Блог Российского Пагуошского комитета на сайте РСМД

Если главной угрозой считать обмен ядерными ударами, российско-американские отношения вряд ли будут первоочередным источником риска

19 Апреля 2017
Распечатать

4 марта 2017 г. в Москве прошла встреча с профессором Паоло Котта-Рамусино, Генеральным секретарем Пагуошского движения ученых, одной из старейших и ведущих международных научных организаций в области проблем безопасности, разоружения и научного сотрудничества. По итогам встречи Российский Пагуошский комитет при Президиуме Российской академии наук подготовил интервью с профессором Котта-Рамусино. Ядерный Контроль публикует перевод сокращенной версии интервью, полная версия на английском языке доступна на официальном сайте Российского Пагуошского комитета.

 

– Как вы оцениваете кризис в российско-американских отношениях относительно других вызовов и угроз, с которыми сегодня сталкивается мир? С точки зрения России, основной линией в международных отношениях по-прежнему остается линия взаимоотношений между Москвой и Вашингтоном. Однако, подчас кажется, что наиболее важными вопросами в международных отношениях сегодня являются вопросы, связанные с Индией, Пакистаном, Сирией и Ливией. Итак, на какое место по уровню важности вы поместили бы сегодня российско-американские отношения? Остались ли они по-прежнему на центральном месте международной повестки дня, или на фоне других проблем они стали выглядеть менее актуальными?

 

Паоло Котта-Рамусино, pugwash.org

 

Я не готов сказать, что российско-американские отношения отодвинулись на второй план. Разумеется, они по-прежнему являются важным сегментом международной повестки дня, однако, сегодня в международных отношениях существуют более актуальные вопросы. Если главной угрозой считать обмен ядерными ударами, российско-американские отношения или конфликт интересов между данными государствами вряд ли будут здесь первоочередными источниками риска. Сегодня мы обсуждали ядерные риски в странах Южной Азии. Мы также можем говорить об опасной ситуации на Корейском полуострове. Я думаю, что в политике могут случаться совершенно неожиданные вещи. Вы, конечно, помните, что произошло между Россией и Турцией, когда российский самолет был атакован турецкой стороной. На тот момент это могло бы означать, что у России есть законное право принять ответные меры в отношении Турции, что в свою очередь, могло спровоцировать конфликт между Россией и НАТО. Я думаю, что описанные мной события не произошли вследствие осознания высокого уровня ответственности со стороны России. Риск распространения ядерного оружия в странах Ближнего Востока также является серьезной проблемой. На сегодняшний момент Израиль является единственной страной на Ближнем Востоке, обладающей ядерным оружием. Но надолго ли это? К сожалению, политика Израиля объективно играет негативную роль с точки зрения ядерного распространения.

 

– Следующий вопрос связан с соглашением по иранской ядерной программе. Россия в целом приветствовала его подписание, но в то же время мы постоянно слышим о том, что новая администрация США настроена отрицательно в отношении политики Ирана и может нарушить существующее соглашение. Как вы считаете, насколько реальны попытки администрации Трампа выйти из соглашения с Ираном?

 

Прежде всего, я хотел бы отметить положительную и эффективную роль России во время обсуждения иранского ядерного соглашения. Мы ценим это. Нам кажется, что помощь России оказалась особенно важной для заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Я также считаю, что принятие СВПД было серьезной политической ставкой для нынешнего руководства Ирана. В случае, если иранские власти не получат соответствующие преимущества в доступе к международному бизнесу, торговле и обмену денежных средств, столь необходимых для нынешнего умеренного руководства Ирана, тогда соглашение может вернуться «бумерангом». Надеемся, что этого не случится. Я считаю, что сохранение этого соглашения в целостности является ключевой задачей. И мы бы также хотели внести свой вклад в сохранение договоренностей. Мы убеждены, что и российская сторона может внести свой эффективный и положительный вклад. Мы хотели бы проработать этот вопрос внутри Соединенных Штатов, и надеемся также провести консультации с представителями нынешней администрации США для более точного понимания текущего положения вещей.

 

– Пагуошское движение ученых также занимается продвижением мирных инициатив в Афганистане. Каким образом, по вашему мнению, действия России и стран Центральной Азии могут содействовать стабилизации ситуации в Афганистане?

 

Россия и страны Центральной Азии могут помочь в достижении мирных инициатив Пагуошского движения ученых, участвуя в мероприятиях по расширению научного и международного сотрудничества, а также выдвигая собственные предложения. Я думаю, что Россия особенно заинтересована в разрешении конфликта в Афганистане. Китай также проявляет интерес к урегулированию этой проблемы. Вопрос, вызывающий особую озабоченность – это вопрос о радикальных группировках типа ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). Такие группы могут проникнуть в страны Центральной Азии, а также в Китай, и, в особенности, в Индию и Пакистан, что представляет угрозу региональной безопасности. Более того, не стоит также забывать и о ядерной угрозе. По сути, распространение деятельности радикальных и террористических группировок в упомянутом регионе, в частности, в такие страны, как Индия и Пакистан, может спровоцировать военные столкновения между Дели и Исламабадом. Оба этих государства обладают ядерным оружием. Возвращаясь к обсуждению проблемы Афганистана, я хотел бы сказать, что нам необходимо избежать повторения сирийского сценария в этой стране (когда значительную часть территории возьмет под контроль ИГИЛ), который может дестабилизировать ситуацию в регионе. Глубокий гуманитарный кризис в целом регионе может спровоцировать намного худшую ситуацию, чем то, что сейчас происходит в Сирии. Мы можем столкнуться с огромным количеством беженцев, что в результате серьезно повлияет на жизни и тех, кто находится за пределами данного региона. Если есть место, которое с точки зрения глобальной стабильности представляет угрозу, то это именно Южная Азия.

 

Вопросы – Александр Никитин, интервью подготовили Наталья Самойловская, Екатерина Шанченко, Диана Новикова

 

Впервые перевод интервью опубликован на сайте ПИР-центра

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся