Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Василий Кашин

К.полит.н., директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, член РСМД

Сегодня проблема Тайваня рассматривается в Пекине как главный камень преткновения в отношениях с Америкой. На протяжении десятилетий и США, и КНР планируют развитие своих сил на Тихом океане, держа в уме различные варианты обострения конфликта вокруг этого острова.

Резкий всплеск военной активности Китая возле Тайваня произошел после визита на остров в августе 2022-го спикера палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси. Хотя власти КНР продолжают заявлять, что тайваньская проблема должна решиться преимущественно мирными средствами, налицо признаки подготовки всех вовлеченных сторон (Тайваня, КНР и Америки) к полномасштабному конфликту.

Эта подготовка по обе стороны Тайваньского пролива давно вышла за привычные рамки увеличения военных закупок и учащения маневров. Сегодня речь идет о повышении мобилизационной готовности промышленности и экономики в целом; совершенствовании системы воинской службы; ужесточении режима безопасности; кампании по повышению бдительности населения; усилении публичной активности органов контрразведки.

Это все, конечно, не значит, что военное столкновение предопределено. Но сейчас оно гораздо вероятнее, чем раньше. И если война из-за Тайваня начнется, она будет иметь без преувеличения глобальные последствия.

Китай – крупнейшая в мире страна по масштабам производства обрабатывающей промышленности. Он почти монополизировал выпуск отдельных видов продукции – от сложной до самой простой, определяющей повседневную жизнь людей во всех уголках мира. Например, Китай производит 70% всех детских игрушек, 90% всех ноутбуков, 80% всех компонентов для оборудования солнечной энергетики, более 60% всех смартфонов. Тайвань, в свою очередь, производит 60% всех микрочипов и более 90% микрочипов, выпускаемых по передовым технологическим процессам.

С таким уровнем индустриальной зависимости мира от КНР и Тайваня война станет событием, которое разделит историю мировой экономики на до и после. Последствия конфликта почувствует на себе не только каждая страна, но и каждое домохозяйство в мире.Именно поэтому вопрос о том, как будет выглядеть конфликт, если он начнется, имеет огромное и вполне практическое значение. Характер военных приготовлений КНР, США и Тайваня, а также опыт конфликта на Украине позволяет сделать некоторые предположения на этот счет.

Сегодня проблема Тайваня рассматривается в Пекине как главный камень преткновения в отношениях с Америкой. На протяжении десятилетий и США, и КНР планируют развитие своих сил на Тихом океане, держа в уме различные варианты обострения конфликта вокруг этого острова.

Резкий всплеск военной активности Китая возле Тайваня произошел после визита на остров в августе 2022-го спикера палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси. Хотя власти КНР продолжают заявлять, что тайваньская проблема должна решиться преимущественно мирными средствами, налицо признаки подготовки всех вовлеченных сторон (Тайваня, КНР и Америки) к полномасштабному конфликту.

Эта подготовка по обе стороны Тайваньского пролива давно вышла за привычные рамки увеличения военных закупок и учащения маневров. Сегодня речь идет о повышении мобилизационной готовности промышленности и экономики в целом; совершенствовании системы воинской службы; ужесточении режима безопасности; кампании по повышению бдительности населения; усилении публичной активности органов контрразведки.

Это все, конечно, не значит, что военное столкновение предопределено. Но сейчас оно гораздо вероятнее, чем раньше. И если война из-за Тайваня начнется, она будет иметь без преувеличения глобальные последствия.

Китай – крупнейшая в мире страна по масштабам производства обрабатывающей промышленности. Он почти монополизировал выпуск отдельных видов продукции – от сложной до самой простой, определяющей повседневную жизнь людей во всех уголках мира. Например, Китай производит 70% всех детских игрушек, 90% всех ноутбуков, 80% всех компонентов для оборудования солнечной энергетики, более 60% всех смартфонов. Тайвань, в свою очередь, производит 60% всех микрочипов и более 90% микрочипов, выпускаемых по передовым технологическим процессам.

С таким уровнем индустриальной зависимости мира от КНР и Тайваня война станет событием, которое разделит историю мировой экономики на до и после. Последствия конфликта почувствует на себе не только каждая страна, но и каждое домохозяйство в мире.Именно поэтому вопрос о том, как будет выглядеть конфликт, если он начнется, имеет огромное и вполне практическое значение. Характер военных приготовлений КНР, США и Тайваня, а также опыт конфликта на Украине позволяет сделать некоторые предположения на этот счет.

Конфликт начнется внезапно

С августа 2022-го Китай поддерживает высокий уровень активности в районах, где раньше его военные действовали крайне редко. Например, в зоне восточнее медианной линии в Тайваньском проливе. До 2020 года китайские авиация и флот практически не нарушали эту линию, но по мере ухудшения китайско-американских отношений авиация КНР стала летать в этом районе все чаще и чаще.

После визита Пелоси в период между 1 сентября и 31 декабря 2022-го число нарушений медианной линии достигло 564 самолетовылетов, что в 24 раза больше, чем за весь предыдущий период наблюдений, начиная с 1954 года. В текущем году только в августе эту линию пересекли более 300 самолетов.

Полеты совершаются крупными группами, состоящими из бомбардировщиков, истребителей, самолетов разведки и радиоэлектронной борьбы, как это и должно быть при нанесении удара и порой с подвешенным оружием. В таких полетах участвует как авиация ВВС НОАК, так и авиация ВМС НОАК.

C августа 2022-го возле острова идут и постоянные учения флота, а на близлежащем китайском побережье – сухопутных войск НОАК. Активность такого масштаба выходит за рамки боевой подготовки. Первая задача, очевидно решаемая китайцами, – изматывание и деморализация тайваньских вооруженных сил, а также снижение их бдительности. Столь высокая активность затратна и для китайцев. Но из-за кратного превосходства в численности НОАК может проводить ротацию своих сил вокруг острова, в то время как тайваньские вооруженные силы, особенно ВВС и флот, находятся в постоянном напряжении, с высоким уровнем износа техники и усталости личного состава.

Когда столь высокая активность становится привычной, появляется возможность под ее прикрытием подготовить и провести внезапную атаку. Пока Китай поддерживает нынешний темп военных мероприятий вокруг острова, у него есть хорошая возможность достичь оперативной внезапности при нападении. Но нынешняя активность КНР вокруг Тайваня может смениться и деэскалацией – в зависимости от политических событий ближайших месяцев. Например, от намеченных на январь выборов президента и парламента Тайваня, а также первых шагов новых властей острова. Разрядка, если она действительно случится, может оказаться временной и закончиться новым обострением в ответ на действия Вашингтона или Тайбэя, которые Китай сочтет недружественными.

Характер конфликта трудно предсказать

Важным уроком конфликта на Украине стала неспособность обеих сторон правильно оценить характер, размах и продолжительность боевых действий, а также уровень потерь. Военно-промышленная база и России, и Запада оказалась не вполне готова к происходящему, что обернулось хроническим дефицитом боеприпасов и ряда видов вооружения. При этом выяснилось, что неготовность Запада куда больше, чем неготовность России, которая смогла в 2022–2023 годах наращивать темпы производства основных видов вооружений быстрее, чем противник.

Боевые действия на Украине также выявили бесполезность большей части опыта локальных военных конфликтов 1992–2021 годов и серьезные пробелы в военном искусстве и военно-технической политике участников конфликта.

Например, обе стороны не понимали, сколь важны малые беспилотники и барражирующие боеприпасы; недооценивали роль артиллерии и недостаточно уделяли внимания развитию ее материальной части; не подготовили в достаточных количествах легких транспортных средств переднего края.

Кроме того, СВО выявила провал России в производстве средств связи и управления тактического звена и провал Запада в производстве массовых и дешевых средств войсковой ПВО.

По степени сложности конфликт вокруг Тайваня станет чем-то вроде украинского кризиса, возведенного в кубическую степень. Война за Тайвань будет включать в себя боевые действия на суше, но даже они окажутся сложнее, чем бои на Украине, в силу большей площади городской застройки и гористого рельефа центра острова.

Это будет первая крупная высокотехнологичная война на море после 1945 года. За весь период после Второй мировой было лишь несколько ограниченных по масштабам столкновений флотов региональных держав. Многие тактические приемы и типы морских вооружений, существующие сегодня, никогда полноценно не применялись в реальном бою либо использовались в единичных эпизодах.

Ситуация дополнительно усложнится ограниченным вовлечением в конфликт вооруженных сил США и вероятными попытками КНР изолировать театр военных действий, организовав блокаду Тайваня. Впервые в боевых условиях против сопоставимого противника будут применяться такие виды вооружений, как баллистические и гиперзвуковые противокорабельные ракеты, противокорабельные ракеты подводных лодок, морская ракетоносная авиация, тяжелые подводные и авиационные ударные беспилотники. Как это все покажет себя в условиях Тихого океана, неизвестно. Степень неопределенности тут максимальна, многое может пойти не по плану, и исход войны будет зависеть от ресурсов каждой из сторон и ее способности к адаптации.

Вероятно, конфликт продлится значительное время

Исходя из опыта конфликта на Украине, молниеносный захват Тайваня практически исключен. Быстрый захват острова возможен, только если его политическая система и госуправление, не выдержав шока начала войны и первых потерь, перестанут функционировать в первые дни боев. В любом другом случае война растянется как минимум на многие месяцы.

Сама по себе высадка на остров потребует от китайцев длительной подготовки: подавление ПВО, уничтожение тайваньского флота, выведение из строя имеющихся на острове авиабаз, удары по инфраструктуре и сухопутным войскам, взятие под контроль малых островов в Тайваньском проливе.

Каждый из этих элементов – отдельная, технически очень непростая операция. Некоторые из них будут уникальны по своей сложности за всю историю после Второй мировой. И только после их завершения китайская армия сможет высадиться на острове, где ей предстоит иметь дело c тайваньскими сухопутными войсками мирного времени численностью до 200 тысяч человек, усиленными сотнями тысяч резервистов.

По мере того как все более очевидным было превосходство авиации и флота НОАК, сухопутные войска становились предметом особого внимания тайваньского командования. Была усилена боевая подготовка сухопутных войск и резервов для них, втрое (с четырех месяцев до года) увеличен срок службы по призыву. Реорганизована подготовка резервов вооруженных сил.

Многие виды вооружений Тайвань производит самостоятельно. Остров имеет довольно развитый ВПК, выпускающий весь спектр стрелкового оружия, легкую бронетехнику, средства связи, РСЗО, несколько типов ЗРК и беспилотников. При этом в США размещены заказы на танки «Абрамс» M1A2, РСЗО HIMARS, гаубицы М109А6 и другое оружие. Правда, некоторые поставки серьезно задерживаются из-за Украины: общий объем невыполненных заказов для Тайваня приближается к $20 млрд. Но в последнее время США и Тайвань стараются побыстрее решить эту проблему. Китайский флот попытается блокировать Тайвань, отрезав его от снабжения, но успешность такой блокады в условиях включения в конфликт США сомнительна. Таким образом, если политическая система Тайваня выдержит первый шок, а его армия будет сражаться, захват острова окажется долгим предприятием.

Китай, скорее всего, победит

При затяжном конфликте решающим фактором станет, как всегда, военная экономика. Масштабные санкции, которые введут против Пекина в начале конфликта, будут постепенно усиливаться (как это было с Россией на фоне СВО) и в дальнейшем станут перманентными.

Но тут надо иметь в виду, что Китай не просто крупнейшая держава по масштабам обрабатывающей промышленности (более 28% мирового производства – больше, чем у США и Японии, вместе взятых), но еще и страна с развитой и постоянно совершенствующейся системой военной мобилизации экономики, которой нет на Западе. Способность к резкому наращиванию промышленного производства необходимых материалов в условиях кризиса была наглядно продемонстрирована в период пандемии COVID-19, когда в течение нескольких недель КНР перешла от скупки медицинских материалов по всему миру к их экспорту в колоссальных объемах.

В производстве ключевого расходного материала современной войны, легких беспилотников, Китай превосходит весь остальной мир, вместе взятый. Причем превосходит на порядок: одна только китайская компания DJI имеет долю мирового рынка, близкую к 70%.

Китай неплохо обеспечен многими видами природных ресурсов и, помимо этого, годами формировал колоссальные запасы стратегических видов сырья и продовольствия. На середину 2022-го на него приходилось 69% мировых резервов кукурузы, 60% запасов риса, 51% резервов пшеницы. Стратегические резервы нефти, как предполагается, покрывают потребности страны минимум на квартал.

Зависимость КНР от импорта нефти в 2021-м составляла 72%. США могут пытаться блокировать поставки в КНР по морю, но никак не могут повлиять на поставки нефти и других видов сырья по суше из России и стран Центральной Азии.

Гарантированная поддержка со стороны России, ведущего мирового производителя энергоносителей, продовольствия и многих других видов сырья, в сочетании со значительными стратегическими резервами, вероятно, позволит КНР воевать неопределенно долго, с учетом возможности административного ограничения расходов на второстепенные цели. Свою роль могут сыграть и созданные с участием КНР транспортные коридоры через Центральную Азию, Пакистан, Мьянму.

Наконец, значение имеет и то, что театр военных действий будет находиться вблизи Китая и на большом удалении от США. КНР может столкнуться с трудностями и неудачами в борьбе за Тайвань, но, скорее всего, добьется успеха.

Какие это может иметь последствия

Катастрофичность этой войны для глобальной экономики едва ли удержит ее потенциальных участников от того, чтобы перейти Рубикон. Огромные структурные проблемы, накопившиеся во всех крупных экономиках мира, колоссальный груз долгов могут даже подталкивать лидеров разных стран к тому, чтобы «перезагрузить систему» за счет введения экстренных военных инструментов ручного управления экономикой.

Длительная война приведет к первоначальному шоку с остановкой большого числа производств, пересмотру основ финансовой и экономической политики крупных стран, развалу существующей системы торговых соглашений и экстренным мерам по перезапуску и расширению промышленности.

Возможно, многие отрасли мировой экономики ждет участь российского автопрома в 2022-м – шок, остановка производства, а затем возобновление выпуска на более низком техническом уровне и по гораздо более высоким ценам. Перед развитыми странами Запада встанет задача реиндустриализации в сжатые сроки и любой ценой. Здесь ключевой проблемой станет нехватка рабочей силы. Ее стоимость взлетит до небес, а за квалифицированными рабочими и производственными мощностями будут охотиться по всему миру.

Не исключено, что эта ситуация станет шансом на экономический рывок для стран Южной Азии, оставшихся в стороне от конфликта. Вместо постепенной расцепки мир ускоренно поделится на противостоящие военно-политические и экономические блоки. Мировой рынок сырья, возможно, также разделится на несколько слабо связанных сегментов, что может привести к острому экономическому кризису и нестабильности в ряде развивающихся стран.

Последствия войны скажутся на стандартах потребления каждого домохозяйства: тенденция к постепенному падению стоимости и повышению доступности некоторых видов товаров (прежде всего электроники) сменится на противоположную. Россию, вероятно, будет ждать вторая волна резкого расширения экономических связей с Китаем – теперь уже из-за обвального ограничения внешнеэкономических связей КНР с рядом традиционных партнеров. Такой уровень взаимной зависимости потребует нового осмысления нашей экономической стратегии и подходов к отношениям с Пекином.

В то же время уже произошедшая изоляция российской финансовой системы и экономики от Запада, хорошая обеспеченность ресурсами и постепенно набирающее силы импортозамещение позволяют надеяться, что Россия перенесет этот шок лучше других крупных стран.

 


Источник: Профиль

(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся