Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Константин Косачев

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член РСМД

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев – о том, как искал могилу своего двоюродного деда, погибшего во время Великой Отечественной войны.

Год назад в преддверии Дня Победы я рассказывал о том, что в архивах Министерства обороны сумел найти следы своего двоюродного деда, Евстафия Афанасьевича Санникова, 1902 года рождения, который погиб 9 декабря 1941 года в деревне Жуково, под Москвой. Тогда это была всего лишь одна строчка в списке безвозвратных боевых потерь. И я дал себе зарок — искать дальше, устанавливать его судьбу и обязательно приехать в то место, где он погиб, постараться найти его следы здесь.

И я это сделал. Это Ленинградское шоссе, примерно 100 км от Москвы. Я приехал в деревню Жуково, не зная, что я здесь увижу, не зная, что здесь сохранилось. И при повороте на эту деревню (это называется село Спас-Заулок), я сразу же обнаружил мемориал. Обелиск памяти героев Великой Отечественной войны (вот он сейчас, за моей спиной) с вылитыми там фамилиями. С замиранием сердца я подошел к этому мемориалу. Я сразу же увидел, что это «мой» мемориал, потому что среди прочих населенных пунктов, там указана и деревня Жуково, где погиб мой дед. И я пошел взглядом по фамилиям, думая, что вот-вот, и я увижу фамилию Санников, и я «вернусь» к своему деду, я верну его память.

И первым моим разочарованием было то, что я не увидел этой фамилии на этом мемориале. Конечно, я расстроился. Потом я понял, что я совершил ошибку. Что по определению здесь, на этом мемориале, не могло быть фамилии моего деда, потому что здесь увековечиваются имена не тех, кто здесь погиб, а тех, кто отсюда родом. И здесь очень много фамилий одинаковых. Это сыновья и отцы, это братья, в том числе из деревни Жуково. И очень здорово, что эта память о них сохраняется столь бережно.

Но на этом мой путь, конечно же, не закончился. Я понял, что нужно искать дальше. И я поехал в деревню Жуково, которая здесь рядом, буквально в 300 метрах отсюда, начинается стык в стык с селом Спас-Заулок.

И вот я в Жуково, там, где погиб мой дед. Конечно, я приехал сюда в надежде увидеть либо захоронение, либо мемориал. Искал, говорил с местными жителями... Здесь в деревне нет ничего. Но здесь есть самое главное: здесь есть поле, на котором и шел тот страшный бой в декабре 41-го года (точнее бои, потому что их было много, они продолжались много дней). Я изучал историю московской битвы, отталкиваясь от судьбы моего деда, от 5-го декабря 41 года. Это день Воинской Славы, это переломный день, когда мы остановили немцев в 30 километрах от московского Кремля. И когда наконец-то война начала разворачиваться вспять.

8 декабря 41 года Гитлер издал директиву за № 39, которая впервые наступательную операцию на советском направлении переквалифицировала в оборонительную. Гитлер 8 декабря 41 года признал, что нацистская армия перестала наступать, она отступает.

На следующий день, 9 декабря 41 года, здесь, на этом поле, погиб мой дед.

Я потом смотрел цифры: в битве за Москву, положили свои жизни более полумиллиона советских солдат и офицеров. Здесь воевала 379-я стрелковая дивизия. Мой дед служил в 1253-м стрелковом полку стрелком, как написано по документам, обычным солдатом. Полк шел с той стороны, с деревни Минино. Шоссе по эту сторону... Там были немцы, они были в Спас-Заулке. Оттуда их выбивала 379-я стрелковая дивизия. И всего с декабря по февраль, пока здесь продолжались бои, 379-я стрелковая дивизия потеряла здесь в Жуково, в соседних населенных пунктах, более 1500 человек.

Я стал расспрашивать тех, с кем удалось поговорить, здесь в деревне: а как это было? Конечно, мало, кто помнит события того времени. Но память об этом сохраняется. И самое главное, кто-то из моих собеседников, вдруг сказал: «Знаете, а ведь в церкви, которая находится в Спас-Заулке, есть кладбище. И там, по-моему, есть братская могила. Наверное, она времен войны. Поезжайте туда, посмотрите. Может быть, там вы найдете своего деда». И я поехал обратно в Спас-Заулок.

Долго искал «мою» братскую могилу сам. Не удалось. Пошел в церковь. С помощью батюшки, вернувшись сюда, пришел. Вот эта могила. Там плиты с именами тех, кто здесь нашел свой последний покой. И у меня в третий раз забилось сердце, и я стал уже здесь совершенно осознанно искать фамилию своего Санникова. Надписи не очень легко читаемы. Потом я установил, что весь мемориал был построен в 1959 году, вот уже 60 лет назад. Но я разобрал необходимые мне буквы по алфавиту... И в третий раз испытал горе разочарования, потому что и здесь Санникова нет. Я тут же увидел, что, наверное, такие же, как я люди, ищущие следы, памяти о своих погибших здесь родственниках, и не находя их среди увековеченных на мемориале имен, стали устанавливать свои отдельные таблички в память о своих героях. Ну и я, собственно говоря, подумал, что, наверное, надо будет идти тем же путём, и в конечном итоге и Евстафий Афанасьевич Санников будет здесь.

Уже потом, в ходе архивных поисков, в архивах Министерства обороны мне удалось найти паспорт этой братской могилы. И в паспорте, составленном тогда, указано, что здесь захоронены 100 известных бойцов, это их имена на плитах, и ещё 256 неизвестных, тех, кто погиб здесь в Жуково, здесь в Спас-Заулке погиб точно так же, как и те, кто нашли свою память на этих плитах, но кто по тем или иным причинам остался безвестным героем. Потом мне удалось установить, что уже в более позднее время на поле в Жуково находили останки неизвестных солдат той войны. И ещё трое таких героев в 2005 году дополнительно захоронены в этой братской могиле. Немного не бьётся счёт. Должно быть 359, сейчас официальный паспорт указывает цифру 360 и это означает, что, наверное, точная цифра. И все точные имена тех, кто здесь захоронен, вряд ли удастся установить. Ну всё, что можно сделать для этого, будет обязательно сделано и мною, и теми, кто готов участвовать в этой работе, кто, может быть, увидит этот репортаж, и кто включится в эту работу. Потому что, на мой взгляд, эта работа очень важна и именно сейчас, спустя 7 с лишним десятилетий после Великой Победы.

И вот уже практически потеряв надежду дойти до конца в своих поисках, я предпринял последний шаг, я решил найти человека, который знает это кладбище, знает захоронение и, может быть, что-то дополнительно скажет мне о Братской могиле. Такого человека я не нашёл. Но здесь есть такая обычная мастерская, которая изготавливает надгробные камни. И я поговорил с мастером. И этот мастер вдруг мне говорит: «Постойте, но там на кладбище есть ещё одна братская могила. Непонятно... Никто не знает, что это такое. Попробуйте поискать». И я опять вернулся сюда. И я стал ходить между могил, протискиваться рядам, и я нашёл эту вторую братскую могилу — вот она. Она очень простая, она неухоженная, стоит православный крест. И на нём лаконичная надпись: «Вечная память Иоанну и его сотоварищам», и даты «10 декабря 1941 года — 1 марта 1942 года». Это то самое захоронение, это вторая братская могила. Очевидно одно: здесь такие же бойцы, попавшие в битве под Москвой, здесь такие же герои. И по состоянию на сегодня не один раз выверив все списки, помимо тех 100, увековеченных на официальной братской могиле, мы имеем сейчас подтверждённые имена ещё 352 героев, включая моего деда, которые достойны нашей памяти, и которые погибли, и захоронены здесь. Плюс, ещё один список из 142 фамилий. Это люди, которые считаются без вести пропавшими, но пропали они тоже здесь. И возможно, кто-то из них, наверное, не все, но кто-то из них тоже упокоен в этих двух братских могилах.

И тогда я принял для себя решение: я не буду делить этих людей на тех, кто совершенно точно здесь захоронен или захоронен, возможно; на тех, кто погиб со своим именем; на тех, кто пропал без вести. У меня есть выверенный список из 494 фамилий, каждая из которых будет увековечена здесь, на этой второй братской могиле. Это работа ведётся, и я надеюсь ее завершить в течение текущего года с тем, чтобы к следующему Дню Победы постараться разыскать и привезти сюда как можно больше родственников этих людей. А сейчас я приезжаю сюда со своими родственниками. Я был здесь со своей мамой, которая помнит войну, со своей родной сестрой, со своими детьми, со своими внуками. Сегодня я здесь со своей женой. Это стало событием нашей семейной истории. Но это совершенно точно должно быть событием, явлениям нашей общей российской истории. И так обязательно будет. Вечная память героям той войны. Они остаются с нами до тех пор, пока жива память. И эта память будет увековечена здесь в селе Спас-Заул Клинского района Московской области Российской Федерации.

Источник: АиФ

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся