Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Судьба Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года относительно ядерной программы Ирана

19 Июня 2020
Распечатать

Сегодня проблема вокруг Ирана и ядерной программы страны является одной из самых напряжённых в мире. Она представляет собой совокупность противоречий между США и их союзниками и Ираном, Ираном и странами региона и, в меньшей степени, участие России в данном конфликте. Противоречия нарастают в геометрической прогрессии с момента выхода США из СВПД в 2018 году и решением Ирана и приостановке действия ряда положений ядерной сделки. К этим противоречиям относятся:

1) Проблема иранской ядерной программы. Иран имеет программу мирного атома, действующую Бушерскую АЭС, но, как заявляет руководство США и некоторых стран региона, мощности по созданию топлива для АЭС и другие объекты программы используются для разработки ядерного оружия. При этом Иран является стороной ДНЯО, и, несмотря на подозрение в нарушении Договора, МАГАТЭ не выявило нарушений в ходе своих проверок в рамках СВПД.

2) Проблема сохранения ядерной сделки в условиях выхода США из СВПД. В 2015 году группой 5+1 был заключён Совместный всеобъемлющий план действий. Иран пошёл на серьёзные уступки в обмен на снятие западных санкций. Угроза создания ядерного оружия была снята. После решения Администрации Дональда Трампа о выходе США из соглашения, возвращении ряда санкций и серьезной эскалации отношений между США и Ираном в регионе вся система договора была поставлена под вопрос, но все остальные стороны договора заявили о своей готовности выполнять его условия и без США. Тем не менее, Иран в 2019 году превысил установленные нормы обогащения урана, закрыл ряд объектов для МАГАТЭ, а в 2020 году перестал соблюдать почти все пункты договора, что повлекло за собой серьёзную критику партнёров по соглашению и стран региона.

3) Проблемы региональной стабильности. Выход США из СВПД повлёк за собой ужесточение риторики в адрес Ирана и уменьшение доверия между странами региона. В ряде конфликтов, например, в Йемене и Сирии, Иран и США/союзники США поддерживают противоположные стороны. Иран открыто обвиняли в атаках на НПЗ в Саудовской Аравии, что до предела накалило обстановку и чуть не привело к вооружённому конфликту между странами. После выхода США из СВПД и возвращения санкций экономическая и политическая обстановка в самом Иране ухудшается. Осенью 2019 года в стране прошли полномасштабные протесты с десятками жертв, а популярность умеренного Президента Хасана Роухани стремительно падает, что может привести к власти более радикальных лидеров. Еще больше она упала после малоэффективной реакции на убийство американцами Касима Сулеймани в Ираке, а также на фоне катастрофы 8 января 2020 года, когда пассажирский лайнер по ошибке был сбит иранскими ПВО на фоне эскалации напряженности вокруг данной ситуации. Текущий кризис, вызванный эпидемией COVID-19, только добавляет напряженность ситуации, а санкции против Ирана препятствуют эффективной борьбе государства с опасной болезнью. В связи с этим слышны призывы европейских, а в первую очередь российских представителей снять санкции против Ирана и других государств хотя бы на время продолжающегося общемирового кризиса.

Нерешённость проблемы Иранской ядерной программы препятствует формированию региональной и глобальной безопасности, снижению эффективности режима нераспространения ядерного оружия и установлению доверительных отношений между странами.

В последние 20 лет конфликт вокруг Иранской ядерной программы развивается волнообразно. В 2004 году, когда Иран начали обвинять в разработке ядерного оружия, отношения между США и их союзниками и Ираном резко ухудшились. В то же время, Россия традиционно поддерживала Иран, в частности, содействовала в строительстве первой АЭС, которая была запущена в годы эскалации в отношениях Ирана и Запада. Администрация Обамы перешла к сотрудничеству с Ираном, что привело к заключению в 2015 году СВПД и снятию санкций с Ирана. Придя к власти в 2016 году, республиканская администрация Дональда Трампа выбрала более жёсткий подход и годом позже «торпедировала» соглашение, и сегодня мы наблюдаем крайнюю нестабильность в регионе, эскалацию отношений между Ираном и США с союзниками и угрозу полной потери СВПД.

iran_russia.dcb59d78.jpg

Источник: gettyimages.com

Летом 2015 года в отношениях между Ираном и Западом во главе с США произошёл серьёзнейший прогресс с момента Исламской революции 1979 года. Спустя месяцы подготовки было заключено политическое соглашение между Ираном и группой государств 5+1, известное как Совместный всеобъемлющий план действий или «Иранская ядерная сделка». Сторонами договора, помимо Ирана, стали 5 постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия. В соответствии с положениями соглашения, Иран соглашался отдать 95% имеющихся запасов обогащённого урана, закрыть часть необходимых для обогащения урана центрифуг, а также полностью демонтировать реактор на тяжёлой воде в г. Арак, на котором потенциально мог производиться предназначенный для военных целей плутоний. Именно этот материал содержится в 95% стоящих на вооружении ведущих держав ядерных боеголовок, так как они легче и меньше урановых, а также проще монтируются на ракеты и обеспечивают большую дальность действия средств доставки. Несмотря на то, что строительство реактора началось ещё в 2003 году и на момент 2014 года было на стадии завершения, после заключения СВПД Иран демонтировал реактор, а предназначенную для него нишу в 2016 году заполнил бетоном, в чем убедились международные наблюдатели из МАГАТЭ. Организация в свою очередь получила доступ для проведения тщательных проверок и инспекций всех объектов Иранской ядерной программы. При этом на момент выхода США из договора в соответствии с решением администрации Дональда МАГАТЭ не выявила ни единого нарушения Ираном ядерной сделки.

В 2016 году Президентом США стал Дональд Трамп. Одним из элементов его предвыборной программы числился выход из целого ряда международных договоров и соглашений, в первую очередь – Совместного всеобъемлющего плана действий. После ряда безосновательных обвинений в адрес Ирана в якобы несоблюдении «духа» Соглашения США сначала ввели санкции в отношении страны, а после публикации неподтверждённых данных Израильской разведки о продолжении разработки ядерного оружия в Иране в мае 2018 года США окончательно вышли из соглашения. Остальные стороны СВПД, включая Россию, осудили односторонние действия Трампа и заявили о своей приверженности соблюдению соглашения.

Однако Иран в протест против действий США заявил о прекращении выполнения некоторых пунктов соглашения. Через год после выхода США, в мае 2019 года, запасы низкообогащённого урана превысили установленную договором отметку 300 кг. Летом 2019 года процесс обогащения урана превысил 4,5%, а позже Иран пошёл на установку новых центрифуг, о чем были информированы как МАГАТЭ, так и партнёры по договору. Данные действия осложняют соблюдение договора другими странами и ставят под вопрос дальнейшую судьбу СДВП. Более того, противники соглашения в лице Израиля и США стараются всячески разрушить систему СВПД, обвиняя Иран в хранении запрещённых договором радиоактивных материалов. Ситуация усугубилась в середине сентября 2019 года, когда были совершены атаки на НПЗ компании Saudi Aramco в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия, а затем и США, несмотря на недостаток доказательств, обвинили Иран в том, что именно эта страна стоит за атаками, а позже, в рамках сессии Генеральной Ассамблеи ООН в октябре 2019 года, лидеры Великобритании, Германии и Франции поддержали эти обвинения, что ознаменовало перелом в ситуации вокруг СВПД.

Как уже отмечалось выше, для США характерна смена позиции по ключевым внешнеполитическим вопросам в зависимости от мнения действующего Президента. Кроме того, саму политику Дональда Трампа нельзя считать особенно последовательной. Необходимо исходить из того, что именно США поставили под угрозу сохранение соглашения с Ираном под угрозу, и только потом Иран в соответствии со статьёй 26 принял решение о прекращении соблюдения ряда положений договора. Тем не менее, такие действия Ирана могут не только убедить Дональда Трампа и его советников в правильности выбранного курса, но и заставить европейских партнёров по соглашению повернуться к Ирану спиной. Уже сейчас, в условиях односторонних обвинений Ирана в атаках на саудовские НПЗ и танкеры в Персидском заливе, отношения между сторонами договора крайне натянуты. Особенно высок градус напряжения между Ираном и Великобританией, чей танкер Иранские власти задержали в сентябре 2019 года.

Тем не менее, в начале сентября в СМИ появилась информация о том, что Трамп рассматривает вариант смягчения санкций в отношении Ирана, в связи с чем 20 сентября был уволен помощник Президента по национальной безопасности Джон Болтон, известный своей непримиримой антииранской позицией. Уже после атак готовность убедить Президента США в необходимости заключения новой ядерной сделки выразил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, выступивший с очень дипломатичной и миролюбивой речью в адрес Ирана. Британский лидер на полях Генеральной ассамблеи ООН заявил, что заключение нового соглашения поможет снять градус напряжённости в регионе и повысит безопасность международного судоходства в Ормузском проливе. Таким образом, открывается перспектива заключения нового соглашения, которое устроило бы и новую администрацию Дональда Трампа, чьи требования к его положениям были бы более высокими, и все остальные стороны договора. Успех данного соглашения можно было бы считать прочным, потому что в случае победы президента-демократа на выборах в США 2020 года тот с малой долей вероятности стал бы выходить из подобной сделки. Проблемой является тот факт, что после атак на НПЗ в Саудовской Аравии и ряда громких заявлений Трампа об увеличении американского военного контингента в регионе прямые переговоры между ним и Президентом Роухани на полях Генассамблеи ООН в октябре 2019 года так и не состоялись, несмотря на готовность Иранского руководства и призывы европейских лидеров.

Здесь появляется ещё одна проблема: позиция Ирана. Президент Ирана уже не раз заявлял, что его страна не будет вести переговоры по новому соглашению в условиях американских санкций и необходимо полное их снятие для возобновления переговорного процесса. Европейские страны в свою очередь обвиняются в низкой готовности к имплементации положений соглашения с их стороны и неспособности обойти санкции США в адрес Ирана. Также после скандала вокруг атак на НПЗ в Иране стали опасаться выхода и европейских стран из договора, о чем открыто говорил министр иностранных дел страны.

После серьезного ухудшения ситуации в начале 2020 года (убийство Сулеймани, катастрофа украинского Боинга над Тегераном и несоразмерно серьезный удар пандемии COVID-19 на страну) отношения между США и Ираном ухудшились настолько, что обновление соглашения или новый договор с США маловероятны, а стремление европейцев, России и Китая разрешить кризис не увенчались успехом. 5 января 2020 года Иран объявил о пятом, финальном шаге отхода от договоренностей по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по своей атомной программе, то есть ИРИ отказалась от ограничений по ядерной сделке, касающихся числа центрифуг. В то же время Иран продолжает свое сотрудничество с МАГАТЭ и вернется к выполнению своих обязательств по ядерной сделке, если санкции в отношении страны будут сняты и учет интересов Ирана будет гарантирован, говорилось в официальном сообщении МИД страны.

На фоне противоречий стабильной остаётся только позиция России и Китая. Владимир Путин в октябре 2019 г. встречался с Президентом Ирана, а министр иностранных дел Лавров – со своим Иранским коллегой. Лавров заявлял, что Россия останется верной соглашению, если в нем также останутся и европейские страны, без участия которых оно не имеет смысла. Наши представители также более часто говорят о мерах, принимаемых для смягчения санкций США в отношении Ирана. Так, для осуществления торговых операций с Ираном в условиях американских санкций создан механизм INSTEX, который был инициирован Германией, Францией и Великобританией и заработал 28 июня 2019 г. В октябре 2019 г. К механизму продолжают присоединяться все новые торговые партнёры Ирана: в октябре 8 европейских стран вошли в систему INSTEX. Также на этом фоне выделяются призывы прочих лидеров и политиков ЕС сохранить ядерную сделку и снять санкции США.

Можно ожидать, что в ходе кризиса, вызванного пандемией COVID-19, санкции с Ирана хотя бы частично будут сняты, а после разрешения кризиса в уже новой обстановке стороны, возможно, возобновят переговорный процесс. Однако СВПД в его прежнем виде возвращен уже не будет, особенно на фоне полной потери доверия между руководством Ирана и США в начале 2020 года.

Арсений Киргизов-Барский, 4 курс факультета международных отношений МГИМО МИД России

Источники

  1. Восемь стран Европы присоединились к механизму расчетов с Ираном INSTEX // [Электронный ресурс] // ТАСС. — 2019. — 4 октября. — Режим доступа: https://tass.ru/politika/6963320 (дата обращения: 06.04.2020)
  2. Петров Г. Трамп накажет Иран новыми санкциями // [Электронный ресурс] / Геннадий Петров // Независимая Газета. — 2019. — 18 сентября. — Режим доступа: http://www.ng.ru/world/2019-09-18/7_7679_iran.html (дата обращения: 08.04.2020)
  3. США поддержали протесты в Иране [электронный ресурс] // РИА Новости. – 17.11.2019. – Режим доступа: https://ria.ru/20191117/1561049168.html
  4. Ульянов М.И. 8 европейских стран присоединились к механизму ИНСТЕКС, призванному помочь в торговле с Ираном в условиях санкций США // [Электронный ресурс] / Михаил Ульянов // Твиттер. Официальный аккаунт Постоянного представителя МИД России при международных организациях в Вене. — 2019. — 4 октября. — Режим доступа: https://twitter.com/Amb_Ulyanov/status/1180034165548441600?s=20 (дата обращения: 10.04.2020)
  5. Ядерная сделка с Ираном: мировые лидеры против Трампа [электронный ресурс] // BBC Русская служба. – 14 октября 2017 г. Режим доступа: https://www.bbc.com/russian/features-41623467
  6. After Pressing Iran for Answers, IAEA Reports Improved Cooperation [Electronic source] // US News & World Report. — 2019. — 4 October: — Mode of access: https://www.nytimes.com/reuters/2019/10/04/world/middleeast/04reuters-iran-nuclear-iaea.html?searchResultPosition=7
  7. Atomstreit: Iran reichert Uran in starken Zentrifugen an [Electronic source] // Die Zeit. — 2019. — 26 September. — Mode of access: https://www.zeit.de/politik/ausland/2019-09/atomstreit-iran-nutzung-uran-zentrifugen
  8. Die Wiener Nuklearvereinbarung über das iranische Atomprogramm [E-kilde]// Auswärtihes Amt. https://www.auswaertiges-amt.de/de/aussenpolitik/regionaleschwerpunkte/nahermittlererosten/wiener-nuklearvereinbarung-atomprogramm-iran/202458
  9. Hassan Rouhani. For 1.5 years, the US Gov has sought to deprive Iran of its right to access the world economy by threats & extra-territorial sanctions. [Electronic source] // Twitter. Official account of Iran’s President Hassan Rouhani. — 2019. — 25 September. — Mode of access: https://twitter.com/HassanRouhani/status/1176878753043165184?s=20
  10. Iran nuclear deal can be saved by goodwill not sanctions: Slovakia's IAEA hopeful says [Electronic source] // Reuters World News. — 2019. — 3 October: — Mode of access: https://www.reuters.com/article/us-iran-usa-nuclear-talks/iran-nuclear-deal-can-be-saved-by-goodwill-not-sanctions-slovakias-iaea-hopeful-says-idUSKBN1WI1OT
  11. Krone-Schmatz, Gabriele “Eiszeit. Wie Russland dämonisiert wird und warum das so gefärhlich ist” / Atomabkommen mit Iran / 4.Auflage. 2017. Originalausgabe. Verlag C.H.Beck. Munchen 2017. – s.219-220.
  12. Maysam Behravesh. Is Europe shifting towards the US on Iran? [Electronic source] // Al Jazeera. — 2019. — 28 September. — Mode of access: https://www.aljazeera.com/news/2019/09/europe-shifting-iran-190928081600519.html
  13. Russia’s Putin, Iran's Rouhani to discuss nuclear deal [Electronic source] // Reuters World News. — 2019. — 1 October: — Mode of access: https://www.reuters.com/article/us-russia-iran-talks/russias-putin-irans-rouhani-to-discuss-nuclear-deal-idUSKBN1WG3B2
  14. Spencer R. Boris Johnson urges President Trump to strike new nuclear deal with Iran [Electronic source] / Richard Spencer // The Times. — 2019. — 24 September. — Mode of access: https://www.thetimes.co.uk/article/boris-johnson-urges-president-trump-to-strike-new-nuclear-deal-with-iran-mp8l2vgmk
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся