Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Дело в сети

8 Марта 2020
Распечатать
Денис Нестеров, студент 3 курса факультета Международных отношений МГИМО, заведующий отделом США и Канады Англо-саксонского клуба НСО МГИМО. Борис Джонсон не собирается во всём потакать Дональду Трампу. У него есть свои соображения насчёт политики в сфере развития сетей 5G и трансатлантической торговли, отличные от навязываемых Президентом США. В настоящий момент в мире происходит перегруппировка сил — доказательством тому служат ведущиеся переговоры о заключении торговых соглашений между США и Британией, Британией и ЕС, США и КНР, а также США и ЕС. Недавно стало известно, что премьер-министр Соединённого Королевства Борис Джонсон отменил свою встречу с президентом Трампом, которая должна была состояться в феврале. Теперь лидеры двух англосаксонских стран проведут переговоры только во время июньского саммита G7 в Кэмп-Дэвиде, США. Борис Джонсон уже не в первый раз откладывает свой визит в Америку; до этого встреча двух главных блондинов мировой политики должна была состояться в январе, но также была перенесена по просьбе британской стороны на февраль. Основными темами переговоров должны были стать вопросы двусторонней торговли (заключение торгового соглашения), ситуация на Ближнем Востоке, а также дело об экстрадиции жены американского дипломата, сбившей молодого британца в прошлом году. Однако главным вопросом, вызывающем наиболее жёсткие разногласия между Лондоном и Вашингтоном, стало бы участие (с рядом ограничений) китайской компании Huawei в создании британских мобильных сетей пятого поколения (5G). Как китайский фактор может повлиять на «особые отношения» атлантических «кузенов»? Рвал и метал В конце января британское правительство официально приняло решение о допуске китайской телекоммуникационной компании Huawei к созданию в стране суперскоростных сетей 5G. Сказать, что это решение вызвало споры и недоумение среди британских и американских политиков, — значит ничего не сказать. Борис Джонсон стал объектом нападок среди членов своей партии (Терезы Мэй, Пенни Мордаунт — бывшей министра обороны Британии) и особенно среди заокеанских кузенов — сенатор от штата Арканзас Том Коттон сравнил это решение британского правительства с разрешением КГБ заниматься прокладкой телефонных линий в Британии в разгар Холодной войны: ‘Like allowing the KGB to build its telephone network during the Cold War’. Официальная реакция администрации Трампа была сдержанной, однако вне публичной сферы Президент США обрушился на Бориса Джонсона с обвинениями в поддержке Huawei — проводника влияния Китая, торговая война США с которым ещё не подошла к концу. Поговаривают, что именно грубая манера Доналда Трампа по отношению к премьер-министру Джонсону во время телефонного разговора повлияла на отказ Премьер-министра встретиться со своим трансатлантическим коллегой в этом месяце для переговоров о торговой сделке. Необходимо напомнить, что 1 мая 2019 года по подозрению в передаче прессе информации о планах по участию компании Huawei в постройке инфраструктуры 5G был уволен министр обороны Гэвин Уилльямсон. Вероятно, эта китайская компания ещё не раз будет причиной разногласий между атлантическими союзниками. Для проведения в Британии какой-либо шпионской деятельности (если она и есть) в пользу китайского правительства у Huawei связаны руки. Телекоммуникационному гиганту будет запрещено работать с британскими военными сетями, сеть 5G не будет распространена на военные базы (среди которых на Туманном Альбионе много американских) и атомные электростанции. Более того, по отношению к Huawei была введена квота на присутствие сетей в какой-либо точке в Великобритании — не более 35% от данной компании. Несмотря на все эти перечисленные ограничения по отношению к китайскому телекоммуникационному гиганту, решение Бориса Джонсона рассматривается многими не как выгодный путь к созданию сверхсовременных сетей на Острове, а как вызов политике США и лично Дональду Трампу в вопросе противостояния экспансии Huawei. Несмотря на допуск Huawei к разработке сетей 5G, британские политики всё же не строят иллюзий по поводу «природы» китайской корпорации и британо-китайских отношений в кибер-пространстве. Бывший глава Консервативной партии сэр Иэн Данкан Смит вообще заявил о существующей «кибер-войне Британии с КНР»: Они постоянно пытаются взломать наши системы и распространить там дезинформацию. 5G и Five Eyes С первого взгляда может показаться, что претензии политического истеблишмента США к решению правительства Джонсона по Huawei чересчур натянутые. Однако, если углубиться в природу британо-американских «особых отношений», то окажется, что кооперация разведок и взаимный обмен разведданными является одним из главных столпов двусторонних отношений в военно-политической сфере. Участие китайского телекоммуникационного гиганта подрывает это сотрудничество. Кроме того, включение Huawei в будущие сети 5G по всей Британии отразятся не только на взаимоотношениях Лондона с Вашингтоном, но и с другими англосаксонскими партнёрами по влиятельному объединению разведслужб «Пять глаз» (Five eyes). «Пять глаз» — альянс разведок англо-говорящих стран, включающий в себя Австралию, Канаду, Новую Зеландию, Соединённое Королевство и Соединённые Штаты. Эти страны входят в многостороннее Соглашение о радиотехнической разведывательной деятельности (Великобритания — США). Ранее это объединение разведок занималось слежкой за такими известными личностями, как сэр Чарльз Спенсер Чаплин, принцесса Уэльская Диана, а в XXI веке стало известным за создание всемирной системы слежки, о которой, в частности, впервые сообщил Эдвард Сноуден. США, Австралия, Новая Зеландия и Япония запретили оперировать Huawei у себя и оказывают влияние на другие страны с целью изоляции китайской корпорации. Канада — единственный член альянса «Пять глаз», который ещё не принял решения по вопросу Huawei. В 2018 году канадское правительство уже страдала из-за подчинения требованиям США арестовать финансового директора китайской компании (дочь главы Huawei); вряд ли канадцы станут дважды наступать на одни и те же грабли. Кроме того, канадские бизнесструктуры уже не могут дождаться момента, чтобы начать кооперацию с с китайским телекоммуникационным гигантом. Какими будут отношения между членами объединения разведок после начала функционирования сетей 5G — неясно. По мнению известного американского издания Foreign Policy, одной из главных причин предоставления Лондоном Huawei возможности участвовать в создании сетей 5G стали «страх перед возмездием» со стороны китайского правительства. Дело в том, что после Брексита у Великобритании остаётся не так много возможностей для поиска экономических партнёров; с 1 января 2021 года заканчивается «переходный период» нахождения страны в Европейском Союзе — премьер-министр Борис Джонсон неоднократно заявлял о том, что продлевать «дедлайн» он не намерен. Такое положение дел вынуждает правительство Британии и Еврокомиссию заключить торговую сделку до конца нынешнего года. Однако и сама председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, и главный «переговорщик» Европейского Союза по Брекситу Мишель Барнье уверены — за такой короткий период стороны не успеют заключить торговое соглашение. Если пессимистические прогнозы еврократов сбудутся, у Великобритании не будет выбора — Туманному Альбиону придётся вести активную торговлю с Китаем и, естественно, Соединёнными Штатами (а в будущем, вероятно и с Индией). В настоящее время Лондон и Вашингтон также ведут двусторонние переговоры по заключению торговой сделки. Если бы британское правительство запретило Huawei участвовать в создании мобильных сетей пятого поколения, оно бы поставило крест на будущем британо-китайской торговли после окончательного выхода из ЕС. Неужели Борис Джонсон променяет традиционные экономические связи с заокеанскими кузенами на китайские инвестиции и технологии? Британо-американские переговоры Дело в том, что крупный американский бизнес менее зависим от своего государства, чем китайский. Из-за этого Британия вполне может на некоторое пожертвовать крепкими «особыми отношениями» с США для нормализации британо-китайских экономических связей. Вряд ли от понижения уровня двусторонних отношений Лондона и Вашингтона все американские компании прекратят свою экономически выгодную деятельность в Британии. Подходы администраций Обамы и Трампа по британскому вопросу серьёзно отличаются: если президент-демократ заявлял, что при выходе Великобритании из ЕС Лондон станет последним в очереди на заключение торгового соглашения с США, то лидер Штатов от Республиканской партии, наоборот — всячески приветствовал Брексит и уверял британцев в скорейшем заключении двустороннего торгового договора. Естественно, британская элита не понаслышке знает о зигзагах американской внешнеэкономической политики при разных администрациях — кто знает, может, новый американский президент после Трампа сможет договориться и с китайским правительством, и с Huawei? Тогда Лондону незачем отказываться от сотрудничества с китайской телекоммуникационной корпорацией. Главное отличие целей администраций Обамы и Трампа по отношению к своим трансатлантическим партнёрам — место Британии во внешнеторговых приоритетах США в Старом Свете. Президент Обама планировал создание величайшей зоны свободной торговли в мире с максимальным снятием нетарифных ограничений между Вашингтоном и Брюсселем (см. переговоры по заключению ТТИП). Дональд Трамп скромнее своего предшественника и готов использовать все свои навыки в искусстве заключать сделки для осуществления «малого ТТИП» — с Лондоном. Это подтверждается заявлением министра финансов США Стивена Мнучина, сделанным в январе: Соединённое Королевство идёт первой строкой в планах заключения торговых соглашений. Такое оптимистическое высказывание отнюдь не должно вводить нас в заблуждение, будто бы между англосаксонскими «кузенами» отсутствуют противоречия в области внешнеэкономических отношений. Напротив, они есть, причём существенные. Во-первых, это разногласия в военно-политической сфере: проблема во взаимном доверии в связи с «делом Huawei» и неясное будущее Совместного всеобъемлющего плана действий (Иранской ядерной сделки), выход США из которого осуждают и ЕС, и Соединённое Королевство. В связи с допуском китайской корпорации к британским мобильным сетям американский вице-президент Майкл Пенс не отрицает возможность срыва торговых переговоров между США и Великобританией. Во-вторых, Лондон и Вашингтон не могут найти компромисс по вопросу введения Британией налогов на цифровые услуги; в-третьих, британцев беспокоит решимость администрации Трампа ввести дополнительные ввозные пошлины на автомобильную продукцию британских компаний. Наконец, представители США не поясняют, коснутся ли Британию введённые американские пошлины на Airbus. С другой стороны, обеим сторонам выгодно заключение хотя бы соглашения о ЗСТ, не говоря уже и договора о всеобъемлющем партнёрстве: Дональд Трамп получает дополнительный аргумент за его переизбрание в качестве лидера США, а также окончательно «открывает» и без того крайне удобный британский рынок для американского бизнеса; Борис Джонсон же посредством заключения торгового соглашения со Штатами докажет всем критикам Брексита, что игра по выводу страны из интеграционного объединения стоила свеч. Так или иначе, представители британского правительства не раз подчёркивали, что политически чувствительные вопросы не будут рассматриваться на переговорах в любом случае. В этот список входят такие вопросы, как ослабление импортных сельскохозяйственных стандартов и приватизация американскими корпорациями британской Национальной службы здравоохранения (NHS) (в чём премьера Джонсона постоянно обвиняют со стороны Лейбористской партии). В отличие от США, британская сторона ещё не опубликовала свои официальные цели переговоров по американскому соглашению — первый шаг в переговорном процессе, что ещё больше запутывает всю эту историю. Что мы имеем в сухом остатке? Британское правительство вряд ли изменит своё мнение по вопросу сотрудничества с Huawei; Трампу придётся смириться с участием китайской корпорации в строительстве сетей 5G в Британии. Не в его интересах портить отношения с важнейшим союзником по ту сторону Атлантики — Президент США много раз обещал заключить «фантастическую» сделку с Соединённым Королевством. На кону не только дивиденды от создания соглашения о зоне свободной торговли с Великобританией (с возможной взаимной ликвидацией и нетарифных ограничений), но и от влияния заключения соглашения на исход выборов в США. С другой стороны, Джонсон, по всей видимости, ещё не определился с местом Великобритании в мире после выхода страны из ЕС; это видно по его непонятному стремлению вести переговоры с Еврокомиссией только до конца года (скорее всего, стороны не успеют прийти к соглашению) и откладывать начало серьёзных переговоров с Вашингтоном по торговой сделке на неопределённый срок. Если до конца года какие-то два центра Атлантического региона из трёх придут к заключению торгового соглашения между собой, 2020 год станет определяющим для предстоящего десятилетия по влиянию на мировую экономику и международные экономические отношения. Источники: 1) TRADE SNUB Boris Johnson risks deepening tensions with Donald Trump by cancelling a trip to the US to see him; 2) U.S. Won't Hand Over American Diplomat's Wife Wanted In Fatal U.K. Car Crash; 3) Defence Secretary Gavin Williamson sacked over Huawei leak;

4) Huawei decision 'like allowing KGB to build UK phone network' in cold war, says US senator - live news; 5) Huawei set for limited role in UK 5G networks;

6) NO WEI BACK Boris Johnson blasted after defying advice from US and MPs not to let Huawei build 5G network over spying fears; 7) Britain Knows It’s Selling Out Its National Security to Huawei;

8 ) Canada, isolated over Huawei 5G, is studying British decision; 9) Brussels warns UK will suffer more from lack of EU trade deal;

10) The challenges facing UK-US trade talks; 11) Пенс не стал отрицать возможность того, что работа Huawei в Британии подорвет перспективы торговой сделки Вашингтона и Лондона;

12)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся