постоянного военного присутствия [Китая], по обеспечению силовой проекции или сооружению военного объекта, у Соединенных Штатов возникнут серьезные опасения, и они отреагируют соответствующим образом».

Японский переполох

С момента создания AUKUS были дебаты по поводу дальнейшего расширения альянса до формата AUKUS+. Расширение альянса может снизить его сплоченность, что превратит его во второй QUAD — формальный малозначимый проект. 13 апреля 2022 г. появилось сообщение о возможном присоединении Японии к альянсу и его трансформации в JAUKUS. Японская и американская стороны быстро выпустили опровержение, китайская же сторона, отвечая на вопрос по поводу потенциального присоединения Японии к альянсу, в ответе даже не упомянула Японию, заявив, что AUKUS очередной инструмент провоцирования военной конфронтации.

В этой ситуации наиболее вероятной представляется следующая картина. Сообщения были «неточными», и США действительно не приглашали Японию ко вступлению в альянс (что никак не мешает двустороннему военно-технологическому сотрудничеству США и Японии). Нужно понимать, что японская газета Sankei, где впервые появилась информация, является рупором правонационалистических сил, и вполне возможно, что японцы, как обычно, пытались выдать желаемое за действительное. Японское правительство Ф. Кисиды продолжает политику С. Абэ, сохраняя баланс между Китаем и США (к примеру, пост министра иностранных дел занимает Линь Фанчжэн, бывший председатель Союза парламентариев японо-китайской дружбы фракции Чжихуа; пост министра обороны занимает проамериканский Нобуо Киши). Вероятнее всего, США сохранят за AUKUS «англосаксонский формат», но в военно-техническом отношении будут активно сотрудничать с различными акторами в регионе в двустороннем формате.

Выводы

AUKUS — это явление, отражающее природу современного поведения государств: импульсивные действия и громкие инициативы для решения мелких тактических задач. Однако будет весьма интересно наблюдать за дальнейшей судьбой AUKUS, поскольку данный формат может «сыграть свою скрипку» в регионе. Хищническая Индо-Тихоокеанская стратегия США призывает расширить дипломатическое и военное присутствие в регионе, чтобы противостоять Китаю с упором на создание альянса. Как заявил Ван И, это может привести к «трагедии», подобной кризису на Украине. Есть вероятность, что в ответ на военное сотрудничество Китая и Соломоновых Островов, США предпримут попытку надавить на лидеров АСЕАН на саммите в Вашингтоне, который запланирован на 12 мая, чтобы «защитить благополучие американских граждан», ведь именно от успеха американских стратегов в ИТР оно и зависит.


1. Lan Jiang, Jing Wenyu. Jingong xing lianmeng, mohu xing weishe yu AUKUS de zhanlüe xing kuozhang [Наступательный альянс, двусмысленное сдерживание и стратегическая экспансия AUKUS] // Guoji anquan yanjiu [Исследования международной безопасности]. 2022. № 40 (02). Pp. 47–77. (На кит. яз.).

2. Qin Yaqing. Daguo guanxi yu zhongguo waijiao [Отношения великих держав и дипломатия Китая / под редакцией Цинь Яцина]. Beijing: Shijie zhishi chuban she [Издательство «Знания мира»], 2011. (На кит. яз.).

3. Zhao Tingyang, 2012. All-Under-Heaven and Methodological Relationism: An Old Story and New World Peace. K.: University Press of Kentucky.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся