Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Ярослав Лисоволик

Д.э.н, старший управляющий директор Сбербанка, начальник аналитического управления департамента глобальных рынков — Sberbank Investment Research, член РСМД

Саммит «Большой двадцатки» (G20) в Японии – одно из самых ожидаемых событий нынешнего года. Члены мирового сообщества рассчитывают, что именно на этой встрече произойдёт прорыв в отношениях США и Китая и обе страны положат конец идущей между ними торговой войне. Недаром ведь прошлогодний саммит G20 ознаменовался временным разрешением торговых противоречий между обоими тяжеловесами. Впрочем, на этот раз достижение прогресса на двусторонних переговорах маловероятно: американская сторона даёт понять, что для оптимистических надежд нет особых оснований, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Саммит «Большой двадцатки» (G20) в Японии – одно из самых ожидаемых событий нынешнего года. Члены мирового сообщества рассчитывают, что именно на этой встрече произойдёт прорыв в отношениях США и Китая и обе страны положат конец идущей между ними торговой войне. Недаром ведь прошлогодний саммит G20 ознаменовался временным разрешением торговых противоречий между обоими тяжеловесами. Впрочем, на этот раз достижение прогресса на двусторонних переговорах маловероятно: американская сторона даёт понять, что для оптимистических надежд нет особых оснований, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Вместо того, чтобы пытаться найти краткосрочные решения торгового спора, G20 скорее нужно заняться разрешением долгосрочных проблем, влияющих на эффективность этой площадки, в частности, проблемы инклюзивности и проблемы укрепления связей с остальными членами мирового сообщества.

За прошедшее десятилетие был выдвинут ряд инициатив по укреплению площадки G20 и международного сотрудничества в её рамках. По словам бывшего члена правления ЕЦБ Йорга Асмуссена, «её неэффективность зиждется на четырёх взаимосвязанных измерениях деятельности по управлению мировой экономикой»: качестве руководства, согласованности действий, эффективности деятельности и её легитимности1. Были выдвинуты предложения, призванные устранить названные недостатки, в том числе внедрение системы мониторинга выполнения обязательств, взятых на себя странами «двадцатки» (это должно обеспечить большую прозрачность и строгую отчётность в рамках деятельности G20), и создание секретариата для обеспечения большей согласованности в действиях группы.

Йорг Асмуссен выступил с ещё одним предложением, а именно, создать систему общих ценностей, которые задали бы G20 чёткое направление движения. Что касается вопроса легитимности G20, то Йорг Асмуссен сообщает следующее: «С глобальной точки зрения, в её состав до сих пор не входит 80% стран мира; по мнению некоторых аналитиков, это обстоятельство ослабляет её легитимность в качестве структуры, устанавливающей правила для глобальной экономики»2. Ему вторят Паола Субакки и Стивен Пикфорд из «Чатем-хауса»: «Развивая связи G20 с более широким кругом стран и создав постоянный секретариат, можно превратить её в более представительную организацию. Но это потребует времени и вызовет споры (среди государств-членов)»3.

Для укрепления легитимности G20 и установления контактов между ней и более широким кругом стран Йорг Асмуссен предлагает в большей степени полагаться на содействие международных организаций, а не принимать эти страны в качестве новых членов группы. Кстати, международные организации не обязательно должны быть структурами мирового масштаба, можно привлекать и региональные интеграционные объединения. В данном контексте может по-новому прозвучать предложение Валдайского клуба создать площадку R20 для сотрудничества между региональными институтами развития и интеграционными объединениями4, которое совпадает с призывами к расширению связей G20 с другими странами. Чтобы расширить охват инициатив, выдвигаемых в рамках R20, G20 может также приглашать представителей панконтинентальных союзов вроде Африканского союза и CELAC. Привлечение подобных региональных структур значительно увеличит долю стран, занятых в деятельности G20 по расширению контактов с другими странами.

Трезвая оценка ситуации подсказывает, что масштабные изменения в архитектуре G20 в ближайшей перспективе едва ли возможны. Скорее предпочтение будет отдаваться «искусству возможного», в частности улаживанию торговых споров между крупнейшими экономиками. Кроме того, G20 может оказаться подходящей площадкой для обсуждения недавнего предложения президента Путина об исключении товаров гуманитарного назначения, таких как медикаменты, из числа предметов, подпадающих под торговые ограничения. Ценная сама по себе, эта гуманная инициатива также придаст G20 характер большей экономической открытости в глазах мирового сообщества.

Пока что эмпирические исследования о влиянии саммитов G20 на состояние финансовых рынков до прихода к власти Трампа свидетельствуют о том, что такое воздействие было в лучшем случае умеренным5. Однако уже сейчас G20 становится одной из немногих площадок, на которых лидеры крупнейших экономик могут обсуждать и урегулировать всё более острые экономические разногласия. Это в свою очередь внушает мировым лидерам и руководителям ведущих государств настоятельную необходимость не только давать ответ на краткосрочные вызовы, но также укреплять долгосрочные возможности G20 в качестве важнейшей опорной конструкции и поборника многостороннего подхода в рамках глобальной экономики.
The future of global economic governance. Speech by Jörg Asmussen, Member of the Executive Board of the ECB, Hertie School of Governance, Berlin, 22 February 2013 [Будущее управления глобальной экономикой. Речь члена правления ЕЦБ Йорга Асмуссена в Школе управления Hertie, Берлин, 22 февраля 2013 г.] https://www.ecb.europa.eu/press/key/date/2013/html/sp130222_1.en.html
The future of global economic governance. Speech by Jörg Asmussen, Member of the Executive Board of the ECB, Hertie School of Governance, Berlin, 22 February 2013 [Будущее управления глобальной экономикой. Речь члена правления ЕЦБ Йорга Асмуссена в Школе управления Hertie, Берлин, 22 февраля 2013 г.] https://www.ecb.europa.eu/press/key/date/2013/html/sp130222_1.en.html
3 P. Subacchi and S. Pickford. Legitimacy vs Effectiveness for the G20: A dynamic approach to global economic governance [G20: Легитимность против эффективности. Динамичный подход к управлению глобальной экономикой]. Chatham House. October 2011. IE BP 2011/01
4 См.: Yaroslav Lissovolik, Anton Bespalov, Andrei Bystritskiy. Regional Trade Blocs as Supporting Structures in Global Governance[Ярослав Лиссоволик, Антон Беспалов, Андрей Быстрицкий, «Региональные торговые объединения как структуры поддержки глобального управления»]. March 31, 2019. http://t20japan.org/wp-content/uploads/2019/04/t20-japan-tf6-6-regional-trade-blocs-global-governanc...
5 Marco Lo Duca and Livio Stracca. The effect of G20 summits on global financial markets. 2014 [Марко Ло Дука и Ливио Стракка, «Воздействие саммитов G20 на мировые финансовые рынки. 2014.»] https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/scpwps/ecbwp1668.pdf

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся