Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Евгений Бужинский

Председатель Совета ПИР-Центра, генерал-лейтенант, вице-президент РСМД

Наша армия действительно хорошо подготовилась. Были учтены ошибки первого этапа кампании, оперативно ликвидировано отставание по некоторым позициям. Например, по беспилотникам. Одно время, имея по службе возможность изучить этот вопрос, я думал, что мы отстали здесь навсегда — и от США, и от Израиля, и от Китая. У нас были только отдельные модели разведывательных дронов, а про ударные речь вообще не шла. И вдруг мы совершили настоящий скачок и по количеству, и по качеству этих вооружений. Наши «Ланцеты» теперь впереди планеты всей — по точности, эффективности и другим параметрам.

Что же касается украинцев, то они понадеялись на натовских инструкторов. Но вот вопрос: когда сами натовцы, те же немцы, последний раз успешно воевали «на земле» — на полях Второй мировой? Чему они могут кого-то научить? Или, скажем, были сообщения о том, что британцы учат украинцев «десантироваться на необорудованное побережье». А где они сами последний раз так десантировались — в 1944 году в Нормандии?

Удивило меня и то, что ВСУ переняли натовскую тактику действовать батальонными группами, нащупывая узкие места в нашей обороне. Хотя в конфликте такого масштаба, при такой протяженности линии боевого соприкосновения, действовать можно только по канонам советской военной науки. Проводить наступление, не имея превосходства (а лучше господства) в воздухе, не имея хотя бы двукратного или даже трехкратного превосходства в живой силе, в бронетехнике, ствольной артиллерии, РСЗО, — дело безнадежное. И нет причин ожидать, что ситуация для украинцев изменится. Количество новой техники, которую американцы обещали им поставить, смехотворно. 10 танков, 20 самолетов, 30 гаубиц — как они могут переломить эту ситуацию?

Провал наступления ВСУ признали уже и на Западе, и на самой Украине. Что именно так всё и произойдет, ещё в мае на страницах «АиФ» предсказал бывший замначальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, вице-президент Российского совета по международным делам генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский.

«Нельзя проводить наступление, не имея превосходства»

Виталий Цепляев, aif.ru: — Евгений Петрович, не могу не отдать вам должное как прогнозисту. На ваш взгляд, почему разрекламированное наступление не удалось — российская армия к нему подготовилась хорошо, а украинская — не очень?

Евгений Бужинский: — Наша армия действительно хорошо подготовилась. Были учтены ошибки первого этапа кампании, оперативно ликвидировано отставание по некоторым позициям. Например, по беспилотникам. Одно время, имея по службе возможность изучить этот вопрос, я думал, что мы отстали здесь навсегда — и от США, и от Израиля, и от Китая. У нас были только отдельные модели разведывательных дронов, а про ударные речь вообще не шла. И вдруг мы совершили настоящий скачок и по количеству, и по качеству этих вооружений. Наши «Ланцеты» теперь впереди планеты всей — по точности, эффективности и другим параметрам.

Что же касается украинцев, то они понадеялись на натовских инструкторов. Но вот вопрос: когда сами натовцы, те же немцы, последний раз успешно воевали «на земле» — на полях Второй мировой? Чему они могут кого-то научить? Или, скажем, были сообщения о том, что британцы учат украинцев «десантироваться на необорудованное побережье». А где они сами последний раз так десантировались — в 1944 году в Нормандии?

Удивило меня и то, что ВСУ переняли натовскую тактику действовать батальонными группами, нащупывая узкие места в нашей обороне. Хотя в конфликте такого масштаба, при такой протяженности линии боевого соприкосновения, действовать можно только по канонам советской военной науки. Проводить наступление, не имея превосходства (а лучше господства) в воздухе, не имея хотя бы двукратного или даже трехкратного превосходства в живой силе, в бронетехнике, ствольной артиллерии, РСЗО, — дело безнадежное. И нет причин ожидать, что ситуация для украинцев изменится. Количество новой техники, которую американцы обещали им поставить, смехотворно. 10 танков, 20 самолетов, 30 гаубиц — как они могут переломить эту ситуацию?

— Недавно главком ВСУ Залужный в интервью The Economist заявил о позиционном тупике, преодолеть который пока не может ни одна из сторон. Что за этим заявлением кроется — стремление начать переговоры или желание добиться от Запада резкого увеличения поставок оружия?

— Думаю, скорее второе. Потому что сегодня разговор о переговорах для Украины равносилен разговору о капитуляции. Возможно, Залужный и хотел бы «подморозить» конфликт, чтобы перевооружиться, получше подготовиться и опять пойти в наступление. Но мне кажется, России такая «подморозка» не нужна. Нельзя останавливаться, пока есть возможность добиться поставленных целей.

— Каким, по вашему мнению, будет характер зимней кампании?

— Победить, оставаясь в активной обороне, невозможно. Так можно только истощить силы противника, вымотать его. Поэтому я очень надеюсь, что наше командование проведет наступательную операцию. Ресурсы для этого имеются. Сейчас немного подсохнет почва, схватится морозом — и бронетехника сможет пойти вперед. Учитывая наше превосходство в авиации и других видах вооружений, можно провести мощную огневую подготовку, чтобы сократить число потерь. И в конечном счете добиться успеха. Задача минимум — освобождение оставшейся территории новых регионов.

— Для чего такие большие силы брошены на взятие Авдеевки — едва ли не самого укрепленного района обороны противника?

— Из Авдеевки они обстреливают Донецк. Потом можно будет идти к оставшимся укрепрайонам — Славянску, Краматорску. А что касается «самого укрепленного» — мы там успешно применяем 500-килограммовые ФАБы, снабженные модулями планирования и коррекции. Но эти бомбы могут быть и полутора-, и трёхтонными — и тогда от этих хваленых укреплений камня на камне не останется. Если мы эти бомбы пока и не применяем, то только из моральных соображений, поскольку в Авдеевке еще остаются мирные жители.

— Говорят, в рядах ВСУ становится меньше иностранных наёмников. Почему они уже не так охотно едут воевать на Украину?

— Наёмники делятся на две категории: идейные и те, кто воюет исключительно ради денег. Первых обычно не больше 25%. По некоторым данным, всего на Украине в составе Интернационального легиона воевало 12 046 иностранных наемников. На текущий момент осталось около 1800 человек. Причина — большие потери и значительное число разочаровавшихся. За время СВО было ликвидировано 5680 наемников, а более 4500 — покинули Украину. Среди «идейных» преобладают поляки, грузины, американцы, австралийцы, англичане. Но они тоже видят, как идет эта кампания. Плюс украинцы не всегда регулярно и честно платят. Поэтому желания рисковать своей жизнью у наемников не прибавляется. Но я бы вообще не рассматривал их как сколько-нибудь значимую силу. Решающий вклад в исход сражений наёмники внести не могут. Они хороши, чтобы воевать с племенами где-нибудь в Африке, вот там эти «дикие гуси» и «солдаты удачи» в прошлом действительно неплохо себя проявили. А в таком серьезном конфликте, как на Украине, они ничем не лучше украинцев.

«Нам нужна капитуляция, мир на наших условиях»

— Судя по тому, что интенсивность применения ракет и дронов в последнее время несколько снизилась, стороны припасают их к зиме, для атак по инфраструктуре и военным объектам?

— Не исключено. Полагаю, что российские войска смогут этой зимой наносить массированные удары, перегружая украинскую ПВО, не давая противнику опомниться. Ведь что такое две батареи «Пэтриот», которые есть у ВСУ? Да, они более или менее прикрыли Киев. Но я напомню: в советское время Украину прикрывала целая армия ПВО — 1200 пусковых установок С-200, С-300, «Буки». А сейчас их в общей сложности не более 100. Даже все объекты критической инфраструктуры защитить ими невозможно, не говоря уже о военных объектах.

— Некоторые эксперты считают, что США заинтересованы в затягивании конфликта, потому что это выгодно их военно-промышленному комплексу. Вы ранее говорили, что бесконечно снабжать Украину оружием Запад не станет. По-прежнему в этом уверены?

— Да. Мне кажется, Байдену в преддверии выборов затягивание конфликта невыгодно. Ему нужно добиться либо победы, на что ВСУ не способны, либо паузы в военных действиях. И сделать вид, что отвоевание каких-то 17 квадратных километров для украинцев — огромный успех.

Чтобы годами поставлять Киеву оружие, американцам и европейцам пришлось бы перезапустить свою военную промышленность, расконсервировать фабрики, которые прекратили работу после окончания холодной войны. Но ВПК на Западе в частных руках, а частникам нужны гарантии, что их долгосрочные инвестиции окупятся, что заказы будут на 10-15 лет вперед. Таких гарантий им дать никто не может. Поэтому западники сейчас пребывают в раздумьях, что делать дальше.

— Попытаются ли они принудить Киев к переговорам с Москвой?

— Киев принудить они могут, но, мне кажется, эти переговоры не нужны нам. Нам нужна капитуляция, мир на наших условиях: признание новых границ РФ, нейтральный статус Украины и ее демилитаризация.

— Исходя из сегодняшней обстановки, как думаете, сколько еще может продолжаться СВО?

— Ответ на этот вопрос знает очень ограниченный круг людей. Если говорить о моих ощущениях, то мне хочется думать, что речь не идет о годах. Если мы проведем хорошую наступательную операцию, то летом 2024 года сможем всё завершить. В любой кампании рано или поздно наступает перелом. А когда он наступает, сыплется фронт, и противник начинает лихорадочно отступать.

«К расширению НАТО мы были готовы»

— Недавно Россия вышла из Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Означает ли это, что такие испытания возобновятся?

— Натурные испытания нужны, если вы делаете что-то совершенно новое. У нас, насколько я могу предположить, планов изобретать какие-то новые ядерные боезаряды нет, соответственно, нет пока и необходимости в испытаниях. Американцам они нужны больше, потому что они собираются принимать на вооружение новые типы зарядов малой мощности для своих крылатых и баллистических ракет. Хотя и они могут обойтись без натурных испытаний, ограничившись компьютерным моделированием. Поэтому выход России из договора — скорее демонстративный шаг. Коль скоро США этот документ так и не ратифицировали, то мы не видим больше смысла ограничивать себя какими-то обязательствами. И если американцы вдруг что-нибудь испытают, то мы тоже сможем это сделать.

— Генсек НАТО Столтенберг призывал принять Швецию в альянс до конца ноября. Для России это что-нибудь изменит или все необходимые решения по укреплению наших северо-западных рубежей были приняты уже после вступления в НАТО Финляндии?

— С 1992 года я по своим должностным обязанностям очень плотно занимался НАТО. Когда запустили программу «Партнерство во имя мира», мы тоже к ней подключились, вплоть до 2014 года принимали участие в натовских учениях, наряду с Финляндией и Швецией. И могли убедиться, что вооруженные силы этих стран давно имеют полную оперативную совместимость с силами стран НАТО. Так что фактически их вступление в альянс ничего не меняет. Это просто юридическая фиксация давно налаженного сотрудничества. Россия к такому сценарию, думаю, была готова. Теперь мы просто получили формальный повод для наращивания своей группировки на северо-западе страны. Учитывая, что в 90-е годы мы этот регион несколько оголили, такое усиление будет во всех отношениях уместным.



Источник: АиФ

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся