Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

«Шведские демократы» — неонацистская группировка или успешная популистская партия?

28 Июля 2020
Распечатать

В статье рассматриваются причины прихода к власти на выборах в риксдаг в 2018 году партии «Шведские демократы». Данное событие объясняется общеевропейской тенденцией роста влияния радикально-популистских и националистских партий, получившей широкое распространение в странах, пострадавших от массового наплыва беженцев с Ближнего Востока. В статье анализируются обстоятельства прихода «Шведских демократов» к власти, особенности коммуникации партии с электоратом во время кампании 2018 г. и оценивается возможность вмешательства России в выборы в ригсдаг с целью оказания содействия данной партии в продвижении антимиграционной повестки.

Автор: Екатерина Синицкая, студентка Факультета управления и политики МГИМО МИД России

swedendems.jpg

Fredrik Sandberg / TT News Agency / Reuters

Кризис европейской модели интеграции, наплыв беженцев из Африки и с Ближнего Востока, обострение проблемы радикального исламизма, экстремизма и терроризма, вопрос ассимиляции иммигрантов и противоречивая политика мультикультурализма спровоцировали подъём в Европе движения правых популистов. Данная тенденция является следствием глобализации и вытекает из традиционного стремления европейцев к этнической гомогенности и протекционизму, строительству консолидированных государств-наций, неподверженных внешнему влиянию.

Коммуникация данных партий с электоратом базируется на двух основных идейных тезисах. Во-первых, призыв отстаивать национальную самобытность своей страны и её историческую уникальность, а следовательно, отход от идеи интеграции с ЕС и НАТО, «третий путь», проявляющийся в противопоставлении себя как США, так и каким-либо ещё полюсам силы, ориентация на международное пространство без привязки к любым политическим блокам.

Во-вторых, идея исторического единства и целостности нации, «почвенное право» «коренного» населения страны: исторически сложившаяся кровная близость соотечественников превыше института гражданства, воспользовавшись которым любой «чужак» может заявить о своей правовой принадлежности к нации, частью которой он по факту не является. После терактов 11 сентября 2001 г. и подъёма международного терроризма в целом радикальные партии в Северной Америке и в Европе стали активно выступать против мусульман и «исламизации» западных обществ в результате массовой иммиграции.

Правые радикалы апеллируют к протестному электорату, в частности, к молодёжи, жаждущей радикальных изменений в политической системе страны и свержения правящих партий, которые праворадикальная оппозиция признаёт нелегитимными и не заслуживающими доверия населения, так как их смысл их существования сводится к единственной цели – как можно дольше удерживать власть. В отличие от радикалов, правые популисты против авторитарного полицейского государства, но выступают за правление в интересах народа и защиты прав человека.

Истоки скандальной известности Шведских демократов

Партия «Sverigedemokraterna» («Шведские демократы», SD) существует с 1988 г. и, в отличие от других популистских партий Северной Европы изначально была более радикальной, чем сейчас. После сообщений шведской Expressen о том, что у истоков «Шведских демократов» стоят несколько местных «нацистских идеологов», партия быстро завоевала репутацию маргинальной и неонацистской. Впрочем, на то были объективные причины: некоторые члены SD были уличены в ношении униформы гитлеровских времен. Видные шведские политики, в частности, премьер-министр страны Стефан Лёвен, указывают на «расистские и национал-социалистические корни» «Шведских демократов». Дело в том, что на момент основания партии в рядах «Шведских демократов» находились последователи расистской организации «Сохраним Швецию шведской» (Bevara Sverige Svenskt), первым партийным казначеем был Густав Экстром, служивший в СС, а первым председателем партии — Андерс Кластром, активный участник неонацистской «Северной имперской партии» (Nordiska rikspartiet).

Безусловно, такой имидж не способствовал успеху партии в толерантной и прогрессивной Швеции, и в 2000-х годах партия избавилась от откровенных неонацистов, объявила о политике нетерпимости к расизму и призвала своих членов прилично одеваться. Члены партии отрицают предъявляемые к ним обвинения в причастности к нацистским организациям, аргументируя свою позицию тем, что «Сохраним Швецию шведской» прекратила существование в 1986 году, за два года до создания SD. «Если мы видим какие-то проявления расизма и ксенофобии, мы сразу же исключаем такого человека из своих рядов», — заявил лидер фракции «Шведских демократов» Маттиас Карлссон.

Однако проблема иммиграции осталась в центре ее политической платформы. Лидеры «Шведских демократов» говорят о том, что неассимилированные мигранты разрушают культурную самобытность нации и социальное благополучие шведского государства. Среди основных позиций партии – отказ от доминирующей в стране концепции мультикультурализма в пользу так называемого «культурного национализма» и сокращение потока мигрантов путем ужесточения миграционного законодательства. В частности, SD выступает за то, чтобы Швеция принимала только беженцев из Дании, Норвегии и Финляндии и пересмотрела правила выдачи разрешения на работу иностранцам.

Скандалы, связанные с расистскими и ксенофобскими высказываниями «Шведских демократов», в том числе и в ходе их предвыборной кампании, не прекращаются. В 2018 г. журналисты газеты Expressen рассказали о том, как один из местных политиков от партии «Шведские демократы» в закрытой группе в Facebook пытался оправдать Холокост и другие преступления Гитлера и оскорблял евреев. Журналисты указывают на то, что члены SD часто публикуют в закрытых группах в социальных сетях комментарии расистского и ксенофобского содержания. Расследование также установило принадлежность по крайней мере восьми членов партии к различным нацистским группировкам.

Тем не менее, несмотря на сомнительную репутацию среди коллег в парламенте и в СМИ, популярность «Шведских демократов» у избирателей только возрастает. Если в 2006 г. партия набрала всего 2,9% голосов и не смогла преодолеть 4%-порог прохождения в риксдаг, то уже в 2010 году «SD» набрали 5,7% голосов на выборах — и впервые вошли в состав парламента Швеции, получив возможность блокировать абсолютное большинство правящей коалиции, в которую входит старейшая партия социал-демократов (113 мест) и «зеленые» из Партии охраны окружающей среды. На выборах 2014 г. партии удалось набрать уже 12,9% голосов, а 9 сентября 2018 г., когда в Швеции прошли очередные парламентские выборы, «Шведским демократам» удалось занять 3 место с 17,6 % голосов и увеличить число мандатов в Риксдаге с 49 до 62 (из 349). На этих выборах Социал-демократическая рабочая партия Швеции набрала 28%, показав худший результат за 100 лет. Сформированная ей правящая коалиция, в которую не пригласили националистов из «демократической» партии, отличается чрезвычайной шаткостью.

Успех SD на выборах 2018 — заслуга России?

В 2018 г. газета New York Times опубликовала расследование, обвиняющее Россию в пособничестве «Шведским демократам» на только что состоявшихся выборах. В расследовании утверждается, что российские СМИ подогревали антиммигрантские настроения и раскручивали связанные с националистами сайты и группы в соцсетях, а телеканал НТВ, предположительно, пытался подбить молодых шведских иммигрантов устроить показную драку перед камерами в охваченном беспорядками пригороде Стокгольма. По данным NYT, шведская контрразведка подготовилась к вмешательству российских хакеров в парламентские выборы, поэтому вместо прямых кибератак и агитационной работы непосредственно с избирателями, Россия помогала «демократам» в создании закрытых форумов, новостных сайтов и групп в соцсетях, чтобы националисты из SD имели возможность контактировать с аудиторией.

В расследовании утверждается, что российские издания RT и Спутник также собирали истории о преступлениях иммигрантов в Швеции, помогая SD. Также сообщается о попытке телеканала НТВ воспользоваться беспорядками в пригороде Стокгольма Ринкебю в феврале 2017 года, где большую часть населения составляют иммигранты или их дети. В беспорядках участвовали несколько десятков человек, которые били витрины и поджигали автомобили. Жители Ринкебю Эльвир Казинич и Мустафа Затара рассказали NYT, что через пару дней после столкновения видели группу молодых людей, которая обсуждала российских журналистов, предложивших им за взятку в 400 крон устроить драку на камеру. После того как беспорядки в Ринкебю утихли, российские СМИ продолжали звонить в местную полицию, прося разрешения на поездки вместе с патрульными. Звонки от журналистов НТВ не прекращались вплоть до выборов в сентябре 2018 г.

Учитывая стремление российских СМИ сместить фокус внимания населения РФ на проблемы зарубежных стран, в частности, на кризис миграционной политики в Европе, вполне возможно, что повестка российских новостных изданий позволила «Шведским демократам» приобрести большую популярность за рубежом и заручиться поддержкой за пределами страны, однако обвинения NYT в попытке инсценировки беспорядков в Швеции телеканалом НТВ не нашли подтверждений, кроме распространяемых слухов. Так или иначе, слухи и обвинения лишь укрепили популярность «Шведских демократов» после выборов и позволили сохранить тему их прихода к власти в медийной повестке.

Предвыборная кампания 2018 г.: уход в цифровое подполье

В действительности, в силу незавидной репутации избирательная кампания партии была весьма затруднена: ведущие СМИ ограничили показ предвыборной рекламы «нацистов», а почтовая служба отказалась рассылать их листовки и газеты. Единственным возможным выходом из положения для «Шведских демократов» стало создание «ультраправой цифровой экосистемы», включавшей сеть закрытых страниц на Фейсбуке, а также сайты Samhällsnytt («Общественные новости») и Nyheter Idag («Новости сегодня»), которые позволили охватить огромную аудиторию.

Отклик потенциального электората превзошёл все ожидания: созданные партией страницы вошли в ТОП-10 по посещаемости в Швеции. Возможной причиной роста популярности партийных изданий стали броские заголовки с вполне явным посылом: «Иммиграция стоит за недостатком питьевой воды в Северном Стокгольме», «Несовершеннолетний беженец изнасиловал дочь в принимающей его семье: он думал, что это законно», «Человеку, совершившему калечащие операции на половых органах своих детей, предоставили убежище в Швеции». Здесь ясно просматривается попытка сыграть на недоверии «коренных» шведов к беженцам, которым, по общему мнению, предоставляется слишком много привилегий, что формирует у неассимилировавшихся иммигрантов чувство вседозволенности и безнаказанности в принявшей их стране, что ставит под угрозу её «коренное» население из-за роста числа преступлений, совершаемых иммигрантами.

Выводы и последствия прихода SD к власти

Секрет успеха SD заключается в грамотном манипулировании общественным мнением и опоре на современные технологии коммуникации с электоратом взамен традиционных. Рост их популярности на выборах 2018 г. связан с общеевропейским трендом наращивания влияния правыми популистами, а также с тем, что политика «одного вопроса» – решения проблемы миграционного кризиса, повлекшего за собой массовый въезд в страну неассимилировавшихся иммигрантов, представляющих угрозу для общественной безопасности, проводимая партией «Шведских демократов», в целом не противоречит интересам Швеции.

Подтверждением данного предположения служит принятый в июне 2016 г. закон, существенно ужесточивший политику в отношении шведских иммигрантов. В частности, был отменен постоянный вид на жительство. Кроме того, семьи приезжих лишились автоматического права на въезд в страну.

Решение об ужесточении миграционной политики в Швеции назрело, когда стало ясно, что попытка оказать поддержку беженцам и иммигрантам подрывает основы социальной справедливости. Потребовалось принять меры, когда стало ясно, что пособие по безработице некоторых семей беженцев превосходит по объёму доходы работающих шведских семей, а на содержание только несовершеннолетних иммигрантов из государственного бюджета уходит до 30 миллионов крон в год. Политика «открытых дверей» привела к тому, что около 160 тысяч мигрантов прибывали в страну ежегодно, фактически растрачивая казну, но не пополняя её. На фоне кризиса мультикультурализма в общественном мнении произошёл серьёзный раскол: многие отошли от идей толерантности и радушия по отношению к иммигрантам и были готовы собственными силами выдворить их из страны, будучи убеждёнными, что приезжие лишь кормятся за счёт местного населения, получая привилегии от государства; другие же возлагали надежды на возможности ассимиляции беженцев и мигрантов и верили, что справедливое общество будет восстановлено, когда будет создано достаточно рабочих мест для новых жителей страны.

Таким образом, грамотное манипулирование общественными настроениями, стереотипами и предрассудками и выработка соответствующей медийной повестки, использование современных коммуникационных технологий с целью создания сетей непосредственного взаимодействия с электоратом на сайтах, форумах и в соцсетях, а также работа с целевой аудиторией и удовлетворение её потребностей под эгидой защиты национальных интересов позволяет даже «нерукопожатной» партии с неонацистским прошлым занять лидирующие позиции в национальном парламенте. Ведь, по словам лидера «Шведских демократов» Йимми Окессона: «Не партии и идеологии получают влияние в риксдаге, а избиратели — те, кто им обладает, это они дают нам право выражать их мнение здесь».

Источники:

1. Аршба О. И., Татунц С. А. Особенности правого радикализма в европейских странах // Государственная служба. 2013. №4 (84). С. 98-101.

2. Вильде В., Прохорова Д. Правопопулистские партии Европы: опасный крен // Deutsche Welle. 2016 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://vk.cc/a7WFWX (дата обращения: 12.12.2019).

3. Волков В. Игра престолов по-шведски // Скандинавский клуб НСО МГИМО [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://vk.com/@scandinavianclubmgimo-igra-prestolov-po-shvedski (дата обращения: 12.12.2019).

4. Позднякова Н. Кто такие "Шведские демократы", или Два лица правых популистов // Deutsche Welle. 2018 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://vk.cc/a7XNRC (дата обращения: 12.12.2019).

5. Когда-то Швеция была одной из самых толерантных стран Европы, теперь ультраправые там — третья по популярности сила. Им помогла Россия // Meduza. 2019 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://meduza.io/feature/2019/08/12/kogda-to-shvetsiya-byla-samoy-tolerantnoy-v-evrope-teper-ultrapravye-tretya-po-populyarnosti-politicheskaya-sila-v-etoy-strane-im-pomogla-rossiya (дата обращения: 12.12.2019).

6. Светлая М. В Швеции закрывается «политика открытых дверей» — страна приняла новый закон о мигрантах // Первый канал. 2016 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.1tv.ru/news/2016-07-20/306438-v_shvetsii_zakryvaetsya_politika_otkrytyh_dverey_strana_prinyala_novyy_zakon_o_migrantah (дата обращения: 12.12.2019).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся